Четверг, 08.12.2016, 14:50
Приветствую Вас, Гость




Король птиц

Ты ведь знаем, что крапивник подлая птица - хуже, много хуже даже
летучей мыши,- что он просто отъявленный обманщик, а потому и нечего
удивляться, что мы охотимся за ним и ловим его. Несмотря на то, что
величиной он всего с ваш палец, крапивник считается королем птиц - титул,
который он получил с помощью низкой хитрости.
В дни великого Кольма Килла, святого и пророка, птицы со всего света
слетелись, чтобы выбрать себе короля. Но так как каждый метил на этот
высокий пост, птицы не смогли прийти к согласию, и очень скоро между ними
разгорелась настоящая война - кровавая битва, которая в течение трех лет
бушевала во всех лесах света.
Наконец старая мудрая ворона предложила всем предоставить выбор святому
Кольму Киллу.
Все согласились, и вот со всех концов земли слетелась тьма-тьмущая
птиц, так что от них даже почернело небо над Донеголом, где жил этот святой.
Святой вышел к ним из своей маленькой хижины и спросил, чего они хотят.
Птицы ему все рассказали и обещали подчиниться его решению.
Тогда Кольм приказал им
спуститься и рассесться на земле. И они опустились и покрыли все холмы
и долины, и ручьи, и даже озера,- ведь их была тьма-тьмущая. И, обращаясь к
ним, святой молвил:
- Самая лучшая и самая сильная птица та из вас, которая сможет взлететь
выше всех. Она и должна считаться королем птиц!
Все согласились, что такое решение будет мудрым и справедливым. А затем
святой сказал, чти подаст им знак, когда взлететь, и та птица, которая
поднимемся выше всех, по возвращении станет величаться Королем Птиц.
Как только святой подал знак, все птицы взвились вверх, и люди, которые
наблюдали их, увидели, как сначала одна из птиц устала и упала вниз; затем
другая, бедняжка, устала и упала вниз; потом третья устала и упала вниз, и
так все, одна за другой, уставали и падали вниз, пока наконец не осталась
одна-единст-венная птица, которая все еще парила в вышине.
Это был орел.
Но орлу, из тщеславия, показалось мало подняться лишь чуть-чуть выше
остальных птиц, чтобы опуститься на землю королем. В своем тщеславии он
продолжал взмывать все выше и выше, пока наконец не мог уж подняться еще
хоть на дюйм и не в силах был еще хоть раз взмахнуть крыльями.
И когда он замер в воздухе, гордый своим полетом и уверенный, что на
землю он опустится Королем Птиц, с его спины вдруг взлетел маленький
крапивник - он все время сидел там,- поднялся вверх еще на один фут, а затем
опустился на землю Королем Птиц!

Святому пришлось сдержать свое слово и пожаловать королевский титул
этому жалкому негодяю. Но он был так разгневан на него за эту низкую
хитрость, что наложил на него проклятье никогда впредь не взлетать над
землей выше, чем он поднялся в тот день над орлиным крылом.
И с того самого дня по сию пору мы можем сами видеть, как крапивник
перелетает с куста на куст, с одной изгороди на другую, никогда не взлетая
над землей выше нашего колена,- это прибивает его к земле тяжесть святого
проклятия.
В старину говорили:
Часто за наш язык мы расплачиваемся разбитым носом.

Мудрость Кормака

Когда в эпоху, давно минувшую, газеты потчевали нас шутливыми историями
о королях, благополучно отцарствовавших когда-то, я каждый раз мысленно
возвращался к королю Кормаку и к правдивым старинным летописям, которые
сообщали мне и о нем и о том раннем времени.
О Кормак, внук Конала,- спросил Койрбре,- каковы были твои обычаи в
юности?
- Нетрудно сказать,- отвечал Кормак.-Я слушал лес,я глядел на звезды,я
избегал тайн,я молчал в толпе,я говорил с людьми,я был кроток на пирах,я был
горяч в бою,я был нежен в дружбе,я был великодушен со слабыми,я был тверд с
сильными.
Я не был высокомерен, хотя был силен; я не обещал ничего, хотя был
богат; я не хвастал ничем, хотя был искусен во многом; я не говорил плохо о
том, кто отсутствовал; я не поносил, а восхвалял; я не просил, но давал, ибо
только эти обычаи делают юношу мужем и истинным воином.

- О Кормак, внук Конала,- спросил Койрбре,- а каким обычаям следовать
мне?
- Нетрудно сказать,- отвечал Кормак,- если следовать учению:
Не смейся над старым, если ты молодой;и над бедным, если ты богатый;и
над хромым, если ты проворный;и над слепым, если ты зрячий;и над больным,
если ты здоровый;и над тупым, если ты способный;и над глупым, если ты
мудрый.
Не будь слишком умен и не будь слишком глуп;не будь слишком самонадеян
и не будь слишком застенчив;не будь слишком горд и не будь слишком
скромен;не будь слишком разговорчив и не будь слишком молчалив;не будь
слишком суров и не будь слишком добр.
Если ты будешь слишком умен, от тебя будут ждать слишком многого:
если ты будешь слишком самонадеян, тебя будут избегать;если ты будешь
слишком скромен, тебя не будут уважать;если ты будешь слишком болтлив, на
тебя не будут обращать внимания;если ты будешь слишком молчалив, с тобой не
будут считаться;если ты будешь слишком суров, от тебя отшатнутся;если ты
будешь слишком добр, тебя растопчут.
- О Кормак, внук Конала,- спросил Койрбре,- а какие обычаи хороши для
короля?
- Нетрудно сказать,- отвечал Кормак.- Для него лучше всего: твердость
без гнева, настойчивость без спора, вежливость без надменности; пусть он
охраняет древние науки, вершит правосудие, вещает истину, почитает поэтов,
поклоняется всевышнему богу.
Ему следует спрашивать совета у мудрого, следовать учениям древности,
блюсти законы, быть честным с друзьями, быть мужественным с врагами, изучать
искусства, постигать языки, слушать старейших, оставаться глухим к клевете.
Пусть он будет нежен, пусть он будет суров, пусть он будет страстен, пусть
он будет милостив, пусть он будет справедлив, пусть он будет терпим, пусть
он будет упорен, пусть ненавидит ложь, пусть любит
правду, пусть не помнит зла, пусть не забывает добро, пусть за столом
его будет людей много, а на тайном совете мало, пусть союзы его будут
тверды, пусть налоги его будут легки, пусть суждения его и решения будут
быстры и ясны.
Ибо именно по этим качествам и узнаются истинные короли.
В старину говорили:
Неловко начать ухаживать за вдовой еще до того, как она вернулась домой
с похорон мужа.