Среда, 07.12.2016, 17:25
Приветствую Вас, Гость




Король Англии и его крестник


Жил когда-то в Англии король, который до страсти любил охоту. В его землях для него не хватало дичи, и он отправился во Францию, где она водилась в изобилии.

Однажды он увидел на ветке прекрасную птицу неизвестной ему породы и потихоньку подкрался к ней. Но в ту минуту, когда он было схватил ее, птица вспорхнула и, перелетая с дерева на дерево, села на сучок яблони в саду постоялого двора. Король хотел во что бы то ни стало поймать птицу, он вошел в сад, но его старания пропали даром – птица опять от него ускользнула и исчезла.

Проблуждав целый день по лесам и долам, король вечером пришел в деревушку, где ему пришлось заночевать. Он постучался в хижину к одному бедняку, который его принял так хорошо, как только мог. Бедняк рассказал, что его жена только что родила мальчика, но они не нашли для него крестного отца, потому что были бедны. По их просьбе король согласился быть крестным отцом ребенка и назвал его Эженом. Прежде чем уйти, король вынул из своего кошелька запечатанную бумагу, которую вручил родителям, сказав, чтобы они отдали ее сыну, как только ему исполнится семнадцать лет.

Когда ребенку минуло шесть лет, он сказал отцу:

– Ты часто рассказываешь мне о моей крестной матери, почему ты никогда не говоришь о моем крестном отце?

– Дитя мое, – молвил отец, – твой крестный – самый знатный человек, это король Англии. Он оставил тебе запечатанную бумагу, которую я должен тебе отдать, когда тебе исполнится семнадцать лет.

Мальчик стал ходить в школу, и учителю были присланы неизвестно откуда деньги на его обучение.

Наконец настал день, когда Эжену минуло семнадцать лет. Он встал рано утром и сказал отцу:

– Мне надо пойти к крестному.

Отец дал ему коня и тридцать шесть лиаров, и юноша попрощался с родителями; но прежде чем отправиться в путь, он зашел к своей крестной матери, которая понимала в колдовстве.

– Дружок, – сказала она ему, – если ты встретишь колченогого или горбатого, поверни назад.

Юнохла обещал крестной выполнить ее совет и пустился в путь. Неподалеку от деревни ему повстречался колченогий. Он повернул коня. На следующий день ему повстречался горбун. Он опять вернулся.

«Завтра, – сказал он себе, – мне, быть может, посчастливится».

На третий день ему навстречу попался другой горбун. То был его школьный товарищ, по имени Адольф.

«На этот раз, – сказал себе Эжен, – я не ворочусь».

– Куда ты держишь путь? – спросил его горбун.

– Я направляюсь к своему крестному отцу, королю Англии.

– Хочешь, я пойду с тобой? – Ладно.

Они вместе продолжали путь и, когда стемнело, завернули на постоялый двор. Эжен сказал конюху, что отправится дальше в четыре часа утра. А горбун немного погодя велел оседлать коня к трем часам и, как только пробило три, сел на него и ускакал.

Эжен сильно изумился, проснувшись и не найдя своего коня.

– Где же мой конь? – спросил он слугу.

– Ваш товарищ, – ответил слуга, – приходил от вас и сказал, чтобы коня оседлали к трем часам. Вот уже час, как он ускакал.

Эжен немедля пустился в погоню за горбуном и настиг его в лесу, возле креста. Горбун остановился и сказал с угрозой:

– Если тебе дорога жизнь, поклянись перед этим крестом никому не говорить, что ты королевский крестник, разве что через три дня после твоей смерти.

Эжен поклялся, они продолжали путь и прибыли во дворец английского короля.

Король, принявший горбуна за своего крестника, встретил его с распростертыми объятиями. Его спутника он также встретил весьма ласково.

– Кто этот юноша? – спросил он горбуна.

– Это, крестный, – сказал горбун, – мой школьный товарищ, которого я взял с собой.

– Ты хорошо сделал, сынок, – сказал король. – Но я не смогу сдержать свое слово. Ты знаешь, я обещал отдать тебе в жены мою дочь, когда ты вырастешь, но ее у меня похитили. Вот уже одиннадцать лет, как по моему приказу ее разыскивают повсюду, на суше и на море, и все не могут найти.

Обоих юношей поселили во дворце, и Эжена все стали звать Адольфом. Вельможи и придворные дамы полюбили его, так как он был статен собой и умен, а горбуна все ненавидели. Только один король, все еще считавший его своим крестником, ласково с ним обращался. Но он также выказывал доброе расположение к его спутнику, а это злило горбуна.

Однажды горбун пришел к королю и сказал ему:

– Крестный, Адольф хвалится, что добудет у вели-кана его мула.

Король потребовал к себе Адольфа:

– Эжен сказал мне, что ты хвалился, будто достанешь у великана его мула.

– Я, ваше величество? Да как я мог этим хвалиться? Я даже не знаю, где искать этого мула.

– Все равно! Если ты мне его не приведешь, тебя живьем сожгут на костре.

Прихватив с собой кое-какую еду, Адольф грустный отправился в путь. Пройдя некоторое расстояние, он повстречал старуху, которая попросила у него кусочек хлеба.

– Берите все, если хотите, – сказал Адольф, – мне не до еды.

– Ты грустен, дружок, – сказала ему старуха, – я знаю причину твоей печали: тебе велено достать мула у великана. Так вот, великан живет по ту сторону моря; у него есть дрозд, который поет так громко, что слышно от одного берега до другого. Как только ты услышишь его пение, – но смотри, не раньше, – переправляйся через море. А когда увидишь великана, говори с ним смело.

Юноша вскоре дошел до морского берега, но пения дрозда не было слышно. Он дождался, пока птица запела, и переправился через море. Великан тотчас появился и сказал ему:

– Что тебе здесь надо, тень от моих усов, пыль с моих ладоней?

– Я пришел за твоим мулом. – На что он тебе?

– Не твое – это дело. Подай мне его.

– Так и быть, я его отдам тебе, но с условием, что когда-нибудь ты мне его вернешь.

Адольф взял мула, который пробегал сто миль за один миг, и вернулся во дворец.

Король был очень доволен, что снова видит Адольфа, и дал ему слово впредь его не обижать. Но вскоре горбун, прослышав о дрозде, пришел к королю и сказал:

– Крестный, Адольф хвалился, что может отнять у великана его дрозда, который так хорошо поет и чье пение так далеко разносится.

Король потребовал Адольфа к себе: – Эжен сказал мне, что ты хвалился, будто можешь достать у. великана его дрозда.

– Я, ваше величество? Я этим не хвалился, да и как я мог бы его поймать?

– Все равно! Если ты мне его не принесешь, тебя живьем сожгут на костре.

Адольф снова пошел на берег моря. Услышав пение дрозда, он тотчас переправился через море и поймал птицу.

– Что тебе здесь надо, – спросил его великан, – тень от моих усов, пыль с моих ладоней?

– Я пришел за твоим дроздом. – На что он тебе?

– Не твое это дело. Отдай его мне., – Так и быть, я тебе его отдам, но с условием, что ты когда-нибудь мне его вернешь.

Когда Адольф возвратился во дворец, все придворные дамы пришли в восторг от пения дрозда, а король дал юноше слово впредь его не обижать.

Немного времени спустя горбун сказал королю:

– У великана есть большой фонарь, который освещает землю на сто лье вокруг. Адольф хвалился, что достанет этот фонарь и принесет сюда.

Король потребовал к себе Адольфа:

– Эжен сказал мне, что ты хвалился, будто можешь добыть у великана его фонарь.

– Я, ваше величество? Как бы я мог это сделать?

– Все равно! Если ты мне не принесешь фонарь, тебя живьем сожгут на костре.

Адольф пустился в путь и вскоре дошел до морского берега. Дрозда, возвещавшего ему, когда можно перейти на ту сторону, уже не было там; однако он отважился на переправу и, достигнув другого берега, прямиком пошел к великану.

– Что тебе здесь надо, – спросил его великан, – тень от моих усов, пыль с моих ладоней?

– Я пришел за твоим фонарем.

– На что он тебе?

– Не твое это дело. Отдай мне его.

– Так и быть, я тебе его дам, но с условием, что когда-нибудь ты мне его вернешь.

Юноша поблагодарил великана и пошел обратно. Неподалеку от королевского дворца он остановился, дождался наступления ночи и затем продолжал путь, высоко держа фонарь, освещавший все вокруг.

Обрадованный король еще раз дал Адольфу слово впредь его не обижать.

На некоторое время Адольфа оставили в покое, как вдруг горбун говорит королю:

– Адольф хвалился, что он знает, где ваша дочь, и что он мог бы разыскать ее и привезти домой.

Король потребовал к себе Адольфа:

– Эжен сказал мне, будто ты хвалился, что знаешь, где моя дочь, и можешь мне ее доставить.

– Ах, ваше величество, ведь по вашему приказу ее искали повсюду, на суше и на море, ж не смогли нигде ее найти. Как же вы хотите, чтобы я, безвестный пришелец, справился с таким делом?

– Все равно! Если ты ее не привезешь, тебя живьем сожгут на костре.

Адольф, очень опечаленный, отправился в путь. Ему повстречалась та самая старуха, которую он уже видал. Она ему сказала:

– Король хочет, чтобы ты нашел его дочь? Пойди опять к великану.

Адольф переправился через море и, придя к великану, спросил его, не знает ли он, где королевская дочь.

– Знаю, – ответил великан. – Она в замке королевы с серебряными ногами, но, чтобы ее освободить, надо немало потрудиться. Прежде всего попроси короля вернуть мне мула, дрозда и фонарь. Затем надо построить корабль в триста туазов длины, такой же ширины и в сто пятьдесят туазов вышины, на том корабле надо сделать комнату, а в той комнате – ткацкий стан. А самое главное – весь корабль должен быть построен без железа и меди; пусть король делает как знает.

Адольф передал королю то, что сказал великан. Тотчас созвали мастеров и велели им построить корабль в триста туазов длины, такой же ширины и в сто пятьдесят туазов вышины, на этом .корабле сделать комнату, а в той комнате – ткацкий стан, и нигде ни кусочка железа или меди. Корабль построили за двое суток. Но горбун подкупил одного из мастеров, и тот вставил в корабль железную скрепу.

Адольф явился с кораблем к великану. Тот сказал:

– Корабль кренили железом.

– Нет, – ответил Адольф, – железа здесь нет.

– Вот в – этом месте есть железо, – оказал великан. – Верни корабль королю, пусть он позовет мастера с молотком и долотом, и вы увидите, что я прав.

Как только мастер приставил долото к указанному месту и стукнул по нему молотком, долото сломалось. Железную скрепу тотчас вынули, и когда Адольф снова явился с кораблем, великану уже не к чему была придраться.

– Теперь, – сказал великан, – надо погрузить на этот корабль триста караваев хлеба, триста фунтов говядины, триста мешков проса, триста фунтов льна, да еще поместить туда триста девственниц.

Король велел разыскать их в городе Лондоне и окрестных местах. Когда триста дев были найдены, их посадили на корабль, погрузили также хлеб, говядину и все прочее, и тогда Адольф снова явился к великану. Тот оттолкнул корабль от берега, и корабль тотчас вынесло более чем на двести лье в море. Адольф стоял за рулем, под палубой триста дев пряли, а великан ткал.

Вдруг вдали показалась гора – черная-пречерная.

– Ах, – сказал Адольф, – вот мы и приехали!

– Нет, – сказал великан, – это королевство рыб. Скажи им, что ты французский принц и держишь путь в далекие края, иначе они тебя не пропустят.

– Ты зачем сюда явился? – спросили рыбы юношу. – Я французский принц и держу путь в далекие края.

– Нам дела нет, что ты принц, – мы тебя не пропустим.

Тогда Адольф стал крошить им хлеб в воду; рыбы все разом набросились на корм, и корабль тем временем прошел.

Не успел он далеко отплыть, как рыбий король сказал своим подданным:

– Мы поступили очень неучтиво – не поблагодарили принца за то, что он помог нам в великой нашей нужде. Догоните его и воротите! – Рыбы привели корабльобратно, и король сказал юноше:

– Дарю вам собственную мою косточку. Когда вам понадобится помощь, я и мое королевство будем к вашим услугам.

– Ну как? – спросил Адольфа великан, – Что тебе дал рыбий король?

– Он дал мне собственную свою косточку. А на что мне рыбья косточка?

– Положи ее в карман, она тебе пригодится. Спустя недолгое время перед ними встала втврая гора,еще чернее первой.

– Не здесь ли нам нужно причалить? – спросил Адольф.

– Нет, ответил великан – это муравьиное королевство.

Муравьи с ранцами на спинах, в полной амуниции, занимались воинскими упражнениями. Они хором спросили Адольфа:

– Ты зачем сюда явился?

– Я французский принц и держу путь в далекие края.

– Нам дела нет, что ты принц, мы тебя не пропустим.

Адольф кинул им пригоршню проса. Муравьи все разом набросились на корм, а корабль тем временем прошел.

– Мы поступили очень неучтиво, – сказал немного погодя муравьиный король, – что не поблагодарили принца. Догоните его и воротите!

Когда Адольфа вернули, король оказал ему:

– Принц, вот уже целых семь лет, как мы терпели лютую нужду, – вы нас хоть на некоторое время избавили от нее. Дарю вам собственную свою лапку; когда вам понадобится помощь, я и мое королевство будем к вашим услугам.

– Что тебе дал муравьиный король? – спросил великан.

– Он дал мне собственную свою лапку. А на что мне муравьиная лапка?

– Положи ее в карман, она тебе пригодится. Спустя некоторое время встала перед ними третьягора, еще выше тех двух и еще чернее.

– Теперь мы уж, верно, у цели? – спросил Адольф.

– Нет, – ответил великан, – это крысиное королевство, – Ты зачем сюда явился? – спросили крысы.

– Я французский принц и держу путь в далекие края.

– Нам дела нет, что ты принц, – мы тебя не пропустим,

Адольф бросил им хлеба, и крысы дали кораблю пройти.

– Мы очень неучтиво поступили, – сказал крысиный король, – что не поблагодарили принца. Догоните его и воротите!

Когда юноша вернулся, крысиный король сказал:

– Мы очень вам благодарны за то, что вы нам помогли в великой нашей нужде. Дарю вам волосок из собственных моих уоов; когда вам понадобится помощь, я и мое королевство будем к вашим услугам.

– Ну как? – спросил великан. – Что тебе дал крысиный король?

– Он дал мне волосок из собственных своих усов. А на что мне крысиный волосок?

– Положи его в карман, он тебе пригодится.

Корабль продолжал путь и скоро приблизился к третьей высокой горе.

– Не здесь ли нам нужно причалить? – спросил юноша.

– Нет, – ответил великан, – это королевство воронов.

– Ты зачем сюда явился? – спросили вороны.

– Я французский принц и держу путь в далекие края.

– Нам дела нет, что ты принц, – мы тебя не пропустим.

Адольф кинул им мяса, и вороны пропустили корабль.

– Мы поступили очень неучтиво, – сказал немного погодя король воронов, – мы не поблагодарили доброго принца. Догоните его и воротите!

Юношу привели к королю, а тот ему сказал:

– Вы сделали для нас доброе дело, мы очень вам благодарны за это. Дарю вам собственное мое перышко; когда вам понадобится помощь, я и мое королевство будем к вашим услугам.

– Что тебе дал король воронов? – спросил великан. – Он дал мне собственное свое перышко, А на что мне воронье перышко?

– Положи его в карйан, оно тебе пригодится. Спуетя немного времени Адольф увидел гору, гораздовыше и чернее всех тех, что ранее ему встречались. – На этот раз, – сказал он, – мы., наверно, у цели?

Нет, – ответил великан, – это королевство великанов.

– Ты зачем сюда явился? – закричали великаны.

– Я французский принц и держу путь в далекие края.

– Нам дела нот, что ты принц, – мы тебя не пропустим.

Адольф стал бросать им хлеб большими кусками. Великаны подбирали их и с жадностью уплетали. Корабль тем временем прошел.

– Мы очень неучтиво поступили, – сказал король великанов, – что не поблагодарили принца. Догоните его и воротите.

Когда юноша вернулся, король оказал ему:

– Мы вам очень благодарны за то, что вы нам помогли; мы уж готовы были слопать друг друга. Дарю вам волос из собственной моей бороды; когда вам понадобится помощь, я и мое королевство будем к вашим услугам.

«Вот от них, – сказал себе Адольф, – мне проку будет больше, чем от всех других, ведь они большие и сильные».

– Ну как? – спросил великан. – Что тебе дал король . великанов?

– Он дал мне волос из собственной своей бороды. Что мне с ним делать?

– Положи его в карман, он тебе пригодится.

– Теперь, – продолжал великан, – мы попадем в страну королевы с серебряными ногами. Ты пойдешь прямо в замок; вход в него охраняет принцесса, дочь английского короля, – она превращена в львицу, ее глаза, ноздри и пасть извергают пламя. В замке тридцать шесть комнат; сначала войди в ту, что налево, затем – в ту, что направо, и так пройди по всем комнатам.

Прибыв в страну королевы с серебряными ногами, Адольф отправился в замок. Когда он перешагнул порог, львица не только не кинулась на него, но даже стала лизать ему руки, – она почуяла, что это ее избавитель.

По совету великана юноша переходил из комнаты в комнату, пока наконец не попал в последнюю, где сидела королева с серебряными ногами.

– Ты зачем сюда явился? – спросила его старая королева.

– Я пришел за принцессой.

– По-настоящему ты заслуживаешь, чтобы я, в наказание за твою дерзость, тоже превратила тебя в животное. Знай, чтобы освободить принцессу, надо немало потрудиться. Прежде всего принеси мне триста фунтов льна, который пряли триста девственниц.

Адольф принес ей триста фунтов пряжи и привел триста девственниц, которые ее пряли, – Хорошо, – сказала королева. – Теперь, видишь ту высокую гору? Ее надо сровнять с землей и на том местеразбить красивый сад, украшенный цветами и обсаженный деревьями; на тех деревьях должны быть плоды, крупные и зрелые, а сроку тебе на все это дается двое суток.

Адольф пошел за советом к великану. Тот призвал на помощь всех жителей великаньего королевства, муравьиного королевства, крысиного королевства да еще вороньего королевства. Великаны в мгновение ока сровняли гору с землей, а обломки бросили в море. Затем крысы и муравьи принялись рыть и разрыхлять землю, вороны полетели в сады дальних стран за цветами и деревьями, и все было готово еще до указанного королевой срока. Адольф пошел к старой королеве и сказал, чтобы она посмотрела сад. Ей не к чему было придраться, однако она все-таки ворчала сквозь зубы.

– Это не все, – наконец сказала она юноше, – еще мне надо живой и мертвой воды.

Адольф опять обратился к великану. Но на этот раз великан не смог дать ему доброго совета: он был не такой ученый, как старая королева.

– Быть может, – сказал он, – вороны скажут нам что-нибудь дельное.

Протрубили сбор. Вороны собрались, но никто из ник не знал, как взяться за дело. Немного погодя хватились, что на сбор не явилось двое старых вояк – Ля Шик и Ля Раме. За ними послали. Ля Раме был пьян; он заявил, что не знает, где найти живую и мертвую воду, и что ему до этого нет никакого дела. Его посадили в тюрьму.

Немного погодя явился Ля Шик – тот был еще пьянее. Его спросили, где найти живую и мертвую воду; он ответил, что ему это известно, но что сначала пусть освободят его приятеля. Адольф велел выпустить Ля Раме, затем дал пятьсот франков его приятелю, чтобы тот выпил за его здоровье, и Ля Шик повел его в подвал, в одном конце которого текла живая вода, а в другом – мертвая.

Ля Шик посоветовал выставить у входа в подвал часовых, потому что старая королева намеревалась послать голубей, чтобы те разбили склянки, в которые можно было набрать воды. И действительно, голуби прилетели, но вороны были посильнее их и не дали им приблизиться. Тут великан сказал юноше:

– Сначала ты подашь королеве живую воду и потребуешь от нее, чтобы она вернула принцессе ее при родное обличье. А потом ты брызнешь старухе в лицо мертвой водой, и она умрет.

Когда Адольф явился, королева спросила его. – Ну как? Принес ты живую и мертвую воду?

– Да, – ответил Адольф, – вот живая вода. – Ладно. А где мертвая?

– Сначала верните принцессе ее природное обличье, тогда я дам и мертвую воду.

Королева сделала так, как он хотел, и львица превратилась в прекрасную девушку. Она бросилась Адольфу на шею и стала благодарить его за избавление.

– А теперь, – сказала старая королева, подай мне мертвую воду.

Адольф брызнул ей этой водой в лицо, и она упала мертвой.

Затем юноша отправился с принцессой в обратный путь, в Англию, и послал гонца к королю, чтобы известить его об их прибытии.

Велика была радость во дворце. Все придворные дамы вышли навстречу принцессе, чтобы приветствовать ее; она их всех расцеловала. Затесавшийся среди них горбун тоже подошел и хотел было ее поцеловать, но принцесса сказала:

– Ступай прочь, уж очень ты безобразен!

В этот же вечер за ужином король сказал принцессе:

– Дочь моя, я обещал своему крестнику дать тебя ему в жены: я думаю, ты не заставишь меня нарушить слово.

– Дорогой отец, – сказала принцесса, – дайте мне неделю сроку, чтобьг я могла как следует помолиться.

Король согласился,

Спустя неделю принцесса сказала королю, что она уронила в море перстень, который ей подарила королева с серебряными ногами, и что прежде всего нужно достать его со дна морского.

Горбун, завидуя предпочтению, которое принцесса оказывала Адольфу, пошел к королю и сказал:

– Крестный, Адольф хвалится, будто может достать со дна морского перстень принцессы.

Король тотчас потребовал к себе Адольфа:

– Эжен сказал мне, что ты хвалился, будто можешь достать со дна морского перстень принцессы.

– Нет, ваше величество; да я и не сумел бы его достать.

– Все равно! Если ты не принесешь этот перстень, тебя живьем сожгут на костре.

Адольф ушел сильно опечаленный и отправился к великану, которому рассказал про свое горе.

– Я уж было зарекся тебе помогать, – сказал великан. – Но я все-таки не хочу покинуть тебя в беде, Сейг час позову рыб.

Протрубили сбор. Рыб явилось великое множество, но ни одна из них не знала, где находится перстень.

Немного погодя хватились, что на сбор не явилось двое старых вояк – Ля Шик и Ля Раме. За ними, дослали. Ля Раме был пьян; он сказал, что не знает, где перстень, и что ему до этого нет никакого дела; его посадили в тюрьму. Немного погодя явился Ля Шик – тот был еще пьянее. Он сказал, что перстень у него в ранце, но что сперва пусть освободят его приятеля. Когда Ля Раме был выпущен, Ля Шик вручил юноше перстень. Адольф дал ему сто франков, чтобы он выпил за его здоровье, а сам побежал с перстнем к королю.

– Я думаю, дочь моя, – сказал король, – ты должна быть довольна: завтра тебя повенчают.

– Я еще не решила, как мне быть, – мне хотелось бы, чтобы сначала сюда перенесли замок королевы с серебряными ногами.

Король тотчас велел заложить фундамент, а горбун, все более и более завидовавший Адольфу, сказал королю:

– Крестный, Адольф хвалился, что знает способ, как перенести сюда замок королевы с серебряными ногами, и притом без единой трещины, хотя бы даже с булавочку.

Король потребовал к себе Адольфа.

– Эжен сказал, будто ты хвалился, что можешь перенести сюда замок королевы с серебряными ногами, и притом без единой трещины, хотя бы даже с булавочку.

– Нет, ваше величество, я этим не хвалился; да и как бы я мог это сделать?

– Все равно! Если ты этого не сделаешь, тебя живьем сожгут на костре.

Адольф, сильно огорченный, снова пошел к великану; тот ему сказал:

– Первым делом попроси короля выстроить для тебя большой корабль.

Когда корабль был готов, Адольф отправился на нем в путь, вместе с великаном. Тот созвал всех жителей ве-ликаньего королевства, муравьиного королевства и крысиного королевства. Муравьи и крысы сняли замок с фундамента, четверо великанов приподняли его и перенесли на корабль; затем созвали всех до единого жителей рыбьего королевства, чтобы те поддерживали судно.

Когда Адольф вернулся, при дворе английского короля все обрадовались. Замок же поставили на тот фундамент, который был заложен против королевского дворца. Тогда король сказал дочери:

– Теперь я надеюсь, что ты выйдешь замуж за Эжена.

– Отец мой, – сказала принцесса, – повремените хоть немного; я еще не решила, как мне быть.

Так как принцесса не скрывала от горбуна, что ей противно на него глядеть, то он все более и более завидовал Адольфу. Однажды он сказал юноше:

– Пойдем охотиться в оленью рощу.

– С удовольствием, – ответил Адольф.

Когда они вошли в рощу, горбун выстрелил из ружья Адольфу в спину и убил его на месте, потом вырыл яму и закопал тело. Король, видя, что Адольф не возвращается, спросил горбуна, куда он девался.

– Знать не знаю, – ответил горбун. – Должно быть, пошел бродить по свету – наверно, ему наскучило жить здесь в довольстве и покое.

Принцесса была в отчаянье, но вида не показала отцу, а только попросила у него позволения отправиться на охоту в оленью рощу.

Король, опасаясь, как бы с ней не стряслась какая-нибудь беда, хотел, чтобы ее сопровождало сорок егерей, но принцесса упросила отпустить ее одну.

Войдя в рощу, она увидела воронов, круживших вокруг ямы. Она подошла поближе и, узнав бедного Адольфа, уже наполовину съеденного воронами, принялась стонать и плакать. Наконец она вспомнила, что при ней склянка живой воды; она этой водой растерла труп, и юноша воскрес, полный сил и здоровья. А было это как раз на третий день после его смерти.

Принцесса вместе с Адольфом вернулась во дворец. Она спрятала его в одной из комнат и пошла к королю.

– Отец мой, – сказала она, – вы рады были бы видеть Адольфа?

– Дочь моя, – ответил король, – что ты говоришь? Адольф отправился на край света, он не может так скоро вернуться.

– Хорошо, – продолжала принцесса, – велите запереть во дворце все двери, поставьте стражу и следуйте за мной.

Когда король вошел в покои принцессы, она привела к нему юношу, и тот сказал:

– Ваше величество, Адольф не настоящее мое имя, я Эжен, ваш крестник!

Затем он вынул из-за пазухи грамоту, которую король вручил его родителям, и подал ее королю со словами:

– Вы узнаете это письмо?

Когда король узнал все, что произошло, он велел сжечь горбуна на костре, а Эжен женился на принцессе.

Я стоял на карауле у двери принцессы, соскучился и ушел.