Пятница, 09.12.2016, 22:18
Приветствую Вас, Гость

Покупайте лучшие вызывные, приказные и указатели, ведь впечатление о лифте должно быть приятное.

Глава 5. Придворный интриган
Так уж получилось, что понедельник не закончился на мажорной ноте. Я успешно сдал экзамен и прискакал к Соне на пельмени.
- Ты правильно сделал, что не вернул драгоценность,- одобрительно кивнула Колдунья, активно сдабривая свежесваренные пельмешки сливочным маслом,- если бы ты это сделал, на тебя окончательно повесили это воровство.
- А, разве было воровство? – я умудрился оседлать живую табуретку и развлекался тем, что пытался не свалиться со строптивой мебели.
- О! Это была хорошо продуманная махинация,- улыбнулась Соня, раскладывая белые шары по тарелкам,- завтра явится рассерженный махинатор. Ругаться будет – ой-ёй!
Она шмякнула полную тарелку передо мной, и я с удовольствием потянул носом. Пельмени были необычные, совершенно круглые, без швов, но пахли восхитительно. На мгновение я зазевался, и подлая табуретка свергла меня на пол.
- Может, хватит? – сердито поинтересовалась Соня,- я тебе о серьезных вещах говорю, между прочим.
- А это не я, это все она! – пожаловался я на мебель и сразу получил пинок деревянной ножкой в область поясницы,- Блин, она еще и пинается!
- Что пинается,  драть тебя надо, да, видно некому,- проворчала Колдунья вполголоса, усаживаясь за стол и вооружаясь вилкой,- на пятерку экзамен сдал, бессовестный.
- А что такое? – возмутился я,- все честно оплачено, между прочим!
- Я не пво феньги,- отрицательно мотнула головой Соня, жуя пельмень,- я пво то, фто мог бы и поскромнее выступить. Ты же не знаешь математику совсем, и вдруг – бац, высший бал.
- А, ну да,- шмыгнул носом я,- как-то не подумал.
Я взял нормальный табурет, мстительно пнув в ножку живой,  уселся за стол  и последовал примеру хозяйки, запихнув первый пельмень в рот. Вкус был  вполне обычный. Добротные пельмени из настоящего мяса и теста. Я такие люблю и уважаю. Одобрительно покачав головой, я промычал что-то одобрительно-невразумительное и энергично задвигал челюстями. 
- Так что за махинатор? – вспомнил я начало разговора,- у него какие-то претензии ко мне?
- Не к тебе, а ко мне,- сообщила Колдунья,- я влезла в их план и они не достигли цели.
- Ты опять говоришь непонятно,- пожаловался я,- кто – они?
- Махинатор и его подружка,- пожала плечами Соня. Поймав мой удивленный взгляд, она добавила,- а что такого? Мы, хоть и не люди, но чувства у нас есть. Бывает, что и влюбляемся. И даже браком сочетаемся, да.
- Что и дети у вас случаются? – ехидно поинтересовался я.
- Не без этого,- усмехнулась Соня в ответ,- но это очень редко бывает. Практически, единичные случаи.
- Ага,- произнес я, закидывая в пасть очередной пельмень. «А я ей, похоже, не безразличен, раз пельменями кормит, а?» - мелькнула мысль. Соня молчала, но её чуть насмешливый взгляд, искоса брошенный на меня, сообщил, что моя мысль не осталась для неё тайной.
- Короче,- Колдунья серьезно смотрела на меня,- Брошь надо вернуть хозяйке. Я хотела бы тебя попросить, что бы это сделала я. Я скажу, что я ветеринар, вернувший к жизни Тузика. Что из собачки удалось вынуть драгоценность, и что я хотела бы её выкупить.
-  А почему ты её не хочешь оставить у себя? – пожал я плечами,- я никому не скажу.
- Так нельзя,- покачала головой Соня.- во-первых, это воровство. Во-вторых, артефакт может отказаться работать с ненастоящим хозяином, или работать вполсилы.
- А как же этот твой Махинатор? – возразил я,- он как-то не заморачивался тем, что ворует.
- Он придворный, у него  мораль гибче,- фыркнула Соня,- а план у него был такой – собачка с брошью внутри умирает, ты выкидываешь её на помойку, он подбирает. С точки зрения драгоценности – никакого воровства, её просто выбросили. И вот, в  этот простой план вперлась я и все ему испортила.
-  И что он сделает? – спросил я, почувствовав, что грядут неприятности.
- Вызовет меня на смертельную магическую дуэль, с которой может вернуться только один, - сделав круглые глаза, страшным шёпотом сообщила Соня,- мои шансы практически нулевые.
- Как?! – я подавился куском пельменя,- это правда?!
- Нет, это я фантазирую,- улыбнулась Колдунья,- мне он ничего не сделает. Ну, поорёт, что бы я не совалась куда не надо, пообзывается, пригрозит Королю на меня настучать и отвалит. А вот от вашего семейства – не отступится. Так что,  всем было бы лучше, если твоя мать избавилась от броши.  Если не мне, то куда-нибудь еще. Обладать ей стало опасно.
- Она не послушает,- мотнул я головой,- просто принципиально.
- Тогда готовьтесь,- предупредила Колдунья,- в подружках у Махинатора – природница, так что первый номер, который вы наберете, будет 03. Потом 01. А потом уже и до 02 дойдет. Я не пугаю,- Соня предупредительно подняла ладонь,- я лишь предупреждаю.  Думаю, ты мне поверишь.
Я кивнул головой. Предупреждения Колдуньи  сбывались с абсолютной точностью.
После обеда я и Соня приехали ко мне. По дороге Колдунья хмурилась и молчала. У меня тоже не было настроения молоть языком. Как я и предполагал, мать отказала в продаже фамильной драгоценности. Соне ничего не оставалось, как откланяться, но у самого выхода её настиг Тузик и Алинка.
- Здрасте,- счастливо улыбаясь поздоровалась сестричка,- это вы вылечили Тузю?
- Привет,- улыбнулась Колдунья, - да, бедняжка был очень плох, но как только брошь удалось изъять из кишечника, ему сразу стало лучше.
- Спасибо, - поблагодарила Алина.
- Не за что,- усмехнулась Соня.
Тузик ткнулся в ноги Колдунье и жалостливо заскулил.
- Не сейчас,- страшным шепотом обратилась к нему Соня,- может быть, когда-нибудь. А пока так как есть, смирись!
Тузя, не переставая скулить, ушел в комнату.
- Вы с ним разговаривали? – удивилась Алинка,- и что он сказал?
- Ему не очень хорошо,- поморщилась Соня,- уделяй побольше внимания своему питомцу, хорошо?
- Хорошо,- кивнула Алинка и устремилась за своим подопечным.
- Не провожай меня, я сама доберусь,- сообщила мне Соня,- и береги сестру. Я не вижу её будущего, это плохо.
- Что? Что это значит? – ошарашено спросил я,- у неё нет будущего?
Колдунья лишь вздохнула и молча вышла на лестницу. Я пошел было за ней, но её фигура в белой зимней куртке на глазах стала полупрозрачной и через мгновение Соня растворилась в воздухе.
С тяжелым сердцем я вернулся в дом. Вечер прошел тихо. Моё пошатнувшееся реноме честного человека было восстановлено, но радости от этого я не испытал. Позже я вызвался составить компанию Алинке – выгулять собачку. Сестричка трещала без умолку, делясь нехитрыми школьными новостями, Тузя бегал по двору и метил территорию, а я постоянно крутил в голове слова Колдуньи. «Береги сестру. У неё нет будущего» - мерзкое чувство неизбежного сдавило мои внутренности. Тем не менее, на прогулке ничего страшного не случилось, и мы вернулись в полном составе домой. Тяжелый день понедельник подходил к концу.

Обычно, на следующий день после экзамена я ленюсь и никуда не хожу, прожигая время в компьютерные игры. Но в этот раз я вышел на улицу вместе с сестрой. Проводя Алину до школы, я поехал в институт, соображая, на каком курсе может учиться Соня и где она сдает экзамен. Впрочем, у меня был мощный козырь – я имел счастье быть на короткой ноге с зам.декана нашего факультета. Это сближение произошло не из-за того, что я такой хороший студент, а наоборот, на меня накапали и в первую встречу, зам.декана устроил мне выволочку, пригрозив включить в список на отчисление. Я покаялся и сказал, что готов нести трудовую повинность. Зам удивился и предложил после занятий вымыть его кабинет. В шутку, конечно. Но я пришел. С ведром, тряпкой и шваброй. Потом мы еще пересекались, я клянчил у него допуски на зачеты, он угощал меня карамельками и наставлениями. Вот и сегодня я ввалился в знакомый кабинет ни свет ни заря. Зам. декана завтракал бутербродом и чаем.
- Здрас-сте! – я счастливо улыбнулся,- приятного аппетита!
- Шмелев? Ты? – вздохнул Зам,- Рассвет еще не брезжиться, а ты уж на ногах… и у меня.  Что случилось?
- Николай Васильевич, вопрос жизни и смерти, и только вы…- начал я, но зам.декана махнул на меня бутербродом.
- Олег, прекращай,- строго заявил Николай Васильевич,- ты на сессию вышел в срок, вчера я смотрел ведомость вашей группы, у тебя все хорошо, даже отлично. Что тебе  неймется сегодня с утра?
- Я ищу девушку,- я страдальчески устремил взгляд в потолок,- у неё сегодня экзамен, и я хотел поддержать.
- Ах, вот оно что,- усмехнулся Зам,- ну, а фамилию и курс своей пассии ты знаешь?
- Только фамилию и что сдает,- вздохнул я.
- Ну, и это тоже не мало,- кивнул Николай Васильевич, включая компьютер,- сейчас попробуем найти. Так как её зовут-то?
- Соня Кошечкина,- выдохнул я.
- А! Ну, про эту девочку я тебе и без компьютера скажу,- Зам откинулся на спинку кресла,- очень хорошая девчушка, отличница. На курс старше тебя. Группа К-3-8. Расписание экзаменов на стенде посмотришь.
- Спасибо, Николай Васильевич! – я заспешил на выход.
Узнав номер аудитории, где должен был проходить экзамен у Сони, я понесся туда. Аудитория находилась на третьем этаже в середине длинного коридора.  У входа в кабинет уже толпились третьекурсники, шурша конспектами и книжками. Сони среди них не было. Я завертел головой. Наконец, я заметил её. Ангелушечка прогуливалась в дальнем конце коридора в компании долговязого  черноволосого парня. Одет парень был в строгий деловой костюм черного цвета и белую сорочку, воротник которой венчал  темно-красный галстук.  Долговязый явно что-то  выговаривал Соне, энергично взмахивая длинными тощими руками, демонстрируя золотые запонки в белоснежных манжетах. Колдунья молчала, лишь кротко улыбаясь в ответ на экспрессию собеседника. Я, не церемонясь, подошел к ним.
- Привет,- поздоровался я с обоими.
- Доброе утро,- поприветствовала меня Соня.
- Здрасте,-  буркнул парень,- ты кто, селянин?
- Я – Олег,- представился я,- а ты кто?
Походу, мой простой вопрос привел долговязого в бешенство. Он затаил дыхание и медленно выдохнул.
- Я – Ростислав Лисовский,- важно представился он таким тоном, будто я должен немедленно пасть ниц,- особа приближенная…. Эээ.. к правительству, понял?
- А! Так это и есть – Махинатор? – спросил я у Колдуньи, огребая от неё испепеляющий взгляд.
- Я бы попросил без оскорблений, смертный, не забывай, кто перед тобой! – потребовал Ростислав,- неприятностей хочешь?
- Слушай, дылда,- я сжал кулаки,- может, выйдем, а?
- Так, дальнейший разговор, как я понимаю, бессмыслен,- сообщил Ростислав Соне,- этот ваш Олег – неуправляемое животное. Надеюсь, вы сделали выводы и не будете больше мешать моим планам.
- Всего хорошего, господин младший советник,- делая акцент на слове «младший» попрощалась Соня, - выводы я сделала.
Лисовский прожег меня взглядом карих глаз и стремительно зашагал прочь. Я хотел двинуться за ним, но Колдунья уцепила меня за рукав.
- Убивать людей преступление только в нашем мире,- негромко сообщила она,- здесь ваш мир, наши законы на вас не распространяются.
- Какая неожиданная новость,- фыркнул я,- а чуть пораньше сказать об этом – не судьба?
- А это что-нибудь изменило? – Ангелушечка смотрела на меня кротким взглядом голубых глаз.
- Нет,- признался я,- я бы врезал ему в любом случае.
- Ну, вот видишь,- Соня засобиралась,- мне надо идти, сдаваться.
- Я тебя подожду,- сообщил я,- кулаки подержу.
- Спасибо,- улыбнулась она,- но я, в отличие от некоторых, предмет знаю.
Я проводил её до двери в аудиторию и честно зажал оба кулака.
- Ни пуха, ни пера! – пожелал я.
Она обернулась и лишь покачала головой, улыбнувшись мне. Дверь за ней закрылась, я остался ждать.  


Глава 6. Визит Снежной Королевы.

- М-м-м! Мороженное! – Соня жмурилась, как кошка, которой выкатили целую крынку сметаны,- одно из лучших изобретений вашего мира!
После её экзамена мы отмечали наши промежуточные победы на учебном фронте  в кафе-мороженом. Уютное помещение с небольшими круглыми столиками и желтым мягким светом понравилось нам обоим. Мы забились в дальний угол, и  Колдунья предложила не стесняться, а промотать деньги, которые она стряхнула с меня за Тузика. Я не возражал, и заказ был совершен, не глядя на стоимость. 

- Неужели в вашем мире не додумались до мороженого? – не поверил я.
- Не-а,- мотнула головой Соня , - не додумались, рецепт стащили из вашего.

- Эх вы, маги,- ухмыльнулся я,- что-то с вдохновением у вас – не очень.
- Поэтому люди очень важны для нас,- согласно кивнула Соня,- у вас творческие порывы случаются не в пример чаще, чем у нас. На службе Его Величества есть целое подразделение, в которое берут креативных людей.
- А у этих, у природников? – поинтересовался я вражеским кланом.
- У них все вокруг жизни крутиться, - Соня энергично работала чайной ложечкой над своей вазочкой с разноцветными шариками мороженого,- поэтому Владыко, в противовес королевским Изобретателям, набрал из прихожан Философов. Дабы расшифровать, наконец, смысл жизни.
- О, как? – усмехнулся я, - и есть успехи?
- Понимаешь, Владыко, как и Король – всего лишь люди,- Соня запустила ложку в высокую молочную шапку капучино,- они меняются, когда приходит срок. А новый Владыко, как правило, радикально не согласен с выводами предыдущего. Поэтому Философы находятся в перманентном поиске. Как, впрочем, и Изобретатели. У нового Короля – новые идеи. Это естественно.

- Интересно у вас,- усмехнулся я,- а у тебя там есть парень?
Соня внимательно смерила меня взглядом.
- Не, ну просто ты такая, вот, я и подумал, что, наверное, ну должен же быть, - я был готов провалиться сквозь землю.
- Триста лет назад меня крупно подставили, я ушла с королевской службы, - произнесла Колдунья,- и решила, что никогда больше в моей жизни не будет подобного. Нет, там у меня нет парня. А здесь, похоже, есть.
- Да? И кто он?! – нахмурился  я, но, поймав её лукавый взгляд, тут же растаял,- а, это.. ты про меня сейчас сказала, да?

 

Крысс сидел в своем кабинете и не торопливо просматривал записи, составленные за последние два дня. Кабинетом он называл небольшую комнатку, которую викарий Василий выделил ему в библиотеке прихода. Тесное помещение, без окон, освещалось настольной лампой, одиноко стоявшей на обшарпанном письменном столе, за которым восседал Уполномоченный. Вдоль стен до самого выхода тянулись стеллажи с книгами. Крысс перелистывал страницы очередного талмуда, беззвучно шевеля губами. Вдруг до чуткого слуха Уполномоченного донеслись тяжелые шаги. Кто-то вышагивал по коридору, приближаясь к кабинету. Крысс захлопнул талмуд и вставил в левый глаз монокль. Дверь распахнулась, в свете  лампы, на пороге возникла высокая фигура в белой рясе.
- Здравствуй, животная,- густым басом произнес вошедший,- к тебе я, с вопросом.

- Я бы попросил вас, любезный Павел Иванович,- веско ответил на приветствие Крысс,- обращаться ко мне по имени или, если угодно, господин Уполномоченный. И не стойте в дверях, сквозит!

Павел Иванович прошел в комнату, притворив за собой дверь. Это был рослый белобрысый юноша, один из тех, о которых говорят – косая сажень в плечах. 

- Не придирайся к словам, Крысс,- обиженно прогудел он,- они лишь отражения наших мыслей, не более. Иногда удачные, иногда – искаженные.
- Философствовать советую на рабочем месте,- проворчал Уполномоченный Крысс,- так, что у вас ко мне?
- Хотел спросить, могу я жалобу подать? – потупился Павел, начиная розоветь.
- Жалобу? Викарию? Это ваше право,- важно ответил Крысс.
- Нет, не викарию,- вздохнул детина.
- А, понимаю, сразу – настоятелю? – ухмыльнулся Уполномоченный.
- И не настоятелю,- снова вздохнул парень.
Крысс вылез из-за стола и крадущимися шагами обошел гостя вокруг.
- Самому Епископу, желаете? – конспиративным шепотом обратился Крысс.

- Да нет, же, Мастеру округа жаловаться хочу,- выпалил Павел.
- Как, Мастеру? – у Крысса от удивления выпал монокль и повис на веревочке,- на что же вы, простите, жалуетесь?
- На холодность и непонимание,- буркнул молодой человек и закусил губу, устремив взгляд в пол.
- Я вас – не понимаю! – категорично заявил Уполномоченный, энергично возвращаясь за письменный стол,- и вообще, хотите Мастеру жаловаться – идите к нему.

- А ты, животная, на что здесь посажен, а? – Павел нахмурился и сжал ладони в кулаки, внушительных размеров,- как раз что бы бюрократией заниматься!

- Вы это прекратите! – взвизгнул Крысс,- я Уполномоченный, а не бумагомарака, какой-нибудь!

- Ну, ты же регулярно бываешь там, у них,-  просящим тоном произнес юноша,- ну сам подумай, как мне, магу Природы, в селение технарей с прошением ходить, а?

- Как, как? Как все ходят – ногами,- огрызнулся Крысс,- и вообще, я не уловил сути, на что вы жалуетесь.
- На сговор,- вздохнул Павел,- я к ней с чистыми чувствами, всей душой, а она посмеялась, да и с соседкой уговорилась, что если я снова появлюсь – не пропускать меня, а кружить по лесу, пока из сил не выбьюсь!

- Душещипательно,- кивнул головой Крысс, протирая монокль платочком,-  а о ком речь?

Я, знаете ли, регулярно, исполняя поручение викария, общаюсь с разноклановым населением. Как мужеского полу, так и женского. Кого конкретно вы имеете в виду?
 - Для меня  она -  одна единственная,- вздохнул парень,- и нет никакой другой. Марина – её зовут, Моховая.
- А! – закивал головой  Крысс,- а в подружках у неё эта, огородница под дубом, Соня Кошечкина, да-да, своеобразная магичка.

- Ужасно вредная,- грустно кивнул парень, - что ни слово – то иголка. В мое незащищенное сердце. А Марина её слушает и понять не хочет, что я к ней с большой любовью иду.

- Да, да, да,- рассеяно качал головой Уполномоченный и пробормотал,- вот уж истину говорят – любовь зла, полюбишь и кикимору с болота,- и громко добавил,-  ну так, замиритесь с её подружкой, и все будет совсем иначе!
- Легко сказать, - пробурчал Павел,- как с этой деревенщиной мириться, когда у неё только одни подколки с языка слетают?
 - Не преувеличивайте, – невозмутимо ответил Крысс,- я много наслышан о  Кошечкиной, она раньше работала при дворе, весьма интеллектуальная особа. Или вы сейчас, пардон,  про вашу Марину говорили?
Маг бросил недобрый взгляд на Уполномоченного, и тот, поспешно обронив авторучку, юркнул под стол.
- Ладно, попытаюсь еще раз,- наконец произнес Паша,- вылазь, не трону, отошел я уже.
- А я, собственно, за письменным прибором ходил,- сообщил Крысс, демонстрируя ручку,- вы поинтересуйтесь, может, услугу какую пустяшную надо оказать, или еще чего – проявите дипломатический талант.
- А давай, я тебя с собой возьму? – вдруг посветлел лицом детина,- ты же – крыса языкастая, в делах подобных – искушенная, договоришься лучше меня.
- Меня? – Крысс на мгновение потерял дар речи.- я вам что, сваха?

- Нет, а что? – парень уже стянул чистый лист бумаги со стола Уполномоченного и ручку,- прошение! – громко объявил он и авторучка, подхваченная миниатюрным вихрем вывела на листе слово каллиграфическим почерком,- викарию Василию от послушника Павла Бури. Прошу содействия в переговорах с техномагами, касаемых устройства личных чувств и оказать посильную помощь, выделив помощника-переговорника в лице Крысса Уполномоченного. Дата – сегодняшняя.
Крысс  возмущенно хватал ртом воздух.
- Ну и все,- улыбнулся маг, поставив подпись на прошении,- сейчас отдам викарию, и пойдем.
Он подмигнул в конец растерявшемуся Крыссу и вышел из кабинета. Уполномоченный вынул монокль и рассеянно стал его протирать платочком, периодически выдыхая  на стекло.

 

Увы, вечер нам с Соней испортили напрочь. Только мы, объевшись мороженного, собрались покинуть гостеприимное кафе, оставив чуть ли не половину гонорара некромантки, как у меня зазвонил мобильник.  Мне звонила мать.
- Олег, где ты? – задала она дурацкий вопрос, но её тон заставил все оборваться у меня внутри.
- Я в ..ээ..в институте,- соврал я,- а что?
- Можешь приехать домой? – спросила она,- Витя попал в аварию, Алина заболела, я вызвала «скорую», что-то страшное.
- Да, конечно, бегу,- потерянным голосом прошептал я и повернулся к Колдунье.
Та начертила в воздухе цифры 03 и, перед тем как исчезнуть, мгновение они светились желтым.
- Я пойду,- печально улыбнулась она,- буду дома, если что – звони, отвечу.
- Постой, - я остановил Соню,- что происходит? Что будет с Алинкой?
- Я предупреждала,- серьезно заметила Колдунья,- сейчас будет шантаж – придет Ростик или его Леночка и в обмен на здоровье близких потребуют брошь. Все просто.
- Черт! – воскликнул я,- да чтоб она провалилась эта железяка! А они точно всех вылечат?
- Не факт,- покачала головой Соня,- Ленка эффектная стерва, на этом и выезжает, а как маг – очень так себе. В смысле порчу навести – запросто, а вот без последствий снять – не помню я ни одного удачного случая у неё. Не зря я будущего у девочки не видела.
Я похолодел.
- Ты, ты сейчас нарочно меня пугаешь, да?! – закричал я на неё.
- Нет,- пожала плечами Колдунья,- прости. Давай я тебя перенесу к дому?
- Давай…,- упавшим голосом согласился я,- извини, я зря на тебя ору.
- Ничего,- усмехнулась Соня,- на меня многие орут.
Она сделала плавный пасс рукой, и мы оказались перед дверью моей квартиры.
- Иди, помогай матери,- сказала Соня, отступая на шаг к лифту, - если что – звони.
- Хорошо,- кивнул я, - спасибо.
Открыв дверь ключом, и сделав шаг в коридор, я уткнулся носом в белую пушистую песцовую шубу. Под шубой оказалась рослая пепельная блондинка с огромными синими глазами и тонкими чертами лица. На голове её была аккуратная белая меховая шапочка, руки она держала в такой же белой меховой муфте. Она величественно повернула ко мне голову и удостоила холодного взгляда.
- Здрассте,- выдавил я,-  вы, я так понимаю, Леночка?
- Елена Снежная,- представилась блондинка,- а вы,- она чуть покривила рот,-  Олег-животное?
- Что с Алинкой? – я проигнорировал её вопрос.
- Все будет хорошо, девочка поправиться, как только ваша мать передаст мне драгоценность,- продолжая смотреть на меня, повернув голову в вполоборота, произнесла Снежная.
- Ма-а-м! – позвал я,- тут к нам гости!
Дверь спальни распахнулась и в коридор вышла мать. Взглянув на её лицо, я понял, что с Алиной дело совсем плохо.
- Здравствуйте, - Елена отвернулась от меня и морозила взглядом маму,-  я по поводу здоровья вашей дочери.
- Кто вы? – серыми губами произнесла мама.
- Я – экстрасенс, маг тридцать восьмого уровня. Повелительница жизни и смерти в седьмом поколений,- речь Елены была тягучей и усыпляла,- я пришла, что бы вам помочь. Сейчас вашей дочери станет лучше.
Она сделала пасс руками, и в тот же миг из спальни послышался голос Алинки: «Ма-ам! А где все?!»
Мать всплеснула руками и бросилась к сестренке.
- Можно было и не доводить до такого,- негромко сообщила мне Снежная, чуть склонив голову на бок,- если бы ты и твоя деревенщина не лезли, куда не просят.
- Боже, это чудо! – На пороге спальни появилась мать с Алиной на руках,- она выздоровела! Вы настоящая волшебница! Как мне вас благодарить?
- Брошь ей отдай,- мрачно буркнул я из-за спины колдуньи,- она за ней пришла.
- Ваш сын прав,- кивнула Елена,- я хочу выкупить вашу драгоценность. Вот письменный договор купли-продажи и вот деньги. Сто тысяч.

Магичка вынула из муфты свернутый лист бумаги и тонкую пачку пятитысячных купюр.
- Вы, вы хотите купить брошь? – изумилась мама,- но она не продается!
 - Вы не понимаете,- досадливо нахмурилась Снежная,- если я уйду без драгоценности – девочка умрет. Ясно?
Мгновение мать молча стояла, затем метнулась в спальню. Она вернулась с коробочкой, в которой возвратила брошь Соня.
- Забирайте – решительно сказала мама,- где подписать?


<<на страницу 2 | на страницу 4>>