Суббота, 10.12.2016, 11:52
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

ПРОБУЖДЕНИЕ ЛЯГУШКИ



Если у Крота и были какие-то недостатки, то его можно было упрекнуть в излишней мнительности. Крот так любил комфорт, тепло и удобства, совершенно не вынося холода и сырости, что считал малейший сквозняк или легкий грибной дождик серьезной, почти смертельной угрозой для здоровья. Поэтому Крот, который ждал Весну с гораздо большим нетерпением, чем многие другие обитатели Леса, ведь даже ему тяжело долго находиться под землей, всегда одним из последних покидал зимнюю квартиру.

И Крот вел долгие телефонные разговоры с Моховиком и Малинкой. Подземному жителю было интересно все: появились ли уже подснежники? Ах, уже даже отцвели? А что делают соседи, те, кто зимовал в Лесу, и те, кто только что вернулся?

Друзья подробно рассказывали ему, что в Зайчик Длинные Ушки уверяет всех, что уже видел в Лесу первые в этом году первоцветы. Возможно, ребенок и не преувеличивает, потому что на днях Моховик и Отец Мышь проходили по старой большой дороге, которая ведет к мосту через ручей, и там было уже совсем сухо, даже резиновые сапоги уже не нужны.

Лед на Запруде еще не растаял полностью, вода уже свободна только у самого берега. Дикие утки уже вернулись, но сейчас у них период свадеб, поэтому с ними и не поговоришь толком, они заняты исключительно собой.

            Моховой Гном рассказал, как забавно наблюдать за утками, которые, наплававшись, садятся отдыхать на хрупкий весенний лед. Сейчас они еще делают вид, что не замечают друг друга, но вот селезень начинает с независимым  видом охорашиваться, чистить и приглаживать перышки, искоса поглядывая на скромную серую уточку.




Прелестница долго делает вид, что ничего не замечает, а тем временем пылкий поклонник приближается к ней все ближе… ближе и ближе… Наконец, красавица сменила гнев на милость, и парочка отправляется плавать вместе, оставив на льду неудачливого селезня. Третий лишний грустно наблюдает за счастливым соперником.

            - Совсем скоро у них появятся птенцы! – радовался Крот.

Спустя несколько дней Крот узнавал, что влюбленная пара уже создала семью и вместе строит гнездо не берегу, в зарослях осоки. Лед уже совсем растаял, и следа от него не осталось, даже не верится, что совсем недавно Запруду можно было переехать на санях или лошади. Березовые рощи еще залиты водой, но уже расцвел первоцвет, ведь он любит влагу…

Крот принимал все так близко к сердцу, что любая мелочь казалось ему очень важной, и он часто переспрашивал, чтобы убедиться, что он все понял правильно. Само собой разумеется, что происшествие, о котором судачил несколько дней весь Дремучий Лес, потрясло мудрого Крота до глубины души.


***   ***   ***




Неоспоримыми достоинствами Голубого Мышонка по праву считались трудолюбие, готовность помочь друзьям в любой момент и умение хранить чужие секреты. Все уже давно заметили, что Моховик и Голубой Мышонок часто запираются в сарае и что-то усиленно мастерят. Но друзья только отшучивались, когда их настойчиво расспрашивали, что же это будет. Если же им надоедали всерьез, то Голубой Мышонок важно отвечал, что весь Лес узнает об этом в свое время.

И вот теперь выяснилось, что все это время Моховик и Голубой Мышонок мастерили парусную лодку. Долгими вечерами они рассматривали чертежи в книге, и делали расчеты, а затем строгали и пилили, вытачивали детали, подгоняли их друг к другу тютелька в тютельку, смолили и красили борта и дно, укрепляли мачту, кроили и шили парус. И вот теперь их труды были вознаграждены – лодка получилась на славу, легкая, аккуратная, словно игрушечная!

Все так и ахнули от восхищения, когда мастера вынесли ее на задний двор и укрепили на козлах дном вверх, чтобы смоляные швы как следует прокалились на солнце. С утра до вечера задний дворик домика моховых гномов осаждали посетители, желающие увидеть лодку лично. Стоит ли удивляться, что весь Лес собрался посмотреть, как ее впервые спустят на воду!




Моховой гном собирался для начала спустить лодку в ручей, держа ее на канате и положив на дно мешок с песком, чтобы проверить, нет ли где-нибудь протечек. А затем аккуратно, по берегу, отбуксировать судно вниз, чтобы составить мнение о ее  устойчивости и маневренности.

- Так-так, пока все в порядке, - важно кивнул гном, когда первая часть плана осуществилась. Лодка отлично выдержала серьезный вес, ни разу не накренившись. Голубой Мышонок, который стоял за штурвалом, выбросил мешок за борт, и тут…

И тут Голубой Мышонок почувствовал, как все его существо охватывает Азарт! Он больше не мог и не хотел ждать, когда можно будет полностью убедиться в безопасности плавания, он хочет отправиться в путь немедленно! Сколько можно бояться собственной тени, ведь строили лодку они сами и точно знают, что работа сделана на совесть!

- Пожалуй, я доплыву хотя бы до моста! – небрежно бросил Голубой Мышонок.

- Ты что? – встревожился Моховик, - Что это тебе пришло в голову? Мы же еще не учились править рулем, да и течение тут бурное, а вода еще очень холодная. Нет, сегодня о плавании нечего и думать!

- Вечно ты мудришь, Моховик, - беспечно махнул лапкой Голубой Мышонок, - Чему тут, спрашивается, учиться, ничего мудреного тут нет. Спорим, что я смогу провести судно не хуже любого опытного капитана?

- Голубой Мышонок, вылезай, ну хватит, пошутил, и будет! – в отчаянии умолял моховой гном. Он еще надеялся, что друга получится отговорить от безрассудства.

Голубой Мышонок заколебался было и уже хотел послушаться, но все испортил Отец Мышь:

- Это что за фокусы? – сердито закричал он на сына, - А ну, живо выпрыгивай из лодки!

Возможно, от неожиданности, а может быть, и от упрямства, Голубой Мышонок выпустил веревку из рук. Сильное течение подхватило лодку и понесло вниз все быстрее и быстрее, закружило в водоворотах…

Моховой Гном и Отец Мышь бросились вдогонку по берегу. Выбиваясь из сил, они перебегали с берега на берег по поваленным стволам деревьев, продирались через бурелом, спотыкались о камни, шишки и прошлогодние желуди…

Несколько раз лодка застревала в заторе из палок и сухой листвы, и всем казалось, что спасение уже близко.

- Держись! – во все горло кричал Моховик, - Я бросаю тебе веревку!

К несчастью, Голубой Мышонок сделал слишком резкое движение, и лодке удалось прорваться через затор, сильно накренившись и зачерпнув бортом воду.





Лодка уже выплывала в русло запруды, и течение становилось спокойнее. Лодка остановилась, проплыв почти половину Запруды, и замерла, покачиваясь на легкой волне. Лишь парус слегка трепетал от чуть заметного ласкового ветерка.

Моховик и Отец Мышь долго не могли отдышаться на берегу. Голубой Мышонок предпочел замереть, не шевелясь и не издавая ни звука.

- Постарайся аккуратно подрулить к берегу, - устало сказал Моховик, но не дождался никакого ответа.

- Послушай, у тебя не получится просидеть так всю жизнь, - угрюмо добавил Отец Мышь.

Голубой Мышонок попробовал править, но сильно вывернул руль, и лодку швырнуло вправо. В панике Мышонок резко сдал назад, лодка завертелась юлой и перевернулась.

Как и все мыши, Голубой Мышонок почти не умел плавать, а вода оказалась такой глубокой, такой холодной и такой… мокрой! От неожиданности Голубой Мышонок сразу же сильно наглотался воды и почувствовал, что задыхается. В отчаянии он заколотил лапами и хвостом, но только выдал порцию брызг, заливших ему глаза и нос.

Тут Мышонок понял, что он тонет, тонет по-настоящему, все глубже и глубже опускаясь вниз, вниз, к далекому дну, которое как магнитом тянет его к себе. В ушах у него зазвенело, горло перехватила судорога, и он едва успел пропищать «Мамочка», как наступила Полная Темнота.

Но тут внезапно дно всколыхнулось и приподнялось, чьи-то сильные, но негрубые лапы бесцеремонно обхватили Мышонка поперек туловища, а затем его сцапала чья-то широкая пасть. Что-то тянуло безвольного, потерявшего надежду утопающего, который, полностью покорившись судьбе, даже и не старался дернуть лапами, пока вновь не увидел над головой бездонный купол весеннего неба, а в измученные легкие не ворвался свежий воздух. Тут что-то сильно подпрыгнуло – и под спиной у Мышонка вновь появилась твердая опора, а неожиданный спаситель вновь бросился в воду и поднял уже наполовину затонувшую лодку.

- А неплохое судно, я и сама, пожалуй, лучше не сделаю, - одобрительно заявил очень знакомый голос. Голубой Мышонок так и сел. Только сейчас он понял, что ему спасла жизнь Лягушка.

- Пустяки, друзья, мне не вредно немного понырять, - пыталась она успокоить Моховика и Отца Мыша, которые едва держались на ногах от всего пережитого. – И не слишком ругайте Мышонка. Я и сама не раз переворачивалась,  пока не научилась управлять лодками как следует, да и паренек и так натерпелся…

- АХ, НАТЕРПЕЛСЯ?! – неожиданно взревел Отец Мышь, задохнувшись от возмущения, - ЭТО ОН – НАТЕРПЕЛСЯ? СТРАДАЛЕЦ! СЕЙЧАС НАТЕРПИТСЯ И НЕ ТАКОГО!

И, больше не тратя слов, Отец Мышь перекинул сына через колено и принялся отвешивать ему сильные, звонкие шлепки.

Ранним утром, когда Дремучий Лес еще только просыпался, приветствуя новый день, полный забот и приключений, кто-то робко постучал в окошко спальни Моховых Гномов. Еще толком не проснувшись, Моховик тихо вышел на крылечко, где его дожидался сам Крот.

- Вот, решил в этом году выйти пораньше, - смущенно сказал дорогой гость, наотрез отказавшись пройти в гостиную, - Моховик, я хочу тебе показать… ты даже представить себе не можешь…

            - Что-то случилось? – удивился и встревожился гном.

- Случилось! – воскликнул Мудрый Крот, торжественно воздев лапы, - Случилось то, что я понял, каким дураком я был все это время! Сколь многого я лишал себя сам!

            И Крот с несвойственной ему поспешностью отправился в Лес. Моховой гном, крайне заинтригованный, едва поспевал за ним.

            Они остановились в самом сердце Дремучего Леса, там, где земля была густо укрыта сухими иглами сосен и елей, шуршала старыми дубовыми листьями, вся усеянная весенними березовыми сережками, сброшенными белокурыми модницами. И здесь, в укромном теплом уголке, уже расцвели первые в этом году крокусы! Нежные, бледно-розовые и бледно-голубые, они только-только открывали лепестки навстречу солнечным лучам.

- Подумать только! Если бы я остался дома, я никогда бы их не увидел, я бы встретил их только тогда, когда лес уже полон цветами, и их скромное обаяние никто не замечает! – прошептал Мудрый Крот. – Если бы не беспокойство за друзей, я бы проспал под землей все на свете! Как же славно, что я решил… почаще бывать на людях…

            Моховик согласился с Кротом всем сердцем и невольно вспомнил то весеннее утро, когда ему взбрело на ум отправиться на Запруду. Трудно поверить, что это было всего год назад, ведь так много событий прошло за этот год! И всегда друзья были рядом, а без них… без них моховому гному нечего было и вспомнить. Ведь радость, если ей не с кем поделиться, не так уж и радует, а любая беда торжествует, если ей противостоять в одиночку.

            - Как хорошо, что теперь мы всегда будем вместе, - согласился Моховой Гном.