Суббота, 10.12.2016, 11:52
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

ПОИСКИ В СНЕГУ

Время текло незаметно в домике Моховика, потому что хозяева старались не оставлять Голубого Мышонка наедине с грустными мыслями. В свою очередь, тот оказался отличным партнером по настольным играм и приятным, остроумным собеседником, который знает много забавных анекдотов. Всем хорошо сидеть в у теплой печи, и никуда не торопиться, и ни о чем не беспокоиться.  Обжигающий душистый чай с медом, молоком и вареньем согревает внутренности, и кажется, что тепло течет по жилам. Холодные лесные тропинки словно находятся на другой планете - друзья вернутся к ним в свое время, а сейчас они могут подождать...



А на поверхности день за днем ветер приносил холодный воздух с севера,  метель продолжала плясать и сыпать снежинки – и  жесткую стылую землю накрыла белоснежная пушистая перина. Тонкие веточки молодых осинок, кленов и березок, казавшиеся такими беззащитными без листвы, принарядились в тонкое искрящееся кружево измороси. Кусты, которые  недавно сердито оборонялись от случайных прохожих голыми узловатыми сучьями, теперь выглядели как странные, фантастические существа. Из-под снега ярко сияли красные гроздья рябины и темные, рубиновые ягоды боярышника. Могучие ели словно постарели за одну ночь - поседели и слегка опустили плечи. На ясном бледно-голубом небе ни ветерка, ни облачка. Тишина. Лишь иногда с шумом вспорхнет птица -и с еловой лапы дождем срывается целая охапка снега.

Горячие пирожки с капустой только что выскочили из печи, как в дверь постучали. На пороге стоял встревоженная, растрепанная Белочка.

- В лесу несчастье, - заявила она с порога, даже не поздоровавшись, - Пропал один из молодых зайчат!

- Как это - пропал? - удивился Моховик, - Кто видел его в последний раз?

- Вот это мы и пытаемся выяснить, - вздохнула белочка, - Птицы и мы, белки, уже поспешили сообщить новость всему Дремучему Лесу. Но со вчерашнего утра никто малыша не встречал.

- Видишь ли, Длинные Ушки всегда был одним из самых любопытных детенышей. Оно и понятно, он уже достаточно подрос, чтобы не заблудиться, и у него отлично окрепли лапки, так что его не могли поймать ни волк, ни лиса, ни медведь, - постаралась успокоить Белочку Малинка.

- Ох, я даже не знаю, что и подумать, - белочка прижала лапки к вискам, - Конечно, нельзя сразу же терять надежду, но... У меня самой не раз бывали дети, и уж я знаю, почем фунт лиха! Все малыши - такие бесенята, что стоит только отвернуться - мигом попадут в беду! Унес же ястреб моего среднего! Зайцы не такие родители, чтобы сразу же поднимать панику, а сейчас они в отчаянии!



***   ***   ***

            Мороз трещал в кустах, как крупный сильный зверь, который с трудом пробирается через заросли.  Первым шел Отец Заяц, за ним гуськом – Мама Зайчиха, Отец Мышь и Голубой Мышонок. Моховик на лыжах замыкал шествие.

            - Будем идти по следам, - решил Отец Заяц, - К счастью, снег мягкий и рыхлый.

Если присмотреться к такому снегу внимательно, многое можно заметить. Лесные обитатели умеют читать следы лучше, чем люди - книги. Ведь у каждого зверя – свои, особые отпечатки лапок, такие же разные, как и человеческие лица, а благодаря тонкому, чуткому носу лесной зверек может точно сказать не только, КТО здесь прошел, но и КОГДА прошел. 



  Вот легкие, тонкие следы изящной маленькой хищницы - куницы. Она редко спускается на землю, предпочитая подкрадываться к задремавшим на ветвях птицам. Вот и сейчас следы оборвались точно у корней высокой сосны – не повезло ее обитателям!

Птицы оставляют следы, очень похожие на галочки – видно, что экономные синицы спускаются вниз, чтобы поклевать семена из упавших на землю шишек. Друзья не раз замечали пустые шишки и упавшие перышки.

- Пока ничего необычного, - заметил Голубой Мышонок.

Помощь лесных мышей оказалась бесценной – маленькие и юркие, они то и дело обыскивали землю под снегом, стараясь понять, не провалился ли зайчонок в канаву или яму, незаметную зимой. Если же рядом оказывался вход в чью-то нору, мыши тщательно обнюхивали его, стараясь уловить запах зайца, пока не становилось ясно – Длинные Ушки не был здесь в ближайшую неделю.

Отец Мышь только собирался очередной раз нырнуть в снег, как вдруг замер, подняв мордочку, и его блестящий кожаный нос завертелся, как пропеллер, втягивая воздух.



Глядя на него, Моховик и Голубой Мышонок остановились, но тут Отец Мышь предостерегающе  поднял лапку и приглушенно пропищал сыну:

- Я чую След Волка. Предупреди Зайцев.

Мышонок бросился вперед, но Отец Заяц уже и сам ощутил страшный запах Серого Волка. Схватив Маму Зайчиху за лапку, он в один скачок оказался рядом с друзьями.

- Где? – спросил Моховик.

- Вот они, - оглядевшись, шепотом ответил Отец Мышь.

Эти следы напоминали след собаки, но волки ходят, наступая сильнее всего на переднюю часть лапы. Видно, как лесной охотник крался, переступая мелкими шажками, прячась за валунами – кое-где остались серые волоски. А дальше – дальше он бросился на добычу, чтобы схватить и уже не отпускать, бросился изо всех сил – вон как глубоко увязли лапы, какая длинная осталась полоса, когда серый притормозил…

Притормозил, потому что тут появилась вторая цепочка следов – от Серого Волка со всех ног улепетывал зайчонок Длинные Ушки!

Друзья глубоко вздохнули и  долго молчали.

***   ***   ***

- Он жив! Ему удалось убежать! – первым решился сказать Моховик, - Нам остается только идти по следу.

Не раз и не два было ясно, что Волку едва не удалось схватить зайчонка, но тот все же дал стрекоча – бежал сломя голову, не разбирая дороги. В таком случае друзьям было легко не потерять дороги. Но вот Волку все же удавалось подобраться почти вплотную, и  Длинные Ушки петлял по лесу, внезапно бросаясь то влево, то вправо, подпрыгивая и вертясь на месте, ныряя в сугробы и прячась за ели и пни.

Казалось, вот-вот у него получится обмануть Серого Волка, сбить его со следа, то волки – прекрасные охотники. Снова и снова ему удавалось взять след…

            Вынужденные в точности повторять это долгое, изматывающее состязание в хитрости, быстроте и силе, где ставкой и главным призом была жизнь, друзья сбились с ног. Приходилось то разделяться, чтобы самим не поддаться заячьему обману, то собираться вместе, чтобы не потеряться.

            Не однажды случалось, что друзья, точно повторяя маневры зайчонка, сталкивались нос к носу. А тем временем короткий зимний день уже клонился к вечеру. Похолодало, над землей закружилась легкая снежная поземка, ледяная пыль слепила глаза и забивала носы, уши и хвосты замерзли так, что хозяева их уже не чувствовали.

            И все же все были рады, очень рады, когда убеждались, что след продолжается – ведь в глубине души все боялись найти следы волчьего обеда.

            Гном и Лесные Мыши никогда еще не забирались так далеко от дома. Непоседам Зайцам весь Дремучий Лес был знаком вдоль и поперек, и они не могли не заметить, как постепенно чаща становится сумеречной, глухой, нехоженой. Дуплистых деревьев становилось все больше, но непохоже, чтобы они были обитаемы. Впрочем, такое большое дупло могло понадобиться разве одной Сове.

 

            Чей-то крик, пронесшийся над Лесом, заставил всех испуганно присесть. Тут же где-то заворчали глухари, вспугнутой стаей взлетев на деревья.

            - Мы уже вышли к оврагу, - вздохнул Отец Заяц.

            Мама Зайчиха безутешно заплакала: становилось ясно, что им, скорее всего, придется возвращаться домой без зайчонка. Вечер уже окончательно превратился в темную, глухую ночь, вьюга мела все сильнее и сильнее, да и кто знает, какой Враг может встретиться в незнакомой чащобе?

            - Пожалуй, только вот давайте все же присядем хоть на минутку, - взмолился Моховик.

            Уже ни на что не надеясь, друзья укрылись от ветка между четырьмя молодыми дубками, которые росли вместе, сплетаясь корнями у основания. От усталости и огорчения мысли не шли в голову, но носы – самые преданные друзья лесных обитателей, - нет, носы не дремали, они продолжали свою работу!

            Легкий знакомый запах коснулся носа Голубого Мышонка, будя воспоминания о чем-то почти забытом… Запах тепла и жилья, а еще – запах друга, с которым когда-то, далеким и сказочным летом, было так весело играть в зарослях папоротника или лениться на теплой, прогретой солнцем перинке из одуванчиков…

            Голубой Мышонок даже покачал головой, пытаясь отогнать наваждение, но Запах звал и звал, настойчиво, умоляюще, а иной раз почти сердито, словно злясь на глупость того, кому он был предназначен. И тут первая мысль, не связанная с печальной судьбой зайчонка, завладела сознанием Мышонка. Мысль оказалась очень ясной и на удивление простой, - странно, как это никто не догадался о таком элементарном выходе раньше!

            - Послушайте! Я вспомнил, вспомнил! – радостно воскликнул Голубой Мышонок, - Здесь же совсем рядом зимний дом Ежей! Пойдемте к ним, погреемся!



вернуться к главе 15|перейти к главе17