Понедельник, 05.12.2016, 13:28
Приветствую Вас, Гость



Глава 8. Непрошибаемая молодежь


- Викарий? – вырвалось у меня машинально на названное имя нашего спасителя.
Правда, я сразу пожалел о своем болтливом языке. Маг вцепился в меня взглядом, как клещ.
- Мы знакомы? – наконец, спросил он.
- Заочно,- признался я,- через одного вашего служащего.
- А, понятно,- усмехнулся Василий и отпустил меня, отводя глаза,- простите, что пришлось довести до разрушений, но у нас очень строгая доктрина невмешательства. Только когда нанесение вреда стало очевидным, я применил воздействие.
- Куда их повели? Что будет дальше? – севшим голосом спросил принц,- Отпустите Соню, она не виновата.
- Кто виноват – определит суд,- строго возразил викарий,- арестованные помещены в тюрьму для магов - специально оборудованную башню. После суда их или выпустят, или нет. А сейчас, в ближайшем будущем - произойдет ваша инаугурация. Вынужден подтвердить скорбное известие о кончине вашего отца, примите мои соболезнования.
- Так значит я – Король? – растеряно спросил Никитка, оглядываясь на золотую статую старого короля.
- Через час в тронном зале вас назовут державным монархом, Ваше Высочество,- Василий чуть поклонился.
- Как умер мой отец? – спросил принц,- и кто сидит в статуе?
- Он умер естественной смертью, мы проверили,- серьезно ответил маг,- а в статуе сидит второй заговорщик против вашего престола – Ростислав Лиссовский, бывший младший советник.
- Послушайте, начальник,- обратился я к викарию,- а свидания с заключенными у вас вообще – практикуются?
Василий наградил меня удивленно-насмешливым взглядом:
- Вы, молодой человек, вижу, беспокоитесь за свою подружку? Это похвально, конечно.  А, разрешите узнать, почему вас не задевает тот факт, что она, в приступе гордыни, использовала заклинание такой мощи, что вас бы просто размазало на атомы, не притормози я это действо?
- Ничего,- хмыкнул я, пожимая плечами,- сама размазала, сама и собрала бы потом.
- Мда-а,- сокрушенно покачал головой викарий,- современную молодежь ничем не прошибешь.
- А в чем её обвиняют? – поинтересовался принц,- мы можем как-то поспособствовать её досрочному освобождению?
- Ваше Высочество,- Василий укоризненно смотрел на принца,- ну хотя бы вы, будьте благоразумны. Оглянитесь – прах и разрушение! И вы хотите это поощрять?
- Нет, - серьезно ответил принц,- но я бы предпочел её вернуть и амнистировать. Она – ценный сотрудник при дворе.
- А, набираете личное окружение,- усмехнулся викарий,- понимаю. К сожалению, просто так я её отпустить не имею права. Факт нарушения закона состоялся. Я вынужден действовать согласно предписаниям.
- Что вы ей инкриминируете? – повторил вопрос Никита,- и что я, как Король, могу сделать?
- Обвинение типично: использование магии с целью нанесения физического вреда людям,- пожал плечами Василий,- Если вам так уж не терпится вытащить её из башни - подайте ходатайство об освобождении. В нем укажите, что добровольно доверили свою жизнь задержанной. И претензий, в случае своего убиения, не имеете. Если вы оба подадите такие бумаги, то её выпустят, за неимением состава преступления. Но, - викарий по очереди наградил нас внимательным взглядом,- вы же не напишите, что ваша гибель была запланированной…
- Да, не вопрос. Давайте я подпишу такое,- попросил я, и посмотрел на ботаника.
Принц ушел глубоко в себя, задумавшись.
- Эй, новатор,- я пихнул Никиту в бок,- проснись! Ты будешь за Соню писать или мне тебя взгреть все-таки?
- Что?! - очнулся ботаник, потирая бок, но сразу спохватился,- а, ну да, конечно. Вы можете дать нам бланки? – обратился он к Василию.
- Я пришлю к вам своего секретаря,- вздохнул маг, видя, что слова убеждения на нас не действуют, - простите, но у меня много дел, Ваше Величество.
- Последний вопрос, господин маг,- Никита сделал останавливающий жест,- вы легко справились с магией духа и так же легко деактивировали магию смерти. Какой ветке магов вы все же принадлежите?
- К обоим,- пожал плечами Василий,- я – Абсолют.
Викарий исчез, оставив нас в пустой зале. Из мебели сохранился лишь столик у входа и золотая статуя старого Короля с заговорщиком внутри.
- Слушай, хотел тебя предупредить,- я серьезно разглядывал ботаника,- ты на Соньку не облизывайся, понял. Мне плевать, что ты принц, усек?
- В таком случае,- ботаник сверкнул на меня очками,- я тебе тоже хотел сказать, что будешь выступать – казню нафик. Усек?
Мы стояли друг против друга, и я уже был готов отлупить наглого очкарика, как вдруг тот усмехнулся и отвернулся от меня.
- Э! ты чего? – не понял я его маневра.
- Да дурь это все,- улыбнулся Никитка,- Соня – бессмертная, пройдет лет десять, мы повзрослеем, а она по-прежнему останется такой. А через двадцать? Начнем стареть. А через сорок? Она будет такой же девчонкой, а мы будем седобородыми старцами.
- Говори за себя, - выдохнул я. Бить ботаника уже расхотелось, - я бороду отпускать – не собираюсь.
Неожиданно нас привлек звук глухих ударов, исходящих от золотой статуи Короля.
- Эй, как вас там, Ростислав! – крикнул Никита, подходя к памятнику,- как вы там?
- Неважно,- признался заговорщик,- у меня все затекло. Я тоже хочу в башню!
- Потерпите, мы сейчас позовем кого-нибудь! – продолжал кричать принц и обратился ко мне,- нужен слесарь.
- А что сделает слесарь? – поинтересовался я,- голову ему отпилит? Кстати, она будет живая, он же маг.
- По-моему, им просто нельзя её отпилить,- с сомнением в голосе сказал Никита,- типа – пила ломается.
- С чего бы ей ломаться? – удивился я,- они ведь как люди – из мяса и костей, только не умирают. Но, вообще-то, у нас есть возможность поставить эксперимент,- я кивнул на статую.
- Эй, смертные, вы что задумали? – раздался испуганный голос Ростилава,- побойтесь хоть кого, не будьте зверьем!
- А чего ты сам не вылезешь? – спросил я у махинатора,- ты же маг – наколдуй себе свободу.
- Ты, селянин, быдло необразованное! – загромыхал Ростик,- золото – прекрасно защищает от любых магических воздействий. Колдовать здесь, внутри – сколько угодно, а вот наружу выплеснуться… Я не умею!
- Тогда сиди и жди слесаря,- огрызнулся я,- бездарь!
- Добрый день, уважаемые господа,- в залу входил Крысс собственной персоной,- я буквально на секунду займу ваше внимание. Викарий Василий попросил меня подготовить прошения об освобождении магички Кошечкиной и снятии с неё обвинения о причинении вреда вашему здоровью. Все правильно?
Уполномоченный хитро поглядывал на нас глазками, блестя моноклем.
- Да, - согласился Никита, - все верно.
- Давай, где надо расписаться?- поторопил я Крысса.
Тот важно открыл свой портфель и вытащил два листа бумаги, заполненных убористым каллиграфическим почерком.
- Ваши подписи – здесь и здесь,- Крысс протянул перо сперва Никитке и тот подмахнул бумажку, затем мне. Я тоже расписался на строке со своей фамилией.
- Ходатайства отправлены! – провозгласил Крысс, и бумаги исчезли из его рук. Он засобирался, запирая портфель.
- Ну и? – нетерпеливо поинтересовался Никита,- когда её освободят?
- Молодой человек, - веско заметил Уполномоченный,- подождите пять минут! Судья – не автомат, он должен прочитать эти два документа. И тогда…
В середине залы появилась Соня. Она сидела, обхватив колени руками, и смотрела в одну точку. Появившись в библиотеке, она подняла голову, с удивлением оглядываясь по сторонам. Заметив нас, она просияла и протянула к нам руки.
- Мои милые мальчишки, – негромко и ласково произнесла она.
Мы поспешили к ней и помогли Ангелушечке подняться на ноги.
Соня по очереди наградила каждого из нас чмоком в щеку и подошла к распахнутому окну:
- Ужасно сидеть в темной комнате без окон,- сообщила она,- наказание за проступки против людей длится сто лет. Чтобы не осталось непосредственных участников событий и все забылось.
Она развернулась к нам лицом и смущенно улыбнулась, виновато разведя руками в стороны.
- Твоя идея дезинтегрировать каталожный зал,- заметил я, оглядывая пустое помещение, устеленное толстым слоем серого пепла, - мне нравиться. Я бы вообще всю библиотеку разметелил. Не зря кто-то там написал, что горе – от ума.
- Олешка, ты варвар,- вздохнула Колдунья,- как ты в институт-то попал и до второго курса продержался, с такими взглядами?
- Я не варвар, я твой паж! – гордо задрал я нос,- тебе следует заняться моим образованием. Стыдно иметь пажа-варвара. Или… может, это пикантно? Я могу ходить походкой австралопитека и помахивать дубиной. Будет выглядеть – фантастично! Все придворные статс-дамы сдохнут от зависти.
- Ох, что-то мне не везет в высшем свете,- заметила Соня, - Никита, мне, после случившегося, не стоит появляться при дворе.
- Наоборот,- категорично возразил принц,- Абсолют Василий прямо намекнул, что для тебя нужно придумать наказание, дабы ты прониклась и гордыню усмирила.
- Да, мой Король,- Ангелушечка покорно склонила голову.
- Будешь восстанавливать разрушенный каталог! – выдал принц,- причем заочно, потому, что я тебя назначу своим советником.
- Ты обалдел? - поинтересовался я у будущего самодержца,- тут работы – лет на сто! Опомнись, пока не поздно, а то я в декабристы запишусь!
- Зато, в отличие от тюрьмы, здесь есть окно,- заметил Никита,- ничего, ничего, ломать – все горазды, а вот чинить обратно никто не хочет.
- Никит, каталог я восстановлю,- негромко пообещала Колдунья,- а вот советником быть… я не могу. Я же в институте учусь.
- Придется совмещать,- вздохнул принц,- я тоже не собираюсь бросать учебу. Но прийти на трон в одиночку я не могу. Старое окружение меня перемелет за месяц или даже раньше. Олег, я тебя тоже имею в виду, не думай, что тебя это не касается.
- А я то, что могу? – удивился я,- Впрочем, паж-варвар – к вашим услугам вашество. Дубину мне выдадут? Есть у тебя в Арсенале дубины?
- Найдем,- улыбнулся принц,- а сейчас, позвольте мне пригласить вас на мою коронацию. Или, как она сейчас современно называется – инаугурацию.
- Минуточку,- попросила Соня. Она присела на корточки и сделала пару движений руками, похожие на те, что делает плывущий фривольным стилем современный отдыхающий. Потом, Колдунья резко подняла руки вверх и поднялась.
Из серого пепла, ровным слоем лежащего на полу, начали расти каталожные шкафы.
- Через полчасика все восстановиться, - сообщила она и бросила насмешливый взгляд на Никиту,- очень легкое наказание, сир, благодарю.
Будущий король только пожал плечам и вздохнул. В зал вошел лорд Тыцкий в сопровождении лакея. Увидев растущие, как грибы, шкафы, воспитатель замер, судорожно хватаясь за сердце.
- Борис Абрамович, не волнуйтесь,- усмехнулся Никита,- все самое страшное уже позади. Лучше пригласите сюда слесаря. У нас заговорщик в статуе.
- А Ростислав остался там? - на мгновение голубые глаза Сони стали похожи на холодные льдинки Снежной,- мой король, подарите мне этот сувенир?
Она заискивающе улыбнулась и уставилась на Никитку наивными глазами.
- Не-ет!! – раздалось из статуи,- посадите меня в башню!!! Ну, пожалуйста!!! Не отдавайте меня ей!!!
- Э-э-э,- протянул Никита, тая под взглядом Ангелушечки,- нет,- мотнул он головой, сбрасывая сладкое наваждение,- нет, потому что я не хочу начинать правление с каких-то личных разборок и мести. Ростислав будет осужден судом и приговорен к заключению в башню.
- Ваше Высочество,- подал голос Тыцкий, выходя на середину зала,- я уполномочен сообщить вам две новости. Примите мои соболезнования, Ваше Высочество, вчера Ваш отец умер. Его тело, развеянное злоумышленниками, собрали наши маги. Церемония похорон назначена на завтра.
Воспитатель сделал скорбную паузу и продолжил,- И вторая новость: сегодня вы вступаете на трон. Такая спешность оправдана катастрофическим положением дел. Ваш отец, последнее время, был болен и не мог уделять должного внимания государственным вопросам.
- Я в курсе,- кивнул Никита и жестом указал на меня и Соню,- это костяк моего кабинета министров. Знакомьтесь, статс-дама первого ранга и старший советник по государственным делам Соня Кошечкина.
Колдунья присела в реверансе, отводя взгляд в сторону, соблюдая этикет.
- И,- продолжил принц,- моя правая рука, доверенное лицо, Олег Шмелев.
- Здрас-сте,- улыбнулся я побледневшему лорду.
- Очень рад знакомству,- пролепетал Тыцкий и обратился к Никите,- Ваше Величество, вам и вашим… гм… придворным следует привести себя в порядок перед церемонией. Я распоряжусь, что бы подали все необходимое в ваши покои.
Он поклонился и замер.
- Хорошо, - просто ответил Никита, жестом отпуская воспитателя,- распорядитесь, мы сейчас подойдем.
Лорд ожил и шустро засеменил к выходу, огибая прорастающие из пепла новенькие шкафы.
- Сонь, - спохватился я,- я обещал Алинке, что ты возьмешь её в гости, когда она уроки сделает. А как быть сейчас, даже и не знаю. Мы, похоже, во дворце сегодня на весь день…
- Я думаю, твою сестренку можно поручить лорду Тыцкому,- неожиданно включился в разговор Никита,- он ей даст начальные представления об этикете, покажет дворец и вообще, воспитатель он хороший. Ну, а как человек, да, типичный придворный. Никуда от этого не денешься.
- Хорошая мысль,- одобрила Колдунья,- а девочке будет интересно посмотреть на настоящий дворец с придворными и королем.
- Тогда, все в порядке,- улыбнулся я.
Мы пошли приводить себя в порядок и готовиться к важному мероприятию. Впереди шагал Никита, а я, галантно предложив руку Колдунье, вел Ангелушечку, млея от счастья. Тогда я еще не знал, какие события повлечет моя должность доверенного лица. Я шел под ручку со своей девчонкой, и она улыбалась, искоса поглядывая на меня своими голубыми глазами. Будущее скрывалось за пологом настоящего, но я не торопился приподнять эту завесу, в этом мире приключения сами искали меня.

вернуться на страницу 1