Четверг, 08.12.2016, 07:00
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

НЕОРДИНАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ




Раннее утро в доме Моховых гномов выдалось самым обычным, точно таким же, как вчера и позавчера, вот только сегодня на растопку пошли последние дрова. Делать нечего – Моховик отправился за топливом, искать на земле сброшенные ветром сухие ветки.

Гном внимательно смотрел себе под ноги,  пока с вербы его не окликнули друзья Белки.

- Привет, Моховой Гном! – воскликнул сияющий, нарядный Отец Белка, - Чем это ты так занят в такое прекрасное утро? Брось грустить, лучше поиграй с нами!

Моховик вздрогнул от неожиданности, но тут же объяснил, что вышел в Лес по неотложному делу, поэтому никак не может составить компанию Белкам. Ко всему прочему, он не очень-то понимает, чем это утро такое уж прекрасное.

- Как?! – Белки даже присели от изумления, всплеснув лапками, - Моховой Гном, неужели ты ничего не замечаешь?!

- Да что я должен замечать? – Моховик встревожился уже не на шутку.

- Да ведь сегодня на вершинах сосен стаял снег! – Белки приплясывали от восторга, - А это значит… ну, ты сам понимаешь, что это значит, Моховик!





Гном поднял голову – и ахнул! И правда, уже отзвенели капелью сосульки. Деревья уже сбросили снежные шапки, и теперь тонкие, хрупкие ветки были усыпаны набухающими почками: темно-коричневыми – у кленом, дубов и ив, темно-голубыми и пушистыми, как заячьи ушки – у вербы… Кое-где даже застенчивые березы уже принарядились в сережки!

Небо перестало отливать серой сталью, как это было зимой. Сейчас оно было прозрачным и светлым, будто его вымыли к празднику. Нежно-голубое, оно тихо переливалось перламутровой дымкой облаков…

         Лесные птицы радостно гомонили на кустах и ветках, с нетерпением ожидая друзей и сородичей из дальних стран. Словно и не было долгих, темных месяцев испытаний и разлуки! Птицы обсуждали прошлогодние новости и последние осенние сплетни так, словно все события случились вчера, и уже решали, кто и где будет гнездиться, и уже репетировали весенний концерт, и лихорадочно вспоминали, что нужно будет рассказать гостям с Юга в первую очередь.

Время от времени кто-то из них напряженно вглядывался в синюю даль.

- Летят? Летят?

- Нет, пока не видно. Наверное, они еще за соседним лесом!

- А может быть, даже и за этим облаком! Просто мы их не замечаем!

- Ну, нет, так близко они не могут быть. Еще не время. Потерпите!

Так начинались жаркие споры о том, где сейчас находятся перелетные птицы, и иной раз несогласие во мнениях выливалось в легкую дружескую потасовку. Впрочем, никто не сердился всерьез, и иной раз радостное возбуждение приводило к игре в салки: птицы догоняли друг друга, кружась вокруг веток молодых деревьев…




У моховых гномов появилась еще одна забота: надо подготовить угощение для перелетных птиц. Ведь птицы, улетая на Юг, не оставляют запасов, а в весеннем Лесу, как бы он ни был прекрасен, все же не так уж и много еды.

         Конечно, уже появились первые проталины, обнажая пожухшую от мороза осеннюю листву, а кое-где – и желуди, которые совсем потемнели и треснули. Разумеется, свежие почки и только что проклюнувшаяся листва тоже очень вкусны. Но ведь это, скорее, легкая закуска, а перелет через моря и горы требует от птиц напряжения всех сил!




Моховик и Малинка чисто подмели кормушку, аккуратно разложили лесные орехи и семена подсолнуха. Моховые гномы уже собирались домой, когда снизу, из-под корней березы, послышалась возня, хлопанье крыльев, как будто кто-то безуспешно пытался взлететь, а затем раздался смущенный птичий голос: - Пожалуйста, сбросьте мне вниз немного корма! Мне трудно взлететь.

Гномы выполнили просьбу и сразу же бросились вниз.

Такой птицы лесные обитатели еще не видели! Сильная и крупная, выше и массивнее куропатки, она была покрыта яркими, блестящими перьями, черными и золотыми. Голову гордо венчал ярко-красный гребешок, из которого сочились капельки крови.

- Вы ранены? Попали в катастрофу при перелете? – встревожился Моховик.

- Да нет, что Вы, что Вы! Не стоит и беспокоиться! – ответила птица, - Со мной совсем скоро будет все в порядке! Так, небольшая драка нам, петухам, только на пользу!

- Так Вы – Петух? – догадалась Малинка.

- Да, позвольте представиться, петух Петя, из деревни, - важно поклонился Петух. – Вот, забросила к вам в лес злая судьба… Надеюсь, я не слишком помешаю, остановившись здесь на несколько дней.

Моховые гномы немедленно предложили Петуху погостить у них, пока его рана не заживет, и, конечно, самому Пете не надоест скромное лесное общество. Петух с радостью принял приглашение, тут же был препровожден в спальню для гостей, а на гребешок Малинка собственноручно наложила целебную повязку.




***   ***   ***

На другое утро Моховые гномы встали очень рано. Малинка приготовила специально для гостя вкусную пшенную кашу с тыквой, Моховик уступил свое любимое кресло-качалку в самом уютном и теплом месте, возле камина. Гномам очень редко выпадала возможность познакомиться с кем-то новым, а особенно с теми, кто живет в деревне, и они не хотели упускать возможность расспросить Петуха как следует о том, как живется на птичьем дворе. Ведь гномы, хотя и очень не любят в этом признаваться, довольно любопытный народ. Особенно их интересует все, что связано с Большими Людьми. Ведь, что ни говори, гномы и люди чем-то очень похожи друг на друга, вот только от людей не знаешь, что ожидать: плохое или хорошее. Поэтому новости о двуногих лесным обитателям лучше узнавать из вторых рук.

Наконец, гость проснулся и вышел к завтраку.

- Наверное, на птичьем дворе много врагов, если вы часто деретесь? – с интересом спросил Моховик, когда гость насытился и попросил добавки.

- Да уж… хватает, - скромно отозвался Петух.

- И вы ведь всегда их побеждаете? – ахнула Малинка, - А драться – это страшно?

- Еще как страшно… ну то есть нет, ни чуточки, - заметил Петух, - Если не дерешься, то ведь и не победишь! Тогда все скоро забудут, что я главный. Слушаться перестанут…

- А кто же Вас слушается? – изумились гномы, - Разве Вы не прогнали врага?

- Ну, как же, прогнал, но ведь они всегда возвращаются, - смутился Петух, - И потом, ведь вокруг дел столько, за всеми и не уследишь! А ведь каждому помочь надо, совет дать, надоумить…

- Как интересно, расскажите, пожалуйста! – ахнули гномы.

- Да что рассказывать! Ведь народу вокруг – уйма, и все без меня пропадут! Возьмем, к примеру, людей. Если я первый не проснусь и не прокукарекую, так они ведь так и будут спать, лентяи. А так, пожалуйста, я пропел, и они кушать принесут!

- Прямо каждый день еду принесут?!- не поверили своим ушам лесные обитатели.

- Ну да, конечно. Мы же не можем без пропитания. Я хозяйку научил пшено варить, хлебные отруби, семечки сушить. Она способная, у нее хорошо получается! Только надо ей каждый день напоминать.

Малинка, которая давно соперничала в кулинарных делах с Мамой Мышкой, тут же попросила гостя научить готовить и ее тоже. Урок был начат немедленно. Малинка чистила овощи для супа, а Петух, хлопая крыльями, громко командовал:

- Срезай кожуру потоньше! Вот тут глазок, его надо удалить! Морковку надо резать кружочками! Не забудь про зеленый горошек!

Петух так увлекся, что случайно сбил уже заправленный горшок на пол, и все пришлось начинать сначала, так что обедали в моховом домике в тот день поздно. Но суп в самом деле получился каким-то… необычным. Или это только так казалось?

***   ***   ***

Теперь каждое утро в домике Моховых Гномов начиналось со звонкого «Ку-ка-ре-ку!», и гость, вскочив раньше всех, начинал торопить хозяев:

- Разводи огонь! Чайник ставь на печь! Да смотри, не пролей! Давай сковородку!

Завтрак проходил очень быстро, и под руководством Петуха Моховик занимался обычными хозяйственными делами. Петух очень беспокоился, что гномы не успеют подготовиться к лету, или упустят из виду то или другое, или забудут что-то очень важное, на что после уж никак не хватит времени. Моховик трудился, не покладая рук: чинил, чистил, прибивал, а Петух подскакивал от нетерпения и хлопал крыльями.

Все можно было сделать тихо и спокойно, как это испокон веку было заведено у добропорядочных Моховых Гномов из Дремучего Леса. Теперь же Моховик так уставал от суеты и шума, что к обеду у него начинала болеть голова.

И все же с Петухом было весело: он умел очень потешно изобразить, как важничает Индюк, или как Мама Домашняя Утка, переваливаясь с боку на бок, направляется в воду, а за ней следует целый утиный выводок, или как маленький глупый щенок ловит собственный хвост. Моховик и Малинка умирали от смеха, глядя на эти спектакли, которые Петух демонстрировал в лицах, а вместе с ними, случалось, веселились Зайцы, Белочки, Синицы.

Постепенно авторитет Петуха достиг невероятной высоты: никто из лесных обитателей больше не решался что-то предпринять без его совета и одобрения. Каждый день кто-то прилетал или прибегал с дальних концов Дремучего Леса, чтобы побеседовать с мудрецом. Дело кончилось тем, что часто гномы, звери и птицы собирались на самой опушке Леса, там, где уже рукой подать до деревенской околицы. Петух вскакивал на изгородь и произносил речи, а почитатели его таланта внимали с раскрытым от восхищения ртом.

- Укрепить гнездо! Конечно, я посоветую! – важно вещал Петух. Нет, не сухой листвой, для этого лучше всего подходит сено, солома, а еще лучше – старая человеческая одежда. И лучше построить не гнездо, а курятник. Да, на земле, зачем же каждый божий день летать наверх, на дерево? Это так утомительно! Лучше поступите мудро и постройте настоящий курятник! С крылечком, крышей и насестом!

Петух снова начинал распространяться о счастливой жизни в курятнике, где он, разумеется, был самым главным. Когда собеседнику удавалось вставить слово, он робко интересовался, как именно лучше всего строить, Петух снисходительно заявлял:

- Ну, и что бы вы все без меня делали?! Простые вещи сами сообразить не можете! Нет, вы все тут, в Дремучем Лесу, хороший народец, но очень уж простой, - ни образования, ни воображения! Надо будет мне выбрать время и за вас взяться, возможно, из вас выйдет толк.

Случалось и так, что кто-то все же начинал настаивать, и тогда Петух, не смущаясь, заявлял, что сейчас он обсуждает теоретические основы строительства курятника и преимущества куриного образа жизни. А уж после, когда дойдет до самого строительства, он обязательно разберется с практической стороной данного вопроса.

- Час еще не пробил, товарищи, потерпите! – распускал он перья на хвосте.