Пятница, 09.12.2016, 08:46
Приветствую Вас, Гость




Ибн Джафар и черный раб


   Об Абдаллахе ибн Джафаре - да будет Господь доволен ими обоими - рассказывают:
   - Однажды во время одного из своих путешествий он остановился в пальмовой роще, сторожем которой был черный раб. Он увидел, что рабу принесли три лепешки - его еду. Вдруг появилась собака. Раб бросил одну лепешку ей. Собака съела ее, и раб бросил ей вторую. Собака съела и ее. Тогда он бросил ей последнюю. Она съела и эту лепешку.
   Абдаллах - да будет им доволен Господь - спросил у раба:
   - Что ты ешь каж-дый день?
   - То, что ты видел,- ответил раб.
   - Почему же ты сам не съел хоть одну из них?
   - Собака здесь чужая. Я полагаю, что она пришла издалека и голодна. Я не хотел ее оставлять голодной.
   Тогда Абдаллах спросил:
   - Что же ты сегодня будешь есть?
   - Буду поститься,- ответил раб.
   "Все упрекают меня в излишней щедрости,- подумал про себя Абдаллах,- этот же раб щедрее меня".
   И он купил раба, пальмовую рощу и все, что там было. Затем освободил раба от рабства и все купленное подарил ему".
   Раб бросил псу голодному кусок,
   С собакой поделился, сам голодный.
   Пусть господа поклонятся рабу,
   Он выше их душою благородной.
  
Шамс Ад-Дин Джами, Притчи

Певица, ибн Джафар и ученый

   Жил в Медине ученый, преуспевший во многих божественных науках. Проходя однажды по кварталу работорговцев, он увидел рабыню-музыкантшу, красоте ее голоса завидовала Зухра, а прекрасному лику ее удивлялось солнце. Ее красота, ее обольстительные кудри и родинка ввергли ученого в безумие любви. Слушая ее игру, он уносился из этой жизни в пустыню небытия, внимая ее пению, он выходил из теснин разума на просторы безрассудства.
   Прекрасный лик, прекрасный голосок
   И порознь сердце каждое тревожат.
   А если эти двое заодно,-
   И самый стойкий устоять не сможет.
   Скинул с себя он одеяния мудрости и облачился в рубище позора, отрешенный и беспечный слонялся по улицам и базарам Медины. Друзья порицали его, но никакой пользы не дало это. Все его существо говорило и пело лишь об одном.
   Все красивее милая день ото дня,
   Нет спасенья от этой беды у меня.
   Все упреки насквозь пролетают, как ветер,-
   Лишь сильней раздувающий бурю огня.
   Эту историю рассказали Абдаллаху ибн Джафару, да будет им доволен Господь. Он потребовал к себе хозяина невольницы и за сорок тысяч дирхемов купил ее. Затем повелел, чтобы она спела ту песню, которой так пленился тот ученый. Когда она спела, Абдаллах спросил ее:
   - У кого ты научилась этому? - У такой-то певицы,- сказала рабыня и назвала ее имя.
   Абдаллах истребовал к себе и эту певицу. Затем он позвал того ученого и сказал:
   - Хочешь ли ты услышать тот напев, который так пленил
   тебя, из уст наставницы той рабыни?
   - Да,- ответил ученый.
   Абдаллах повелел певице спеть тот напев. Ученый упал без чувств, все подумали, что он умер.
   - О,- сказал Абдаллах ибн Джафар,- грех в убийстве этого человека падет на нас.
   Но все же после этого он велел плеснуть водой в лицо ученого. Тот пришел в себя.
   - Мы не предполагали, что твоя любовь к невольнице дошла до этого,- сказал Абдаллах.
   - Клянусь Богом,- ответил ученый,- то, что скрыто, больше того, что проявилось.
   - Хочешь ли ты услышать этот напев от самой невольницы?- спросил Абдаллах ученого.
   - Ты видел, что было со мной, когда я услышал его от другой, в которую не влюблен. Что будет со мной, если я его услышу из уст моей возлюбленной?- сказал ученый.
   - Узнаешь ли ты ее, если увидишь?
   Ученый заплакал и сказал:
   - Спросил ты: "А ты узнаешь здесь похитившую сердце и веру?" - О, клянусь, других я здесь бы не узнал.
   Абдаллах велел привести невольницу и отдать ее ученому. И сказал:
   - Она - твоя. Клянусь Богом, я на нее не посмотрел даже краешком глаза.
   Ученый припал к ногам Абдаллаха ибн Джафара и воскликнул:
   О, как ты вдруг ко мне успех такой приводишь?
   Из моря бед меня на луг благой приводишь?
   К душе израненной родник живой приводишь?
   К заплаканным глазам сон и покой приводишь!
   Потом взял невольницу за руку и отправился к себе домой. Абдаллах же велел одному из своих рабов:
   - Возьми сорок тысяч дирхемов и отнеси им, чтобы из-за житейских неурядиц не села пыль на их души и ничто не омрачало их любовных услад.
  
Шамс Ад-Дин Джами, Притчи

Халиф и юродивый

   Халиф в окружении пышной и блистательной свиты проезжал по Багдаду. Подошел к нему юродивый и сказал:
   - О халиф! Попридержи поводья, я сложил в твою честь три двустишья.
   - Прочти,- сказал халиф.
   Тот прочел стихи, и они понравились халифу. Заметив это, юродивый попросил:
   - Окажи милость, дай мне три дирхема, чтобы я мог купить масла и фиников и наесться досыта.
   Халиф повелел за каждое двустишье выдать ему по тысяче дирхемов.
   Если так нуждой унижен тот, чья слава - жемчуг слов,
   Что щедротам падишаха вознести хвалу готов,
   Если впрямь душой возвышен тот, кто звучно восхвален,-
   Каждый бейт оценит грудой драгоценных жемчугов.
  
Шамс Ад-Дин Джами, Притчи