Воскресенье, 04.12.2016, 15:14
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

КРОТ БЕРЕТ ВСЕ В СВОИ ЛАПЫ



Моховые Гномы гостили у Лесных Мышей до тех пор, пока Отец Мышь окончательно не поправился. И вот настал день, когда он вышел на первую прогулку.

            Отец Мышь в обществе семьи и друзей обходил любимые тропинки, здороваясь с каждым деревом,  заглядывая под каждый куст, засыпанный снегом, проверяя каждую тропинку. Казалось, он всерьез беспокоился, не случилось ли с Дремучим Лесом что-то плохое, пока он за ним не присматривал. Дремучий Лес благосклонно кивал в ответ – ведь он всегда дожидается своих детей, тем более, отлучившихся не по своей воле…

            Утро было довольно сумрачным и холодным, но все почему-то чувствовали легкую, светлую грусть и безмятежный душевный покой. Все огорчения выглядели совсем не страшными, трудности – вполне преодолимыми, обиды – мелкими и простительными. Сама мысль о какой-то пустой ссоре казалась просто невероятной.

            - Ты знаешь, наверное, дед Мороз и правда приедет не белом коне, - тихо, чтобы его слышала только жена, сказал Моховик.

            - А мне в последнее время очень нравятся вороные кони, - улыбнулась в ответ Малинка.

            Так они вышли на уже на самую опушку, к высоким соснам, на вершинах которых жили Белки.

            - Привет! – радостно закричали с дерева Белки, - Рады тебя видеть, старина, снова в добром здоровье!

            - А я-то как рад! – отозвался Отец Мышь немного смущенно, - Надеюсь, у вас найдется свободная минутка!

            - А как же! – весело ответила Мама Белка, перепрыгивая на небольшую молодую елочку, - Для друзей мы свободны всегда! Правда, в последнее время забот довольно много: надо перенести запасы из дальних кладовых, ведь, неровен час, их совсем занесет снегом. Или еще, чего доброго, доберется куница… В наше время ведь уважения к чужому нет и в помине, и ни в ком нельзя быть уверенным…

            Лесные Мыши поддержали Белок всей душой, гномы тоже спешили поделиться опытом и умением, и началась долгая, неспешная, очень поучительная беседа о хозяйстве, временах и обычных делах. А такая беседа у лесных обитателей бесконечна, она идет и идет своим чередом.

            Не умея долго находиться на одном месте, Белки то подпрыгивали от удивления, услышав самые интересные лесные сплетни, то, замерев и внимательно слушая, лишь кивали головой, чуть вздрагивая.              Да и по мере того, как время шло, усы лесных мышей покрылись налетом инея, а носы гномов покраснели. И те и другие начали невольно притоптывать ногами и лапами, а чуть позже – пританцовывать на морозе, пытаясь согреться.

            Первым не выдержал Голубой Мышонок:

            - А что же мы все время стоим! Может, вы, белки, тоже погуляете с нами?

            - Ой! – спохватились Белки, - Какие же мы глупые! Задерживаем вас разговорами, а сами даже не пригласили в дом на чашку чая! Да только просим извинить, но сегодня ничего не выйдет! Нам надо вытряхнуть от пыли все постели и половики… пока нет ветра, а снег свежий и чистый…

            - Ну, мы можем немного задержаться, - заметил Отец Белка, - Ведь сегодня так здорово кататься на хвосте! Вот, смотрите!

            И Белки покатились на хвосте, все быстрее и быстрее до самого края, а там, словно спохватившись, изо всех сил тормозили лапками. А затем, перекувыркнувшись через голову, падали на гибкую, пружинистую ветку, как на батут. Сосна, вздрогнув, сбрасывала снег и иголки, а заодно слегка подбрасывала шутника, как добрая мать качает и подкидывает вверх озорного детеныша.

            - Ух, ты! – восхитился Голубой Мышонок, - Как здорово!

            - Давайте с нами! – радушно пригласили Белки, - Мы научим вас, это совсем не страшно!

            Но Лесные Мыши отказались в самых изысканных выражениях.

            - Стары мы уже для таких забав, - ответила Мама Мышка, - Да к тому же Отец Мышь ведь только что поправился от болезни.

            Гномы и мыши внезапно ощутили, что прогулка слишком затянулась, и вернулись домой. Лишь Голубой Мышонок принял беличье приглашение. Увести его домой не удалось, несмотря на укоризненные взгляды матери. Но Белки торжественно заверили всех, что все будет хорошо.

***   ***   ***



Голубой Мышонок и в самом деле оказался очень способным учеником. Он быстро усвоил себе, как лучше держаться за иголки, чтобы не наколоть лапки до крови, и где удобнее всего сидеть, и как скользить, чтобы не слишком раскачать ветку и не сорваться вниз.

            Единственное, что плохо получалось у гостя – это тормозить в нужный момент. Но это оказалось совсем не страшно, потому что Белки бдительно и внимательно следили за гостем и всегда страховали его в опасный момент.

             - Стой! – кричал Отец Белка, сильно ухватив Голубого Мышонка за шиворот и втягивая его обратно.

            - Тормози! – взвизгивала Белочка, подставляя лапу.

            Наконец, забава надоела Белкам, и они простились с Голубым Мышонком, взяв с него честное слово, что он тоже немедленно отправится домой.

            Голубой Мышонок так и собирался поступить. Он уже прошел более половины пути, и трубу его домика уже можно было разглядеть, если забраться на небольшой пенек. Соскучившийся хозяин так и поступил, но где-то в самой глубине души, в дрожащем хвосте и лапках еще оставалось что-то такое неуловимое, удивительное, беспокойное и бодрое, что тихо, но настойчиво призывало чуть повременить возвращаться к теплой печи и сытному обеду.

            - В конце концов, не будет никакой беды, если я просто заберусь чуть повыше, на нижние лапы сосны, - сказал сам себе Голубой Мышонок, - Я просто полюбуюсь на зимний лес и тихо спущусь назад.

            Но, стоило ему вновь оторваться от земли, и ощутить ковер из тонких веток и иголок под лапками, который, чуть-чуть вздрагивая, так и приглашал попрыгать и покачаться, … как все благие намерения и благоразумные мысли моментально вылетели из головы.

            Голубой Мышонок, громко пища от восторга, покатился вниз, вниз и вниз, и мир закружился вокруг него хороводом, пока вдруг… пока что-то не оборвалось в животе, и он понял, что уже падает, падает, падает… и со всего размаху врезается в рыхлый снег.

            К счастью, мягкий сугроб помешал ему разбиться, и Мышонок, чуть отдышавшись, попытался выбраться. На беду, ему не на что было опереться задними лапками, и, барахтаясь, кашляя и чихая, он только тонул в снегу все глубже и глубже. И вот уже Лес совсем скрылся из виду, пленник не мог понять, где верх, а где низ… и тут вдруг под ногами оказалась твердая, каменная от мороза земля, а в ней – полузакрытый проход в чью-то нору.

            Не раздумывая долго, Голубой Мышонок принялся расчищать этот спасительный вход в чью-то кладовую или жилище. Он понимал, что хозяева, скорее всего, не похвалят нежданного гостя за вторжение, но сбил себе лапки до крови – и все же рыл, рыл… Ведь там, под землей – тепло, и есть возможность узнать, где же ты оказался, и выбраться наружу.

            Наконец, ему удалось с огромным трудом протиснуться в узкий, низкий лаз, где сильно пахло землей, плесенью, гнилой травой… и все же чем-то еще. Откуда-то плыл едва уловимый запах жилого дома, и кухни, и огарка свечи, и дыма.

            Голубой Мышонок спотыкался и петлял, несколько раз сбивался с пути в этом бесконечном лабиринте, но его опыт подземного жителя все же вел его и вел, изредка подавая сигналы – здесь кто-то недавно был, кто-то рыл, укреплял, строил эти переходы. А вот это местечко кто-то навещал совсем недавно, вот на стене след свечного воска… А здесь, здесь цель уже близка, здесь теплее, и чище, и уютнее.

            Проход постепенно расширялся, и внезапно земляной пол сменился кирпичными ступеньками, ведущими право… затем налево. И вот Голубой Мышонок смог встать в полный рост, расправить плечи и отряхнуться, глубоко вздохнув всей грудью.

            Голубой Мышонок оказался прямо перед парадным входом в большой коричневый дом из обожженной глины, круглый, под покатой полукруглой крышей, с небольшими круглыми окошками. Несмотря на холодное время года, все здесь казалось удивительно уютным: аккуратно закрытые сеном газоны, и чисто выметенные дорожки, и простой деревянный стол и скамейки, врытые в землю, где в иные времена, наверное, так удобно проводить вечера.

            Это был Дом Крота.

***   ***   ***



Голубой Мышонок не успел и дотронуться до дверного звонка, как дверь распахнулась.

            - А я уже стал беспокоиться, что вы заблудились, мои добрые друзья! – воскликнул Мудрый Крот, жмурясь от света собственного фонаря. И тут же осекся, узнав Голубого Мышонка. Без лишних слов Крот велел нежданному гостю войти в дом, заявив, что готовился к важному деловому визиту.

            - Приведи себя в порядок и жди меня в гостиной, - строго сказал он, - А о том, как ты здесь оказался, мы поговорим позже.

            Вскоре раздался громкий стук в дверь, и хозяин вернулся в гостиную в обществе крепких, коренастых и бородатых гномов, нагруженных тяжелыми мешками. Когда они с облегчением опустили ношу на пол, в мешках раздалось тонкое, мелодичное позвякивание.

            - Знакомьтесь, это Голубой Мышонок, сын Лесных Мышей, моих очень хороших друзей, - заявил Крот, - А это – подземные гномы, очень близкое и уважаемое мной племя…

            - Очень приятно! – вежливо сказали гномы, - Мы рады встретить кого-то, кто может точно сказать, что происходит зимой там, во внешнем мире. Приятно знать, что твой труд ценят, и ты готовишь новогодние подарки не зря!

            - Как?! – изумленно вскричал Голубой Мышонок, - Так не бывает!... То есть, я совсем не то хотел сказать, простите, - покраснев от смущения, добавил он, вспомнив про вежливость.

            - Похоже, ты очень мало знаешь о том, что бывает, а что не бывает на белом свете, - строго сказал Мудрый Крот.

            - Ты, наверное, думал, что все подарки готовит сам дед Мороз? – добродушно засмеялся один из гномов, - Конечно, нет! Дед Мороз ведь один на всем свете, где же ему справиться! Нет, он не бросается чудесами направо и налево. Сам он колдует только в очень важных случаях. А обычные желания, которые принесут радость, исполняем мы, дедушка Мороз лишь передает нам заказ…

            - Ну да, через Крота, - подтвердил Второй Гном.

            - Так Крот, получается, знаком с самим дедом Морозом? – Голубой Мышонок отрыл рот от изумления.

            - Вот этого мы не говорили, - растерялись подземные гномы.

            - И тебе совсем не нужно знать все лесные тайны, - поставил точку Крот, - Лучше расскажи, как там все поживают там, наверху?

            И за ужином Голубой Мышонок сам не заметил, как рассказал все новости, и хорошие, и плохие. Крот разволновался, узнав о болезни Отца Мыша, и его едва успокоили, заверив, что все уже позади.

            Подземные гномы рассказывали о том, как встречает Новый год их племя, и живо интересовались тем, как это принято у лесных обитателей.

            - Иногда бывает так обидно, что мы никогда не бываем на поверхности, - заметил один из них, - Да и вообще, нас как будто и нет… Вот бы разок самим все увидеть!

            Между тем Крот тактично заметил, что дома, вполне возможно, уже хватились Голубого Мышонка. Извинившись перед гостями, Крот лично провел его по всем своим галереям, выведя прямо к крыльцу родительского дома.

            А на другое утро произошло еще одно событие, о котором мало кто знал: долгий телефонный разговор Крота с Моховым гномом. Это было довольно странно, если учесть, что Крот редко сам звонил кому-то даже летом. Но никому долго не удавалось узнать, о чем говорили два старых друга, да и Голубой Мышонок не слишком стремился рассказать всем о своем приключении.