Суббота, 03.12.2016, 09:44
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ
ИЗ ОДНОЙ ЛОВУШКИ В ДРУГУЮ

            Вечер прошел точно так же, как и накануне, и лесные обитатели незаметно ушли, не дожидаясь окончания вечеринки. Но сегодня сад неожиданно лишился своего очарования: друзья вдруг заметили, что дорожки очень давно не никто не подметал; что у статуи отбит нос, а мрамор бассейна растрескался; что сам замок обветшал, осел от времени, балконы и мансарды того и гляди рухнут, ступеньки на крыльце выщерблены, и на них легко упасть, двери скрипят, в окнах кое-где выбиты стекла, и они заколочены фанерой, а углы везде затянуло паутиной.

Всем невольно вспомнился родной Дремучий Лес, Запруда и Поле, и небогатые, маленькие, но такие чистые, аккуратные, ухоженные домики их обитателей.

            - Садовые гномы – плохие хозяева. Интересно, почему они так ленивы? – заметил вслух Молодой Мышь. В ответ все только вздохнули.

            Друзья решили, что уедут отсюда завтра же утром, но эти планы осуществились совсем не так, как рассчитывал Молодой Мышь.

***   ***   ***

            Садовые гномы отнеслись к отъезду гостей с таким же равнодушием, как и к их появлению. Боровик уже сидел на козлах, но неожиданно пришлось задержаться – куда-то запропастился Тим. Молодой Мышь и Березка бегали по всему саду, окликая собаку, пока не выбились из сил, и сейчас тихо плакали в карете, хозяева же лишь пожимали плечами, отвечая, что ничего не видели.

            Вдруг вдалаке раздался знакомый лай, и Тим вскочил в карету. Хозяева не знали, ругать им собаку или хвалить, не помня себя от радости, но самому Тиму было явно не до эмоций.




Пес беспокойно дрожал с ног до головы, скулил и, хватая близнецов за край одежды, звал их куда-то за собой. Боровик и Молодой Мышь поспешили за собакой.

            Тим привел их в тот уголок сада, где вчера они встретили Розу. Там и сейчас стоял мольберт, лежали кисти и краски. Но сама художница, бледная до синевы, лежала на спине, еле дыша. В руке она сжимала цветную бутылку.

            - Роза, Роза, очнись! – Боровик тряс девушку, бил ее по щекам, но ничто не помогало привести ее в сознание. Молодой Мышь бросился в замок:

            - Помогите! Роза заболела! Помогите! – вопил он во все горло, но садовые гномы собрались с таким видом, словно он предложил им прогулку к фонтану. Сбиваясь и перебивая сам себя, Молодой Мышь сообщил, что случилось.

            Садовые гномы переглянулись и пожали плечами.

            - Где у вас тут носилки! Давайте, скорее же! – призывал Молодой Мышь.

            - Не волнуйся, - заметила подруга Розы, - Она просто спит. Ей хорошо.

            - Как ей может быть хорошо! В ней едва теплится жизнь! – Молодой Мышь и не знал, как еще растолковать очевидное.

            - Она не больна. Она слишком много выпила, - заметил кто-то. – Впрочем, надо посмотреть, может быть, ей действительно стало плохо…

            Несколько садовых гномов, в том числе поэт Нарцисс, отправились  вместе с Молодым Мышеем, но по дороге отстали все. Нарцисс увидел нечто, что породило в нем волну поэтического вдохновения, и он заявил, что в такие минуты может лишь писать стихи, не размениваясь ни на что иное. Кто-то заметил бабочку, кто-то просто заявил, что устал и не пойдет дальше.




В это время Боровик, выбившись из сил, в отчаянии опустился на землю. Откуда-то сверху раздался птичий голос:

            - Ты, я вижу, не из этих? Не садовый гном? Откуда ты?

            - Мы гости, из племени Моховых Гномов, что живет в Дремучем Лесу, далеко отсюда. С нами Русалка, - привычно ответил Боровик. – Не могли бы Вы нам помочь?

            Птица горько рассмеялась.

            - То-то я и заметила, что ты ведешь себя и поступаешь, как обычный, живой гном. А здесь – могила. Все, кто живет здесь, только кажутся живыми. Они пьют этот странный напиток, лишающий разума, и курят трубочки, разрушающие здоровье. Они умирают, и никто не замечает их гибели. Все они давно покинули свое племя и дом, а здесь… ну ты сам видел, никому и ни кого нет дела.

            - Неужели ей нельзя помочь? – Боровик почувствовал себя так, словно внезапно окунулся в ледяную воду.

            - Грачи говорили, некоторых удалось вылечить в больнице, в городе, - задумчиво сказала птица, - Такое уже было, и гномы вернулись к родным. Но мой совет тебе – не думай о ней, спасайся сам. Беги! Тебя не будут искать. Беги! Тут – склеп, тлен и запустение, тут опасность. Ты можешь стать таким же! Беги!

            С этими словами птица улетела.




***   ***   ***

            Сумерки уже опустились над лесом, но Боровик гнал и гнал лошадь. На руках у Русалки и Березки Роза то приходила в себя, то снова теряла сознание. Несколько раз у художницы шла носом кровь, она просила пить и то умоляла ехать быстрее, то, напротив, хотела, чтобы лошадь придержали, и не было тряски.





Боль смыла с художницы весь лоск, и сейчас в карете лежала совсем слабая, исхудавшая, измученная девушка. Березка и Русалка старались помочь ей, как умели, но они никогда еще не сталкивались с таким недугом.

            Роза умерла, когда до города оставалось совсем немного… Моховые гномы похоронили ее у дороги, в зарослях одуванчиков и лесных колокольчиков, которые так любила рисовать художница. Все долго стояли в молчании.

Наконец, Боровик призвал всех ложиться спать, и все медленно разошлись, кроме Русалки.  Вернувшись за ней, Березка заметила, что русалочка горько, безнадежно плачет.

***   ***   ***

            Утром друзья заметили, как печально и страшно изменился лес. Парк остался далеко позади, и здесь уже ничто не напоминало царство цветов: исчез подлесок и кустарник, так что цвести было нечему. Вместо веселого разнотравья – сухая, вытоптанная, как камень, земля, через которую пробивается разве что чистотел. Нижние ветки у деревьев обломаны, и они торчат, словно палки, воткнутые в землю великаном. То и дело попадаются пни, а самое неприятное – свалки мусора! Пластиковые бутылки, и стеклянные или железные банки, и бумага, и брезент, и полиэтиленовые пакеты, и пластмассовые упаковки товаров. Однажды за окном мелькнула даже старая мебель и посуда.

            - Похоже, иные не видят разницы между лесом и помойкой, - брезгливо поморщилась Русалка.




Молодой Мышь и Боровик посоветовались и решили вернуться назад, почти к самому зачарованному саду, и уже там решить, в какую сторону двигаться дальше.

            Но вернуться оказалось не так-то просто! На широких тропах то и дело появлялись люди, пешком, на мотоциклах, на велосипедах, и тогда надо было срочно съезжать в канаву и прятаться. К тому же здесь часто попадались гномы – в повозках, каретах или двуколках, а однажды мимо окошка проехал самый настоящий гномий автомобиль, совсем как у двуногих! Во всяком случае, Молодой Мышь утверждал, что видел автомобиль для гномов своими собственными глазами.

***   ***   ***

            В очередной раз Молодой Мышь объявлял, что нашел правильную дорогу, но вскоре следующие попутчики уверяли его, что двигаться надо в совсем другую сторону. Молодой Мышь чертыхался, но даже Тим, с его собачьим нюхом, виновато вилял хвостом, когда след перебивался каким-то другим запахом.

            Лошадь, выбившись из сил, просто остановилась посреди дороги, и никакие уговоры и понукания не могли сдвинуть ее с места. Ничто, кроме внезапного урагана, поднявшего на дороге такое облако пыли, какое не всегда увидишь во время самой жестокой бури. Путникам моментально запорошило глаза, а лошадь бросилась в сторону, опрокинув повозку, так что Боровик вылетел из кучерского места прямо в канаву с водой, а на голову Березке и Русалке посыпалась посуда… Друзей оглушил протяжный, страдающий вой, так, наверное, кричит вампир или привидение… Нечто ужасное пронеслось мимо с грохотом и свистом, а, когда облако пыли рассеялось, Молодой Мышь и Боровик увидели, что над ними стоят незнакомые гномы, протягивая руку. Другие гномы помогли выбраться девушкам и сейчас осматривали карету, которая, к счастью, не слишком пострадала.




- Можете двигаться, говорить? – спросил один из помощников. Боровик только кивнул в ответ.

            - Что…. Что это было? – заикаясь, спросил Молодой Мышь.

            - Кто же стоит на пути у человеческого автомобиля? – качая головой, заявил гном, - Вы же могли погибнуть!

            - Так это был человеческий автомобиль?! – воскликнула Русалка.

            - А что же еще? – воскликнул гном-шофер. – Вы что, машины никогда не видели? Ни гномьей, ни тех, на которых носятся двуногие?!

            Боровик объяснил, кто они и откуда, а также заверил нового знакомого, которого звали Карбюратор, что они никогда не видели человеческих машин, только слышали их гул и грохот издалека, и даже не подозревали о том, что гномы тоже изобрели автомобили.

            - Ясно, - почесал в затылке Карбюратор, - Следуйте за мной, я помогу вам добраться до города, а дальше… там будет видно. Есть менее оживленные проселочные дороги, с вашим опытом вождения вы не попадете там в аварию.

            Карбюратор ехал очень медленно, а Молодой Мышь и Боровик двигались за ним, след в след, стараясь в точности повторять все, что делает опытный водитель. Если поворачивал знакомый автомобиль, поворачивали и друзья, если он останавливался, то все терпеливо ждали, когда можно будет продолжать путь, если же перестраивался из одного ряда в другой, мотоциклист и кучер старались в точности повторить его маневр.

***   ***   ***

            Человеческий город ошеломил лесных обитателей: они и представить себе не могли громадные дома из стекла и бетона, выше самых высоких деревьев; поля из асфальта и плитки, толпы людей и машин на улицах. Городские гномы жили на окраине парка, и там было несколько спокойнее, но, стоило карете остановиться – тут же раздался резкий свисток.

            - Это полиция! – объяснил Карбюратор, - Проезжайте, тут нельзя останавливаться!

            Машин становилось все меньше и меньше, и Карбюратор остановился на тихой городской улочке, рядом с лавкой, где торговали цветами и фруктами. Здесь он помог ослабевшим от потрясения лесным обитателям следовать за собой и вошел в вестибюль одной из башен.

            Друзья заметили довольно просторный холл, в который выходили несколько запертых дверей с номерами на них.  Карбюратор нажал на кнопку, и откуда-то сверху приехала небольшая будка, которая сама распахнула двери.

            - Простите, а это что, и есть Ваш дом? – вежливо поинтересовался Молодой Мышь.

            Карбюратор расхохотался.

            - Что Вы! Это всего лишь лифт – устройство, которое поднимет нас наверх. Я живу на девятом этаже.

            - А разве здесь, внизу, Вы не живете? – уточнил Боровик.

            - Нет, конечно, тут живут совсем другие гномы, я даже не со всеми знаком, - ответил Карбюратор.

            Лифт привез их на нужный этаж, и любезных гном открыл свою квартиру, приглашая новых знакомых остановиться у него.