Четверг, 08.12.2016, 19:00
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

ЗАЧАРОВАННЫЙ САД ГНОМОВ ИСКУССТВА




Карета снова катилась лесными тропками, и друзья были счастливы видеть, что этот незнакомый лес меняется летом точно так же, как и их родные места.

            Как и всегда, первыми зацвели дикие яблони и груши, кусты боярышника, - все они, словно сговорившись, завернулись в гирлянды белоснежных небольших цветков. Ярко-розовым цветом заполыхала дикая вишня, следом за ней пришла очередь сирени – обыкновенной, от почти фиолетовой до почти голубоватой, и белой. Мелкие желтые цветочки раскрыла лесная акация, вскоре они сменятся тонкими трубочками с семенами.

            Следом зажег кремовые свечи каштан, затем вновь подтвердилась старая примета: зацвела черемуха – жди холода. Наконец, проснувшись утром, друзья так и ахнули – кусты над головой были покрыты крупными цветам, нежными, как небо на закате. Это зацвел боярышник.

            - Совсем как на нашей мельнице, - вздохнула как-то Березка.

            Все невольно вздохнули. Часто по вечерам каждый вспоминал дом, который они впервые оставили так надолго. Русалка думала о тихих омутах под корягами и теплой траве на мелководье, а близнецы часто вспоминали маму, ее песни и рассказы, и рыбалку с папой, и семейные ужины… Даже Молодой Мышь иной раз становился задумчивым и молчаливым.

            Друзья часто останавливались на ночлег в деревнях гномов из Дремучего Леса, и каждый раз удивлялись тому, как одинаково и в то же самое время по-разному живут разные гномы.

            Однажды они попали в деревню музыкантов, расположенную в соловьиной роще. Все гномы, от мала до велика, отличались прекрасным голосом, и каждый обязательно умел играть на каком-то музыкальном инструменте. Мужчины часто выбирали ударные, и тогда на весь лес разносилась звонкая барабанная дробь, а из духовых инструментов любили трубу. Женщины выводили нежные мелодичные трели на флейтах, многие искусно владели струнными: арфой или скрипкой. Малыши играли на гобое или просто развлекались с колокольчиками.

            В другой раз они узнали интересный способ письма – не буквами, а маленькими картинками. Составив рисунок из таких картинок, гномы рассказывали о каком-то событии, конечно, тем, кто понимает, что это не просто картинки.

            Гномы, жившие в зарослях бузины, отлично умели составлять лекарства и волшебные зелья на любой случай жизни. Они понимали язык звезд на небе, отлично знали, где расположена какая звезда или планета, и умели прочесть на небесах судьбу любого существа. Вот только рассказывать о будущем всем, кто хочет слушать, не разрешается никому – по обычаям бузинных гномов, так можно накликать беду.

            Березку поразил обычай выносить на улицу больного, чтобы каждый мог дать ему совет, как лечиться. Дома, в Дремучем Лесу, напротив, не принято было беспокоить того, кто заболел, и пациента всегда старались держать в отдельной комнате.




Цветет акация

            Тут же обычно прятали от отцов детей, и мальчик знакомился с папой, только справив свой пятый день рождения. Как объяснили бузинные гномы, детей, и мальчиков, и девочек, следует прежде всего учить трудолюбию и правдивости, но сыновей отцы учат владеть луком и ножом, а малышам слишком рано знакомиться  с оружием.

            Чуть дальше жило племя гномов-актеров, они славились тем, что, приезжая на ярмарку, обязательно устраивали кукольное представление. Они и дома часто разыгрывали веселые и печальные сценки, и в такие минуты обычные осиновые гномы преображались не только благодаря костюмам и гриму. Казалось, это сказочные персонажи и герои книг явились сюда собственной персоной, и посмотреть на них собирались соседи со всей округи.

            - А не тяжело выдавать себя не за того, кто ты на самом деле? – спросила однажды Русалка.

            Осиновые гномы рассмеялись и объяснили, что их обычай разрешает притворяться и лгать только на сцене.

            К сожалению, нигде не находилось подходящего озера или запруды, где могла бы поселиться Русалка. Обычно рядом протекал либо слишком мелкий, пересыхающий в жару метель, либо озеро оказывалось слишком большим и холодным из-за бьющих на дне ключей, либо, напротив, слишком маленьким и непроточным.





Сирень

Да и гномы понимали, что, несмотря на неизменное гостеприимство, едва ли кто-то из новых знакомых предложит им переселиться навсегда. Гномы не могут жить слишком тесно, а все подходящие для усадьбы места были уже заняты. И путешествие продолжалось и продолжалось.

 

***   ***   ***

            Иногда случалось, что кому-то из гномов нужно было проведать родственников и друзей, и они просили путников взять их с собой. Конечно, для попутчиков всегда находилось место в карете, и друзья охотно соглашались подвезти новых знакомых, куда они просили.

            Так однажды путешественники оказались в деревне гномов из племени Ромашки. Все в усадьбе, расположенной на краю поля, усеянного ромашками, отлично умели рисовать, кроме этого, у них было принято украшать дом и подворье отлично выточенными из дерева или камня скульптурами.

            Дома у моховых гномов тоже любили красоту, но обычно не писали картины, чтобы повесить их на стену, а вышивали разноцветными нитками одежду, скатерти и полотенца. А избы и мебель украшали резьбой по дереву. Идея создавать вещи только для красоты очень понравилась близнецам.

            Вот почему они нисколько не удивились, когда, простившись с хозяевами, встретили за околицей девушку с мольбертом, которая вдохновенно переносила на бумагу наброски полевых трав. Художница объявила, что она из племени садовых гномов, и попросила подвезти ее домой.

            Удивил всех только Тим: обычно доброжелательный даже к чужим, он повел себя крайне агрессивно. Пес непрерывно и злобно лаял, прижав уши и дрожа мелкой дрожью, как будто увидел волка. Березка еле-еле успокоила своего любимца.

***   ***   ***

            Роза – так звали художницу из-за розовых, почти как у эльфа, волос, - вызвалась сама показывать дорогу. К удивлению Молодого Мыша, она отлично умела водить мопед. Друзья отдыхали, глядя в окно, и не переставали изумляться тому, как меняется пейзаж.

            Обычно в лесу цветы сирени надо еще заметить в сплошном зеленом покрывале. Сейчас же цветы окутывали кустарник очень густо, да и деревья оказались необычными, очень симметричными, как будто бы кто-то специально для красоты подрезал им ветки. Цветы тоже росли не как Бог на душу положит, а аккуратно, каждый рядом с собратьями, каждый на своем месте, словно овощи на грядках.

            Вдруг показались белые крепостные стены, и карета въехала в литые узорные ворота. В глубине очаровательного, с большим вкусом и мастерством созданного сада били маленькие фонтанчики, создавая прохладу в самый жаркий день, выложенные белой плиткой дорожки не позволили бы запачкать туфельки даже после дождя и вели к изумительному шедевру архитектуры – замку из красного кирпича, украшенному башнями, и лесенками, и балкончиками.

            Удивительной красоты девушки и юноши – садовые гномы – окликнули с балкона:

            - Роза, ты? Ну, наконец-то! Иди сюда, у нас все готово!

            Друзья отметили про себя, что никто не удивился их появлению, никто даже не спросил, как их зовут и откуда они, словно они были давними и хорошими знакомыми. Роза потащила их в глубину сада, где уже был накрыт стол (это оказалось очень кстати, так как путники проголодались). За столом, оживленно беседуя, обедали или ужинали, это было не совсем ясно, так как время обеда уже давно прошло, а время ужинать еще не наступило. Кто-то присаживался к столу, кто-то выходил из-за стола, не спрашивая разрешения.

            Затем Роза повела друзей осматривать замок и сад, и каждый нашел то, что ему по душе: Молодой Мышь и Боровик – качели и карусели, еще лучше, чем бывают на ярмарке; Березка – тенистые беседки, а Русалка – большой и глубокий бассейн из белого мрамора, наполненный чистой водой.




Гости были в полном восторге, но, когда Молодой Мышь или Боровик пытались узнать, кто и как создал такую красоту, Роза или вовсе со смехом не отвечала на вопрос, или, приступив к объяснению, быстро теряла нить разговора. В конце концов, близнецы решили, что у садовых гномов существует обычай, не разрешающий рассказывать секреты мастерства чужакам, и прекратили расспросы.

            Незаметно настал вечер, и садовые гномы устроили веселую вечеринку! Музыка и танцы звучали на весь тенистый сад, танцевали и пели все присутствующие. Жизнь казалась прекрасной, а недавние странности – естественными и вовсе не удивительными. Все пели под караоке и много пили особый, терпкий напиток из цветных бутылок. Гостям тоже предложили выпить, но, приученные в Дремучем Лесу осторожно относиться к незнакомой пище и питью, близнецы и Молодой Мышь лишь обмочили губы. Садовые гномы, видимо, очень любили этот напиток, потому что близнецы заметили, что многие из них носят с собой постоянно такие бутылки, прихлебывая между делом по глоточку.

            В какой-то момент на столе появилась курильница, в которой тлело, пуская густые клубы дыма, очень душистое вещество. Садовые гномы вбирали это вещество в особые трубочки и курили, глотая дым. Несколько таких трубочек предложили гостям:

            - Попробуйте, вам будет хорошо.

            Боровик хотел сказать, что ни разу в жизни не пытался глотать удушливый дым, напротив, всегда зажимал нос и рот, если дома что-то горело, но сестра незаметно толкнула его в бок.

            - Большое спасибо за угощение, - сказала она, глядя на соседку невинными глазами, - Но мы к этому непривычные, никогда еще не курили. Если можно, чуть позже.

            - Никогда в жизни не… ты хочешь сказать, что еще никогда не курила? – Роза от изумления уронила рюмку, и на скатерти осталось темное пятно, - Слушай, а зачем ты вообще тогда жила на свете?

            - Что ж, без курения и жить, что ли, нельзя? – пробормотал Боровик так, что его услышала только Березка.

            - Впрочем, вы же были погребены в этом ужасном Дремучем Лесу, откуда же вам знать, - нашла для них извинение Роза, - Между прочим, эта трава – лучшее, что есть на свете! Одна затяжка – и ты уже не здесь, в скучной реальности, а совсем в других мирах, волшебных, добрых, теплых! Только попробуй!

            - Спасибо, но в другой раз, сегодня я устала с дороги, - вежливо, но твердо отказалась Березка.

            Роза пожала плечами и, как всегда, не стала продолжать разговор. Через секунду она уже весело хохотала с кем-то другим.

***   ***   ***

            Утром друзья проснулись гораздо позже обычного и долго не могли сообразить, где находятся, так сильно болела голова. Впрочем, хозяева поднялись еще позже, к обеду. Редкий садовый гном просыпается, когда солнце еще не в зените. Не убрав за собой постели и позавтракав за столом, накрытым еще с вечера, садовые гномы разбрелись по окрестностям, кто с мольбертом, кто с гитарой, а кто и с пустыми руками.

            - Мы – гномы искусства, у нас особые правила, ведь мы и сами особенные, - заявил один из гномов, поэт Нарцисс, когда Березка робко спросила у него, не пора ли заняться уборкой. – Уборка подождет. Вот ты… умеешь писать стихи?

            - Я умею! – не растерялась Русалка и прочла стих, придуманный в гостях у племени Белого Единорога:

Не может корова

Играть на гармошке

Зато у меня есть

Копыта и рожки!

Копытами топаю,

Рогом бодаю,

Меня ты не бойся,

Я просто играю!

            Всем очень нравилось это стихотворение, но Нарцисс только скривился, словно у него внезапно заболели зубы.

            - Это, конечно, по-своему мило, друзья мои, - снисходительно заметил прославленный поэт, - Но так скучно, так старомодно! Нет, это не настоящая поэзия!

            - А какая поэзия – настоящая? – спросила Русалка, скрывая обиду.




Поэт Нарцисс немедленно влез на стул и, закатив глаза и воздев руки к небесам, важно продекламировал:

Выхожу один я под луною,

Так один по жизни и бреду,

Как всегда, я не в ладу с собою,

И не знаю я, куда бреду.

Словно я живу в страшном бреду

Садовые гномы бурно аплодировали, Русалке и лесным обитателям стихи показались бессмысленным набором слов. Наскоро поблагодарив поэта, друзья отыскали Розу, она рисовала в дальнем конце сада. Холст был очень пестрым от ярких пятен, но что же было изображено на картине, понять было невозможно.

- Что это такое?- поинтересовалась Березка.

- Одуванчики, - ответила художница.

- Одуванчики? – растерялся Молодой Мышь, - Но разве бывают сиреневые и красные одуванчики с синими и черными листьями? Посмотри сама, они зеленые и желтые!

- Много вы понимаете, - надула губы Роза, - Это в жизни они зеленые и желтые, а на картине – такие, какими я их вижу! Мы, гномы искусства, все видим по-другому! Вы ничего не понимаете в высоком!

Друзья, вздохнув, убрались восвояси. Березка умела вышивать одуванчики, Боровик мог вырезать их на дереве и на бересте, да и в путешествии они видели множество гномов, владеющих искусством создавать прекрасное. И от их таланта всем было хорошо, но от высокого искусства лесные обитатели вовсе не почувствовали себя счастливыми. Странно, но это так.