Пятница, 09.12.2016, 20:18
Приветствую Вас, Гость

http://tyagachoff-mos.ru/ эвакуатор в измайлово - эвакуатор вао измайлово.


Лоцман из Булони


Жил однажды в Булони старый отставной лоцман, с женой и маленьким сыном.

Пенсию он получал небольшую и поэтому. завел себе лодочку, в которой каждый день ездил удить рыбу. У него был сын лет семи или восьми, который часто просил отца взять его с собой в море, но старый моряк, опасаясь за своего единственного ребенка, не давал согласия. Мальчик же, горя желанием прокатиться по м.орю, спрятался как-то между снастями и парусами, а когда лодка отчалила, выскочил и весело закричал:

– Вот, отец, и я доехал с тобой на рыбную ловлю! Когда лодка подошла к тому месту, где водилась рыба,лоцман увидел корабль с поднятым флагом, что означало просьбу ввести судно в порт. Лодка направилась к кораблю, и, когда подошла к нему, матросы судовой команды спросили рыбака, не лоцман ли он.

– Был раньше лоцманом и, хоть я сейчас в отставке, все же сумею ввести вас в порт.

Его приняли вместе с сыном на борт. Корабль шел из королевства Нац и должен был по приказу короля этой страны привезти мальчика-француза, чтобы на чужбине его воспитать и потом женить на королевской дочери.

Когда королевские посланцы увидали сына лоцмана, им так понравился крепкий на вид, здоровый и смышленый мальчик, что они сказали:

– Нам как раз такой и нужен. Ехать дальше ни к чему.

Накормив и напоив лоцмана, они сказали, что он может вернуться в свою лодку, так как они в нем больше не нуждаются.

Лоцман сел в лодку и стал звать сына, но ему ответили, что мальчик останется на судне, и корабль ушел на всех парусах, оставив отца, потерявшего своего единственного сына, в полном отчаянии.

Корабль прибыл в столицу королевства Нац. Он салютовал городу двадцатью одним пушечным выстрелом, и город ответил ему таким же залпом. Ребенка привели ко двору, и королю очень понравился маленький француз. Он приказал воспитывать славного мальчика так, как если бы это был его собственный сын. Когда тому исполнилось восемнадцать лет, король женил его на своей дочери – его однолетке.

Живя в довольстве и богатстве, сын лоцмана часто вспоминал своих родителей:

– Они не были богаты, когда я покинул их. Хотелось бы мне повидать их и обеспечить на старости лет!

Он поведал жене о своем желании, она нашла его вполне естественным и захотела сопровождать мужа. В королевстве Нац женщины и девушки носят чадру, и муж вправе увидеть лицо своей жены лишь после того, как она станет матерью. Когда муж принцессы попросил у своего тестя разрешения поехать в Булонь, король, раньше чем согласиться, заставил зятя поклясться, что тот во время путешествия не будет пытаться взглянуть на лицо своей жены. А если он узнает, что зять, на горе себе, нарушил клятву, жестоко его накажет.

Принцесса и ее муж сели на корабль и вскоре подъехали к Булони. Корабль салютовал городу двадцатью одним пушечным выстрелом, и таможенная стража, побывав на борту корабля, доложила властям, что принц и принцесса из Наца приехали во Францию поразвлечься. Гости, сойдя с корабля, сели в серебряную лодочку и высадились на берег. Там они увидели префекта, мэра и прочее начальство, которое явилось встретить их и гостеприимно предложить им самые прекрасные покои в городе.

Муж принцессы, окруженный пышной свитой, увидел у покосившего забора старика, в заплатанной матросской блузе, и узнал своего отца. Покинув своих знатных спутников, он подошел к старику и спросил, как тот поживает, Лоцман очень удивился, что господин, одетый в шелка, весь в драгоценностях, осведомляется о здоровье такого бедняка, как он.

– Вы не узнаете меня? – спросил принц.

– Нет, сударь, – ответил старик.

– Я ваш сын, которого увез когда-то за море корабль из королевства Нац. Я женат на принцессе той страны. Как поживает моя матушка?

– Она дома, очень постарела, очень горюет.

– Утешьтесь, отец мой, я приехал, чтобы обеспечить вас на старости лет.

Вернувшись к сановникам, муж принцессы сказал им, что будет жить у старого лоцмана, и гостил у отца три недели.

Однажды мать сказала ему:

– Сын мой, я должна признаться, что одна вещь меня крайне удивляет. Никто ни разу не видел лица твоей жены.

– Так принято в той стране: муж видит лицо своей жены лишь после того, как она становится матерью. Перед отъездом я поклялся тестю уважать этот обычай.

– Будь я на твоем месте, – ответила мать, – я все же захотела бы узнать, кого мне дали в жены – красавицу или урода. Если взяться за дело ловко, твой тесть ничего не узнает.

Сын лоцмана передал жене все то, что ему сказала мать.

– Хорошо, – сказала она, – но я боюсь, как бы об этом не проведал отец. Ведь он в дружбе со всеми волшебниками нашей страны. Тогда он разжалует тебя и жестоко покарает.

Принцесса сняла покрывало, но когда муж поднес светильник к ее лицу, чтобы' получше рассмотреть его, упала искра и обожгла молодой женщине щеку.

– Ах! – воскликнула принцесса. – Этого-то я и боялась! Мы погибли.

Корабль покинул Булонь и пришел в Нац. Как только принц сошел на берег, король спросил его: – Не преступили ли вы мой приказ?

– Нет.

– Я это проверю, и горе вам, если вы нарушили свою клятву.

Он позвал дочь и сказал ей:

– Открывал ли муж твое лицо?

– Нет, батюшка.

– Не лги. Если ты говоришь неправду, я узнаю и накажу тебя так же, как и его.

Когда она подняла свое покрывало, король вначале ничего не заметил. Но, надев очки, он увидел ожог и страшно разгневался:

– Негодная! Уйди с глаз моих и никогда больше не показывайся.

Он послал своих слуг за волшебниками, феями и колдунами и, когда те явились, приказал им превратить зятя в такого урода, какого еще свет не видывал.

Один из колдунов сказал:

– Пусть он будет на один глаз слепой, а на другой – косой.

– Пусть его рот растянется до ушей, – приказал другой.

– Пусть вырастет у него горб сзади и спереди.

– Пусть его нос станет таким, какого еще на свете ни у кого не было.

– Я посажу ему голову задом наперед.

– Пусть он охромеет, одна нога будет вывернута наружу, другая – внутрь.

По мере того как волшебники произносили свои заклинания, превращение совершалось, и когда они кончили, бедный юноша стал таким безобразным существом, которого никогда не бывало. Этим месть короля не ограничилась, – он приказал солдатам выгнать своего зятя из города, как простого бродягу.

Став калекой, бедный сын лоцмана передвигался с большим трудом.

Он долго странствовал; наконец подошел к маленькому домику и, увидав сидевшую у порога старушку, поздоровался с ней. Это была старая фея, которую король яозабыл позвать, когда решил наказать своего зятя.

– Уж не зять ли вы короля?

– Увы, это я.

– Славно же они вас разукрасили! Но, к счастью, у меня еще есть ключ от моего чулана.

Она сходила туда, принесла палочку и сказала:

– Я узнала о ваших злоключениях от соседки, заходившей ко мне сегодня утром за огоньком, и решила хоть немного смягчить ваше уродство, если встречусь с вами.

Она коснулась его своей палочкой, и он стал зрячим на оба глаза, его нос и рот уменьшились наполовину, из двух горбов остался только один, голова оказалась повернутой уже не задом наперед, а только вбок, и он перестал хромать.

Фея передала через него записку своей соседке с просьбой сделать королевского зятя еще прекрасней, чем он был раньше. Сын лоцмана от всей души поблагодарил старую фею и ушел от нее уже не такой печальный, как пришел.

Войдя в дом соседки, он передал ей записку и сказал:

– Добрый день, сударыня Марго.

– А, вы зять короля! Я закончу то, что начала моя кума.

Она взяла свою палочку и пожелала, чтобы сын лоцмана превратился в стройного, прекрасного лицом юношу, и это тотчас же исполнилось. Потом она сказала ему:

– Не унывайте. Вы, конечно, хотите вернуться домой? Вот вам клубок, он будет катиться перед вами и укажет дорогу, по которой вам нужно идти. Даю вам еще два копья. Одним вы убьете любого, кто захочет взять вас в плен, другим будете защищаться от диких зверей.

Фея дала ему хлеба и мяса и предупредила о всех опасностях, которые его ждут в пути.

Он поблагодарил фею и, следуя за клубком, пришел в лес. Около часу шел он по лесу и вдруг увидел на дороге льва. Поодаль лежал медведь, а позади него – леопард. Клубок прокатился по спящим зверям, они проснулись и зарычали. Сын лоцмана отдал одну половину хлеба льву, другую медведю, а леопарду он бросил мясо, п звери пропустили его.

Добрая женщина Марго сказала ему, что под вечер он увидит среди леса ярко освещенный замок. Печь там будет топиться, стол будет накрыт, а кругом – ни души.

Клубок вкатился во двор, прыгнул на крыльцо, и дверь сама собой открылась. Сын лоцмана вошел следом за клубком и, когда обогрелся, сел за стол. Невидимая рука поставила перед ним еду и питье. Потом он лег спать на мягкую постель, а когда утром проснулся, то увидел при-готовленный на столе завтрак. Поев, он собрался уйти, как вдруг появились несколько девиц в белых платьях и загородили ему дорогу.

– Хотите потанцевать со мной? – сказала первая.

– Нет, – ответил он решительно.

– Потанцуйте немного со мной, попросила вторая.

– Нет.

– Не хотите ли потанцевать? – спросила третья.

– Нет, – ответил он тихо.

Уходя, третья девица уронила на лестнице стеклянный башмачок. Сын лоцмана поднял его, и девица, обернувшись, сказала ему:

– Когда я вам понадоблюсь, возьмите этот башмачок и скажите: «Явись мне, прекрасная девица», и я всегда услужу вам.

Он пустился в путь вслед за клубком и вдруг увидел на дороге три огромных призрака.

– Куда идешь ты, ничтожный земляной червь, прах от ног моих? – закричал страшным голосом самый огромный из них.

Сын лоцмана взял башмачок и сказал: – Явись мне, прекрасная девица. – Что я могу для тебя сделать?

– Пусть эти чудища рассыплются пылью, пусть их развеет ветер.

В один миг его желание исполнилось, и он пошел дальше. Долго шел он и наконец пришел в Булонь. Он жил там у своих родителей и не раз упрекал свою мать за то, что она дала ему дурной совет, причинивший ему столько горя.

Так как в первый свой приезд он оставил родителям немалую сумму денег, то купил себе теперь судно; затем вызвал прекрасную девицу.

– Прекрасная девица, – сказал он, – я хотел бы отомстить своему тестю, так жестоко поступившему со мной. Как это сделать?

– Возьми с собой двадцать девять матросов и смело пускайся в путь. Об остальном я позабочусь.

Подойдя к столице королевства Иац, корабль салютовал двадцатью одним пушечным выстрелом, и все высшее начальство порта явилось осведомиться, что этому кораблю угодно.

– Мне угодно взять город, – сказал сын лоцмана.

Эти слова передали королю, но тот в ответ расхохотался и сказал своим офицерам:

– Спросите его, когда он предпочитает затонуть – сегодня или завтра?

– Завтра я займу свое место, – ответил сын лоцмана.

– Да кто вы такой?

Король, сильно разгневанный, приказал потопить корабль и созвал для этого множество солдат. Но каждый раз, когда солдаты хотели дать залп, они начинали отчаянно чихать и никак не могли взять прицел. Сын лоцмана невредимым прошел сквозь ряды войска и, подойдя к королю, заколол его копьем.

Потом он нашел свою жену, и они на радостях задали пир на весь мир. На всех перекрестках стояли бочки с вином, по улицам бегали жареные кабаны с перцем и солью в ушах, с горчицей под хвостом и с вилками, воткнутыми в бок. Каждый мог отрезать себе кусок.

Мне наказали приготовить соус, но я по глупости слишком много отведал, и меня прогнали. Ушел на Гуэдик* я, тут и сказка вся.


* Гуэдик – мост в Сен-Бриэк, в Бретани.