Воскресенье, 04.12.2016, 23:22
Приветствую Вас, Гость



Глава 4. Пустышка


Господин Тыцкий был в бешенстве. Он расхаживал по своему кабинету и апеллировал к  приглашенному магу из отдела безопасности. Маг спокойно наблюдал за расхаживающим вельможей, и  отвлеченно, с завистью, посматривал на богатую обстановку кабинета. Мраморный пол, мебель красного дерева, серебряные подсвечники с искусственными свечами, бархатные темные шторы на огромном окне с золотыми кистями, все это немного раздражало безопасника, вынужденного ютиться в гораздо более скромных апартаментах.  
- Это высшей степени возмутительно! – кипятился Борис Аркадьевич,- наглая девчонка, вместо того, что бы подчиниться, забирает принца, усыпляет меня – его воспитателя и скрывается в неизвестном направлении! Вы в курсе, где сейчас наследник?
- Разумеется, да,- с ленцой в голосе отвечал маг. Он был одет по форме, предписанной этикетом, и ему было чрезвычайно жарко в плотном балахоне с капюшоном за спиной,- мои сотрудники установили, где он, кто она, и куда они направляются.
- Так, арестуйте эту девку! – взвился Тыцкий,- она же причинила мне вред!
- Не вижу состава преступления, господин лорд,- пожал плечами маг,- физического вреда вам нанесено не было, госпожа Кошечкина действовала согласно законодательству – принц активировал символ абсолютной власти, она была вынуждена выполнять только его приказы, игнорируя любые другие распоряжения.
- Дьявол! – в сердцах бросил Борис Аркадьевич,- ну хоть попугать её вы можете? Я в долгу не останусь!
- Что? Попугать? – удивленно переспросил маг,- отдел безопасности – это не инструмент для лечения вашего самолюбия, господин воспитатель
- Хорошо, тогда я подам заявление, что она мне навредила,- сообщил Тыцкий,- и доведу дело до суда!
- Ложные заявления – не принимаются, вы же знаете,- ухмыльнулся маг, - но, если вам действительно хочется припугнуть девчонку, мы с вами можем выступить как обычный патруль и нацепить на неё браслеты Лаврентия. Потом, конечно, придется их снять и извиниться, но первоначальный эффект будет достигнут, поверьте. Ни один начинающий маг, а по документам Кошечкина продвинулась в магии не далее третьего круга посвящения, не остаётся спокойным, чувствуя, как блокируются все его скромные возможности.
- Эти ваши браслеты,- с некоторой тревогой спросил вельможа,- это безопасно для человека?
- Для человека это просто наручники из золота,- пояснил безопасник, - а для мага, прошедшего   до семи кругов  посвящения включительно -  абсолютный блокиратор его магических способностей.
- Десять тысяч,- категорично заявил Борис Аркадьевич, вынимая из тумбы стола пачку ассигнаций,- большего оно не стоит.
- Идет,- усмехнулся маг, проводя над пачкой ладонью, заставляя её исчезнуть.


  Баркас у Паши был великолепен. Белая широкая лодка с длинной мачтой и белоснежным парусом, туго надутым ветром, бесшумно несла нас по зеркальной глади реки. Солнечные зайчики вихрями разлетались от колышущейся воды. Я, опустив обе руки в воду, свесился с борта, периодически вскидывал голову, что бы оценить красоту прибрежного пейзажа. Водичка в реке была прохладной и приятно холодила руки. Кикимора учила Алинку колдовать маленьких золотых призрачных рыбок, с помощью волшебной бузинной палочки, Соня, забившись в тень от паруса, читала свою красную книгу, принц сидел на носу, свесил босые ноги, с засученными до колен штанинами. Сам Павел находился на корме вместе с Тузиком, управляя рулем и ветром.
- Теть Соня-а! – крикнула Алинка,- смотри, как я умею!
Она затейливо махнула палочкой, и в тот же момент рядом с лодкой всплыл бегемот и поплыл на спине параллельным с нами курсом, смешно задрав в небо четыре ноги-тумбы.
 - Та не так махать надо! – возмутилась, краснея за ученицу, Кикимора, ловя на себе снисходительный взгляд подружки, - я ж тебе десять раз показывала, и у тебя получалось уже!
- Простите, теть Марин,- потупилась Алинка, - я нечаянно, как-то само получилось…
- Не баловались бы вы с животными,- прогудел Паша с кормы,- они хоть и призрачные, но все же, животные. Наколдуйте радугу лучше, красивую.
- Ой, а вот радугу, я как-то и запамятовала уже,- в конец стушевалась Маринка,- ни к чему мне… вот и забыла… Кикимора хмурясь складывала длинные пальцы в различные знаки и сокрушенно мотала головой.
- Ну вот, радугу не можете, - усмехнулся Паша, - эх вы, колдуньи…
Разумеется, его замечание не прошло мимо ушей Ангелушечки. Соня, не отрываясь от книги,  вскинула левую руку, и, быстро сложив пальцы в хитрый знак, крутанула кистью.
От берега до берега протянулся высокий радужный мост. Все участники экспедиции, затаив дыхание, наблюдали, как баркас проходит под разноцветным сводом этого чуда.
- Такой талант и в могилы зарываешь,- покачал головой Паша,- Соня, приходи к нам в приход, настоятель проведет обряд, станешь природницей!
- Угу, - буркнула Колдунья,- магию жизни он мне привьет, а с противоположной магией мне что делать? Абсолютом быть я не согласна!
- Зря ты так, Мастерица,- поджал губы Павел,- быть Абсолютом – очень почетно. Конечно, многое придется делать руками, как люди делают. Но умения свои будешь направлять на великие цели!
- Ой, да что бы Сонька – руками что-то делала? – Кикимора получила возможность вставить шпильку подружке за фиаско с золотыми рыбками и радугой,- да у неё даже посуда – сама моется и по столу бегает!
- Марина, любовь моя, ты самая лучшая Хозяйка в округе,- умиротворяюще пробасил Паша,- и мастерица не хуже подружки своей. Просто, чуть потренироваться надо. Мы с тобой все это – пройдем, не беспокойся, душа моя.
Ангелушечка молча ухмылялась на слова природника, не вылезая из книжки.
- Те-о-оть Сонь, ты сказки обещала! – вдруг вспомнила Алинка.
- Сказки? – удивилась Соня,- ах, да… Ну жила была одна девочка…- Соня продолжала поглощать книжку,- и был у неё… позитронный мозг.
- Что? – обалдело переспросил я, - эй, ты что читаешь?
- У вас, людей, в фантазиях проскакивают самые смелые и правильные мысли,- пояснила Колдунья и, заложив страницу, захлопнула книгу,- Алин, прости, давай я сначала начну?
Пока Соня рассказывала душещипательную историю о девушке, полюбившей одного дровосека, которую сгубил  хитрый и коварный водяной, сделав её, таким образом, своей водянкой-наложницей, я прокрался на другой борт и, наконец, рассмотрел книгу Сони. Мои сомнения окончательно развеялись – библиотека научной фантастики, Айзек Азимов «Три закона робототехники».
- Сонька, ну ты кончай такие жалостливые истории рассказывать! – Маринка одной из ленточек промокала набежавшие слезки,- Мало того, что она счастья своего не встретила,  так еще этот гад ползучий  обрек её в болоте быть вечно, света белого не видеть!
- Не плачь, теть Марин,- попыталась утешить Кикимору Алинка,- это же просто сказка такая…
- Это не сказка такая, это жизня такая,- усугубила эффект вредная Колдунья, вызвав протестующие возгласы со стороны Алинки и Маринки.
- Не бывает в жизни водяных, теть Со-онь! – категорично заявила Алинка, но Кикимора, отплакавшись и, переведя дух, сказала:
- Бывают, только в дремучих болотах они водятся. Я бы тебя сводила, показать, но после такой истории – ни-ни! Ни за что! Они и вправду хитрые и до девиц охочи.
- А какие они, теть Марин? – заинтересовалась сестричка.
Но ответить Кикиморе не дали. Сидевший на носу принц неожиданно закричал:
- Смотрите! Эй, смотрите!  Зеркало плывет!!
Паша среагировал мгновенно, убрав ветер из паруса и переложив руль на сторону. Баркас развернуло и он, став попрек реки, остановился.
Все, кроме Павла, сгруппировались у борта, к которому медленно подплывало большое круглое пятно с ровными краями. В диаметре оно составляло не менее метра, и было абсолютно гладким и черным.
- Странно,- заметил принц,- а мне показалось, что это – зеркало.
- Не показалось тебе,- заметил Павел со своего места кормчего,- зеркало оно и есть. Их магия, мертвая.
Природник махнул рукой на Соню.  Колдунья с интересом смотрела на приближающееся пятно.
- Это жидкое серебро – пояснила она,- а на воде оно, что бы  дьюл сделать удобнее было.
- Кого, кого делать? – поинтересовался я, но меня перебил Павел.
- Мастерица, ты бы прибрала эту мертвую гадость, а? – попросил он,- не дай бог, баркас в неё попадет, что мы со своими пустышками делать будем?
Соня согласно кивнула и, легко взмахнув руками, подняла над водой черный зеркальный блин.
- Маринка, у тебя где-то крынка с молоком была,- произнесла Колдунья, удерживая черный кругляш  над водой,- может, молока кто хочет?
Кикимора нырнула в корзинки с провиантом, стоявшие под мачтой, и извлекла пузатую глиняную крынку.
- Ребятишки, давайте, а? – попросила она,- молочко вкусное, прохладное. Ну, кто будет?
Первым вызвался Паша. Он отпил половину крынки и передал её мне. Я тоже основательно приложился, но оставалась еще треть. Её допил принц. Тем временем, Соня, творя легкие пассы, закручивала черный блин в рулон. Освободившуюся крынку она попросила поставить прямо перед ней. Свернутый рулон она подтянула к себе и поставила «на попа», одним концом в крынку.  Черный свиток начал медленно оплывать, стекая в тару. Через минуту он весь истек, наполнив собой глиняную емкость больше чем наполовину.
- Запечатаю я его,- вполголоса произнесла Колдунья и резко сжала пальцы в кулаки. Горловина крынки смялась, как будто была из пластилина, замазав собой выход черной жиже.
- Кто же баловался этой непотребщиной? – поинтересовался вслух Паша,- это же надо додуматься – на реку её вылить и оставить!
- Оставили – потому что собрать не смогли,- пояснила Соня, - а вот и ответ плывет.
На волнах закачалось что-то похожее на бревно.
- Господи, - вскрикнула Маринка, закрывая ладонью глаза Алинке,- да что ж это?
- Это неудачный дьюл,- сообщила Соня, всмотревшись в приближающееся бревно.
- Теть Марин, а мне не видно,- пожаловалась Алинка, хлопая ладошками по, закрывающей глаза, ладони Кикиморы.
- И не на что там смотреть! – категорично заявила Маринка,- срамота и страх один. Спать потом плохо будешь, зачем тебе это надо? Сейчас оно проплывет и все.
- Это… отец?! – воскликнул принц, разглядев в бревне одеревеневшую фигуру голого старика.
- Не покойник это, не бойтесь,- прогудел Павел,- пустышка оно, дьюл – по научному.
Старик, медленно покачиваясь, плыл по течению, одной руки у него не было, и я ясно видел, как  в круглую дыру на туловище затекает и вытекает обратно речная вода.
- Это – манекен? – спросил я,- оно  точно не человек.
- Дьюл,- пояснила Соня,- это точная копия образца, полая внутри. Своего рода – оболочка. Её может примерить на себя другой человек  и стать неотличимо похожим на образец, с которого был снят дьюл.  
- Кто-то сделал копию короля? – продолжал я сыпать вопросами.
- Как видишь,- кивнула Соня,- Что бы сделать дьюл, надо образец  пропустить сквозь поверхность жидкого серебра. То есть, в нашем случае, монарха швырнули в воду, и он прошел сквозь пятно. Но у конкретной пустышки – нет руки, она, видимо, не попала в пятно. Поэтому её и бросили.
- А образец, он, ну, когда пройдет сквозь серебро, он жив остаётся?  - запинаясь почти на каждом слове, поинтересовался принц.
- Да, действие черного серебра не опасно для человека,- подтвердила Колдунья.
- Мне кажется, лорд Тыцкий не зря хотел вернуть меня пораньше,-  печально произнес Никита,- я думаю, мне надо во дворец. Простите, друзья, но я вынужден вас оставить и украсть у вас Соню. Сам я перемещаться – не умею. Она покинет вас на пятнадцать минут, не более…
Он обратился к Колдунье,- госпожа Кошечкина, я прошу вас.
Соня кивнула и вскинула обе руки вверх. Через мгновение их фигуры растаяли в воздухе.

на страницу 5