Пятница, 09.12.2016, 08:46
Приветствую Вас, Гость

обнинск щебень цена руководство. японские подгузники, товары для детей - бесплатная доставка


Осел и соловей
Крылов И.А.

Осел увидел Соловья
И говорит ему: "Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?"
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры:
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом;
"Изрядно, — говорит, — сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился".
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул и — полетел за тридевять полей.
Избави, Бог, и нас от этаких судей.

Поводом к созданию басни послужил случай из жизни Крылова: "Какой-то вельможа (по словам одних, гр. Разумовский, по другим, кн. А.Н. Голицын), может быть, следуя примеру имп. Марии Федоровны, покровительствовавшей поэту, а может быть, искренно желая свести с ним знакомство, пригласил его к себе и просил прочитать две-три басни-басенки. Крылов артистически прочитал несколько басен, в том числе одну, заимствованную у Лафонтена. Вельможа выслушал его благосклонно и глубокомысленно сказал: "Это хорошо, но почему вы не переводите так, как Ив. Ив. Дмитриев?" — "Не умею", — скромно отвечал поэт. Тем разговор и закончился. Возвратясь домой, задетый за живое баснописец вылил свою желчь в басне "Осел и Соловей". После публикации басни Крылова стали называть "Соловьем". Это прозвание вошло в литературу.

Тут Соловей являть свое искусство стал... — Описание пенья соловья и произведенное им впечатление вызвали единодушное одобрение современников и последующих критиков.

Аврора — богиня утренней зари (римск. миф.); утренняя заря.