Четверг, 08.12.2016, 01:14
Приветствую Вас, Гость




Куртийон-Куртийет


Некогда жил в огромном лесу бедный дрово-сек. Летом он помогал крестьянам из окрестных деревень рубить лес, и ему жилось неплохо. Зато зимой дровосеку приходилось туго. Ему только и оставалось, что собирать хворост, а потом продавать его за бесценок в соседних деревнях.

И часто, слишком даже часто, бывало так, что бедный дровосек не мог раздобыть хлеба для себя и своей семьи, состоявшей из жены, двух мальчиков двенадцати и тринадцати лет, девочки по имени Мари и собаки. Собаку звали Куртийон-Куртийет Сюивон-Сюивет – такое длинное имя дала ей одна старая колдунья, жившая поблизости. Неудивительная вещь! – с тех пор, как старуха побывала у дровосека, собака начала разговаривать совсем как мы с вами и нередко вмешивалась в беседу.

И вот зимой, к тому времени, когда хлопья снега на деревьях лежали уже месяца полтора, в лачуге у дровосека не осталось ни куска хлеба. Дровосек пытался просить хлеба у крестьян, во ничего из этого не вышло, и он увидел, что ему с детьми суждено умереть голодной смертью.

Вечером, когда дети легли спать, а Куртийон-Куртий-ет Сюивон-Сюивет дремала возле печки, дровосек сказал жене:

– Бедная моя Катрина, мы с утра сидим без хлеба, и, наверное, мне его не раздобыть. Несчастные дети умрут с голоду на наших глазах, а я не в силах смотреть на их мучения. Я думал об этом весь день, и вот что придумал: завтра с самого утра возьмем наших сыновей и дочку в лес, будто бы для того, чтобы собирать хворост, заведем их далеко-далеко и там оставим. Они, разумеется, умрут, но мы хоть не увидим, как они погибнут от голода. Ты согласна?

– Очень мне тяжко, Пьер, но что поделаешь? Ничего другого нам не остается.

– Значит, решено. Подождем до утра, а сейчас пора спать.

Пьер и Катрина легли спать. Но Куртийон-Куртийет Сюивон-Сюивет не пропустила ни одного слова из их разговора.

Как только дровосек с женой уснули, она потихоньку подошла к кровати, на которой спали дети, разбудила их и рассказала обо всем, что слышала. Бедняжки залились слезами.

– Успокойтесь и не будите ваших родителей, иначе все пропало. Вот что нужно сделать. В шкафу, на дне мешка, есть еще немного гороха. Пусть кто-нибудь из вас потихоньку возьмет его и завтра незаметно бросает горошины на землю. По этим горошинам мы легко найдем дорогу домой.

Дети обещали сделать все так, как им сказала умная собака, и опять уснули. На следующее утро дровосек разбудил их:

– Вставайте, дети, в доме не осталось ни вязанки хвороста, надо нам сходить в лес.

Дети встали и пошли с родителями в лес, но время от времени они бросали на землю несколько сухих горошин,чтобы отметить обратный путь. К вечеру Пьер и Катрина скрылись, оставив обоих мальчиков и девочку вдалеке от дома. Дети заплакали.

– Не плачьте, – сказала собака, – мы проведем в лесу только одну ночь. Завтра утром я непременно отыщу лачугу ваших родителей. Ложитесь на мох, а я постерегу вас.

Дети улеглись на мох, а Куртийон-Куртийет Сюивон-Сюивет так хорошо стерегла их, что ни волки, ни лисицы не осмелились и подойти к спящим малышам. Когда настало утро, дети проснулись и горячо поблагодарили своего верного сторожа.

– Теперь, – сказала Куртийон-Куртийет, – идите за мной и не сбивайтесь с пути.

И собака без всякого труда нашла дорогу к дому дровосека. Они добрались туда в полдень. Было как раз время обеда. Какой-то крестьянин, который должен был Пьеру немного денег, вернул долг, и Катрина сварила вкусный суп.

– Бедные наши дети! – плача, приговаривала она. – Если бы они были дома, уж как бы они обрадовались такому вкусному супу!

– Да, бедные наши дети! И бедная Куртийон-Куртийет Сюивон-Сюивет, которая ушла с ними! Плохо мы сделали, что бросили их в лесу. Наверное, их съели волки.

И дровосек тоже заплакал. " Тук-тук-тук!" – Мама, папа! Вот мы и пришли из лесу. Мы очень голодны. – Это вернулись оба мальчика, девочка и Куртийон-Куртийет.

Вот обрадовались Пьер и Катрина!

На беду, денег хватило ненадолго. Зима становилась все злее, и Пьер снова решил отвести детей в лес. Но умная собака опять узнала про этот замысел и предупредила своих маленьких друзей.

На следующее утро дровосек с женой, детьми и собакой снова отправился в лес за хворостом.

Старший из мальчиков незаметно бросал на землю крошки творога, так как дома больше ничего не нашлось.

Вечером Пьер с женой скрылись, и дети легли спать под открытым небом, охраняемые Куртийон-Куртийет.

Всю ночь шел дождь, и назавтра Куртийон-Куртийет не смогла отыскать дорогу к лачуге дровосека, потому что дождем смыло весь творог, который дети разбросали на-кануне.

– Что нам делать, что делать? – плача, повторяли бедняжки.

– Попытаемся выбраться из лесу, – отвечала собака. Так они и сделали. Им вое время казалось, что лес ужекончается, но на самом деле они только углублялись в него. Настал вечер, а они по-прежнему блуждали в чаще. – Не можем же мы все время ходить по лесу, – сказала собака. – Жан, влезь на эту высокую ель, заберись как можно выше и посмотри, не видно ли где-нибудь огонька.

Жан влез на дерево, но ничего не увидел.

Теперь твоя очередь, Пьер, – сказала Куртийон Куртийет.

Но Пьер тоже ничего не увидел.

– Погляди теперь ты, Мари.

Девочка взобралась на самую верхушку ели, – Что ты видишь? – крикнула ей собака.

– Я вижу с правой стороны большое замерзшее болото.

– А слева?

– Замерзший пруд.

– А прямо перед тобой?

– Огромный замок, где во всех окнах горят огни, – Хорошо. Теперь слезай, Мари.

Девочка слезла. Куртийон-Куртийет побежала вперед, а следом за нею пошли дети. Через час они добрались до замка.

«Тук-тук-тук!» – Кто вы такие? – спросила старуха, которая открыла им дверь.

– Мы – трое маленьких заблудившихся детей, и мы просим у вас пристанища на ночь.

– Разве вы не знаете, что это замок дьявола и что дьявол съедает всех, кто сюда приходит?

– Все равно! Мы озябли и проголодались.

– Что ж, входите.

Старуха не хотела впускать собаку, но маленькая Мари так упрашивала, что пришлось пустить и Куртийон Куртийет.

Дети с удовольствием съели вкусный ужин, поданный женой дьявола. Потом они улеглись на кровать, которую она им указала, но сперва старуха заставила их надеть соломенные ожерелья. Куртийон-Куртийет спряталась под кроватью.

В этой же комнате спали три дочери дьявола, но на них были надеты прекрасные золотые ожерелья.

Вскоре вернулся дьявол.

– Здесь пахнет сырым мясом, – сказал он жене, – Да нет, это просто кошка окотилась.

– Ты лжешь! Здесь пахнет человечьим духом.

И дьявол стал шарить по всему дому. Он нашел малышей, которые притворились спящими.

– Вот хорошо! Сейчас затоплю печь и поставлю жаркое на угли. Утром у меня будет отличный завтрак.

Старуха легла спать, а дьявол затопил печь.

Куртийон-Куртийет не теряла времени даром. Она велела детям снять соломенные ожерелья и надеть их на дочерей дьявола, а себе взять золотые. Так они и сделали.

Когда печь накалилась, дьявол вернулся в комнату, где спали дети, и подошел к их кровати. Он провел рукой по шее маленькой Мари и нащупал золотое ожерелье.

– Я совсем одурел! – проворчал он. – Чуть было не изжарил собственных дочерей! Должно быть, я ошибся кроватью.

И он подошел к кровати, где спали его дочки. Нащупав соломенные ожерелья, он взял девочек под мышку и понес их жарить.

– Но ведь мы твои маленькие дочки! – кричали они, заливаясь слезами.

– А ну, замолчите! Что я, по-вашему, добра от худа не могу отличить?

Он сунул их в печь, а сам лег спать.

Когда Куртийон-Куртийет услышала, что дьявол захрапел, она разбудила детей и велела им взять все золото, какое только было в замке. Дети не заставили себя дважды просить.

– Теперь слушайте. Забирайтесь все трое ко мне на спину, и мы живо удерем от этого гадкого дьявола. Только смотрите не свалитесь.

Первой на спину собаки уселась девочка, потом оба мальчика; Куртийон-Куртийет выпрыгнула из окна и помчалась по полям.

Долго она бежала, и вот наступило утро.

Дьявол, проснувшись, захотел поцеловать дочерей и тут только увидел, что он наделал.

Он стал браниться, как церковный сторож, и поклялся отомстить детям. Он запряг черепаху, быструю как ветер, и поскакал вдогонку. Спустя немного времени он увидел их вдалеке.

– На этот раз я их поймаю! Уж они у меня попляшут! – прорычал дьявол.

Но Куртийон-Куртийет Сюивон-Сюивет обернулась и увидела дьявола. Не долго думая она сказала:

– Пусть дети превратятся в прачек, а я – в большую реку.

И сразу же по полю потекла широкая река, а на берегу оказались три прачки. Прискакал дьявол.

– Не пробегала ли здесь Куртийон-Куртийет Сюивон-Сюивет с тремя детьми на спине?

– Убирайся вон, гадкий дьявол! Мы тебя проучим за твои насмешки над нами!

Дьявол свернул на другую дорогу, а собака с детьми еще быстрее помчалась дальше.

Злой дьявол, не найдя тех, кого он искал, сообразил наконец, что они превратились в реку и прачек, и снова направил черепаху в ту сторону.

Но, прискакав туда, он увидел только большое поле клевера, стадо баранов, пастуха и собаку.

– Пастух, не пробегала ли здесь Куртийон-Куртийет с тремя детьми?

– Куртийон-Куртийет? Ты что, смеешься надо мной? Погоди, дрянной дьявол, вот я тебя проучу палкой!

«Пойду по дороге направо. Должно быть, они побежали по ней», – решил дьявол.

Только он скрылся из виду, как собака опять велела детям взобраться к ней на спину и побежала дальше. Но не тут-то было.

– Вот снова дьявол скачет на своей черепахе. Теперь пусть я стану лугом, Жано и Пьеро – коровами, а маленькая Мари – пастушкой.

Тут появился дьявол, злющий-презлющий.

– Эй, пастушка, не пробегала ли здесь Курткйон-Куртийет Сюивон-Сюивет с девочкой и двумя мальчиками?

– Ах ты, негодный дьявол! А зачем они тебе?

– Я хочу их съесть. Видела ты их?

– Как же, как же! Они только что переплыли реку.

– Спасибо, пастушка.

Дьявол поскакал к реке, но черепаха не захотела переплывать на другой берег.

– Что ж, переберусь иначе.

Увидев на лугу большой кусок полотна, который крестьяне положили белить, он бросил его на воду и хотел пройти по нему как по мосту. Но полотно разорвалось, и дьявол утонул.

– Теперь вернемся к вашим родителям, – сказала умная собака.

И она в один миг примчала детей домой. Дровосек и его жена умирали с голоду. Они тоже взобрались на спину к Куртийон-Куртийет, отправились с детьми в замок дьявола и стали там жить да поживать. Жена дьявола как в воду канула.

Много было разговоров о счастье и богатстве, которые достались на долю Пьера-дровосека и его семьи!