Пятница, 09.12.2016, 20:23
Приветствую Вас, Гость




Хитрец-молодец


В давние времена жила в одной маленькой деревушке бедная вдова. Жила она вместе с сыном, которому уж не знаю сколько было лет – может, тринадцать, а может, и пятнадцать. Помогал он ей в поле, но работал, признаться, с прохладцей.

И вот как-то раз говорит вдова сыну:

– Сынок, надо бы тебе поусерднее на поле трудиться, а то так и прослывешь лодырем.

– Не лодырь я, матушка. Просто охота мне другим делом заняться.

– Каким же это?

– Буду я поначалу хитрецом. Видать, таким я уродился.

– Кем-кем? Хитрецом?

– Ну да, хитрецом-молодцом... Очень уж хочется мне надо всеми нашими богатеями посмеяться.

– Ох Боже мой, Боже мой! – всплеснула руками вдова. – Пойду-ка я лучше в церковь, спрошу у Господа Бога совета.

Сказала она так и в самом деле в церковь отправилась. А сынок-то ее, не теряя времени, тоже побежал к церкви, но только другой дорогой. Прибежал он первым, спрятался за алтарь и принялся мать ждать-поджидать. Через минуту и вдова к алтарю подошла. Подошла, опустилась на колени и давай к Богу взывать:

– Скажи мне. Господи, кем должен стать родимый мой сыночек?

– Хитрецом-молодцом, – донеслось из-за алтаря. Не поверила вдова своим ушам, переспросила снова и тот же ответ получила. Хоть и удивилась она, но перечить Богу не стала и, стукнувшись лбом о каменные плиты, прошептала:

– Спасибо тебе. Господи, за совет!

Потом поднялась с колен и к дому пошла, приговаривая:

– Ах Боже мой, Боже мой! Хитрецом-молодцом! Но пока брела она по дороге, обогнал ее сыночек и, встретив мать на пороге, спрашивает как ни в чем не бывало:

– Ну как, матушка? Что сказал Господь Бог?

– Ох, сынок, и не спрашивай! Сказал он мне, что быть тебе хитрецом-молодцом.

– Ну и правильно... Так я и думал. Сегодня же и возьмусь за дело.

И он в самом деле взялся за дело.

Неподалеку от их лачуги жил один богатый и жадный крестьянин. Пробрался мальчишка к нему во двор, переловил всех его кур и спрятал их в лесу.

Утром ворвался богач в лачугу вдовы и заорал:

– Это твой сынок всех моих кур утащил! Кроме него некому!

– Ах... ах... ах..

– Нечего тебе ахать. Вот позову жандармов, тогда и узнаете, почем фунт лиха!

– Жандармов? Ну уж нет, здесь жандармы совсем ни при чем. Ведь мой сын не вор какой-нибудь, а хитрец-молодец! Так и знайте.

– Что? – удивленно вытаращил глаза богатей. – Хитрец-молодец? Коли так, пусть попробует забрать ночью моих коней из конюшни. Поглядим, какой он хитрец-молодец!

– Хорошо, соседушка, передам я ему твои слова. Пошел богатей домой, призвал к себе трех мальчиков-конюхов и говорит им:

– Сегодня вечером пойдете вы на конюшню, сядете верхом на моих коней и просидите так всю ночь. И не вздумайте слезать! Тогда не уведет их никакой хитрец-молодец.

Вечером взобрались мальчишки на хозяйских коней и слушают: не крадется ли хитрец-молодец? Долго они так сидели, но ничего не услышали. Тихо было кругом, одни только собаки лаяли. Вдруг около полуночи раздался рядом чей-то веселый голос:

– Эй, ребята, что это вы здесь, в конюшне, делаете?

– А, это ты! – обрадовались струхнувшие было мальчишки, узнав сына вдовы. – Да вот велел нам хозяин приглядеть за конями, а то, говорит, вдруг придет какой-то хитрец-молодец и утащит коней.

– Ха-ха-ха! – расхохотался тот. – Вот бы на этого хитреца-молодца поглазеть!

– Хочешь поглазеть, оставайся с нами.

– А чего ж, посижу, пожалуй... Ведь торопиться мне некуда.

Остался хитрец. Посидел, посидел немножко, зевнул и говорит ребятам:

– Что-то спать охота, да и скучно здесь. Пойду водички попью, а заодно и вам принесу.

Вышел сын вдовы из конюшни и вскоре принес флягу воды, да не простой, а сонной.

– Попейте, друзья, а то от безделья и впрямь уснете.

Выпили воду мальчишки и тут же заснули. А хитрец-молодец снял их осторожно с седел, уложил на солому, вывел коней из конюшни и спрятал в лесу: пусть-ка, мол, поищетхозяин своих коней.

А поутру, пока мальчик был еще в лесу, снова прибежал к вдове рассерженный богатей:

– Это твой сынок увел у меня ночью коней! Пойду позову жандармов, пусть засадят его в тюрьму!

– Да я же говорила вам еще раньше, что ни при чем здесь жандармы, коли не вор мой сынок, а хитрец-молодец. А помимо прочего, вы же сами его испытать предложили.

Разве забыли?

– А ведь верно... Ну ладно. Раз уж он хитрец-молодец, пусть покажет мне свое искусство еще раз – пусть снимет простыню с моей кровати, на которой я сплю.

Передала вдова сыну слова богатея. Усмехнулся он и молвил:

– Хорошо.

Вечером сделал он из соломы большую куклу в рост человека, привязал к ней длинную веревку, а ночью, забравшись на крышу богатея, просунул это соломенное чучело в трубу. Сам же за дом спрятался и начал дергать чучело за веревку.

Зашуршало чучело в дымоходе. Услыхал богатей шорох и подумал, что это хитрец-молодец через трубу лезет. Схватил он ружье, да как пальнет прямо в чучело!

Бах!.. Перебила пуля веревку, и упало чучело прямо в кухонный очаг. Выскочил богатей из спальни и к очагу.

– Попался, мошенник! Попался, хитрец-молодец! – во весь голос закричал он.

Когда же разглядел он в очаге соломенное чучело, чуть не лопнул от досады. А пока богатей разглядывал в кухне чучело, хитрец-молодец проскользнул в спальню через окно, схватил простыню и мигом скрылся.

Вернулся богатей в спальню, глянул на кровать и рот раскрыл от изумления: простыни-то и след простыл!

А надо вам сказать, что был у богатея брат, и не какой-нибудь там простолюдин, а сам господин кюре. Кстати, знаете вы небось, что господа эти куда хитрее своих прихожан?

Так вот, когда рассказал ему богатей о проделках сына вдовы, изумился кюре до крайности, расхохотался и, будучи человеком азартным, тут же велел передать хитрецу-молодцу свое настоятельное желание: пусть он попробует личные его денежки стащить.

– Так ему и скажи! – несколько раз повторил он своему брату. – Но предупреди: если не удастся его проделка задам я ему хорошенькую трепку!

– Ладно, скажу, – согласился богатей и в тот же вечер передал мальчишке слова брата.

– Что ж, поглядим... Утро вечера мудренее, – отозвался сын вдовы и спать пошел.

На следующий день пришел кюре в церковь и стал утреннюю мессу служить.

А тем временем спрятался сын вдовы за алтарь – хорошо хоть, народу в церкви мало было – и, едва кюре начал богослужение, произнес зловещим шепотом:

– Если ты не отдашь все свои сбережения мне, Господу Богу, то проклят будешь и от сана отлучен!

– О Господи! – обмер от страха кюре. – Если ты так хочешь, побегу домой за своими сбережениями.

И в самом деле побежал господин кюре домой. Не заметил, однако, кюре, как следом за ним побежал и сын вдовы.

Подкрался мальчишка к дому кюре, приложил к двери ухо и слышит, как служанка спрашивает у кюре:

– Что это с вами стряслось, ваше преподобие? Что вы делаете?

– Отвяжись от меня, презренная! Благословил меня Господь Бог! Вот и отдаю я ему все свои деньги.

– Как это отдаете? А мне? Вы же задолжали мне за целый месяц!

– Не бойся, под тюфяком у меня припрятаны еще сто золотых экю.

«Ага, вот мошенник! – подумал сын вдовы, прислушиваясь к их разговору – Ну, погоди!»

И, разузнав, что ему было нужно, помчался опять в церковь, спрятался за алтарем и стал ждать кюре. Пришел кюре, положил на алтарь туго набитый мешочек с золотыми экю и произнес вполголоса:

Вот мои деньги, О Господи, прими их от чистого сердца и даруй мне райское блаженство!

Кюре склонил смиренно голову и вдруг слышит:

– Ах ты нечестивец! Решил часть добра от меня утаить? У тебя же под тюфяком еще сто экю припрятаны!

– О святой отец! – рухнул на колени кюре. – Забыл я про них. Поистине, ничего не укроется от твоего всевидящего ока!

Крути не крути, а пришлось господину кюре еще разок домой сбегать и забытые сто экю принести. Ну, а пока он бегал, положил мальчишка рядом с мешочком, набитым деньгами, другой мешок, большой и прочный, и, когда кюре принес утаенные сто экю, произнес утробным голосом:

– Ты правильно поступил, сын мой. За это перенесу я тебя в рай прямо живым. Полезай в мешок головой вперед.

Обрадовался кюре и забрался в мешок, а мальчишка сгреб деньги к себе в карман, завязал мешок крепко-накрепко, вскинул его на плечо и двинулся в путь.

По дороге кюре и говорит:

– Нельзя ли поосторожнее? А то обломал ты мне, Господи, все бока.

– Терпи, сын мой. Не на прогулку ты собрался, а в рай. Дорога-то туда трудная и тернистая. Так что терпи.

Притащил хитрец-молодец мешок к курятнику богатея, опустил на землю возле двери и произнес строго:

– Когда услышишь, что открывается дверь, кричи как можно громче: Я в раю! Я в раю!

Сказал так, поставил на землю мешочек с деньгами – знай, мол, наших! – и отправился домой, посмеиваясь.

А бедный кюре всю ночь прислушивался к воркованию голубей, притаившихся под крышей курятника, и время от времени блаженно вздыхал:

– Ах Боже мой. Боже мой, это ведь ангелы в раю толкуют!

Рано утром открыл богатей дверь курятника, а его брат кюре как заорет:

– Я в раю! Я в раю!

Выпучил глаза богатей в изумлении, разинул рот да и застыл как вкопанный.

Тем временем сбежался к курятнику народ, а кюре все кричит да кричит:

– Я в раю! Я в раю!

Развязали крестьяне мешок и чуть не лопнули от смеха-вылез из мешка сам господин кюре. Глядит кюре по сторонам и ничего не понимает. А когда понял, подхватил свой мешочек с деньгами и припустил домой под веселое улюлюканье.

Вот видите, какую шутку сыграл лукавый мальчишка. Дело-то здесь не в деньгах – не нужны они были ему. Просто хотел он показать кюре и его братцу, кто из них глупее. И показал. Ну и ловкий он паренек! Весь в меня.