Суббота, 10.12.2016, 00:11
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

КАПЛЯ ЗА КАПЛЕЙ



Трескучие морозы, так долго державшие Лес в своей власти, стали постепенно отступать. Они уже не хватали гномов за щеки и нос, не кусались и не щипались, стоило только немного зазеваться на улице.

Снег стал совсем другим: не сухим и колючим, который скрипит под ногами, и его нельзя взять в руки, потому что он обжигает ладонь. Влажный и липкий, он будто дышал всеми порами, оседая от собственной тяжести. На деревьях уже набухли первые почки. Весна еще не пришла, но ее первые вестники – теплые южные ветры – уже вышли на разведку и весело резвились среди деревьев.

Как ни злился зимний холод, днем он не мог угнаться за весельчаками, и ему оставалось лишь в бессильной злобе смотреть, как то тут, то там слегка подтаивали снежные шапки. На ветвях деревьев выросли огромные сосульки, и то тут, то там с них падали первые весенние капли. От этого ледышки становились хрупкими и ломкими, и часто бывало, что какая-нибудь из них срывалась вниз и со звоном разбивалась на мелкие осколки.

Но по ночам, когда южные ветерки, наигравшись, спали, морозы успевали взять реванш! И утром снег покрывался прочным и скользким настом, таким крепким, что он не всегда проваливался под чьими-то шагами, а вода в проруби покрывалась тонкой коркой льда.

Весенние ветры шалили все более дерзко, и однажды пригнали настоящее весеннее облако! Оно пролилось над Лесом дождем, первым в этом году, еще очень холодным, но все-таки это была настоящая победа!

Мороз в ответ рассвирепел так, что лютовал несколько дней, и все деревья в лесу покрылись толстым слоем льда. С грохотом ломались старые сосны, роняли лапы могучие ели, а березы, тонкие деликатные березы, согнулись под тяжестью льда до самой земли.

***   ***   ***



Белки были просто в отчаянии: им стало очень трудно подниматься по сплошной ледяной корке. Лапки болели и замерзали, едва белка оказывалась совсем невысоко над землей.Они с такой грустью смотрели на хрупкие, закованные в ледяную броню веточки, которые ломались от малейшего усилия, что Моховые Гномы предложили Белкам погостить у них до весны.

- Да и управиться с делами вместе будет легче! – обрадовались Белочки.

В это время года у лесных обитателей и правда очень много забот – ведь надо готовиться к Весне и совсем уже недалекому Лету. Чтобы радушно встретить долгожданную гостью, в Лесу готовят совсем особое угощение – блины.

Мама Мышка зорко следила, чтобы в большой медный таз положили самые свежие яйца, и самое жирное молоко, и муку высшего сорта, и соль, и сахар. Церемонию добавления в опару дрожжей главная лесная повариха и вовсе никому не доверяла, считая, что именно от них зависит вкус готового блюда.

Когда же тесто было готово, медный таз поставили в самый теплый угол кухни, рядом с печью, укутав сверху теплым платком. Сначала таз вел себя очень скромно, прилично, как и полагается порядочной кухонной утвари, которая приучена стоять тихо и  никому не мешать. Но вскоре он стал тихо вздрагивать, а чуть позже платок повел себя совсем необычно: зашевелился, заволновался, и что-то под ним громко всхлипывало.

- Тесто поднялось! – обрадовалась Мама Мышка.

Она зачерпнула жидкое тесто половником и вылила его на заранее раскаленную сковородку. Тесто от возмущения громко фыркало, пошло волнами и пузырями, которые лопались, и в результате блин стал тонким и словно покрылся узорами.

- Раз! – Мама Мышка ловко, как в цирке, подбросила его на сковороде так, что блин приземлился еще сырой стороной. Теперь ее очередь испечься.

А тем временем Калинка, Малинка, Мама Зайчиха, Белочка, да и другие друзья и соседи готовили начинку к блинам. Ведь в них можно завернуть любое лакомство: и сладкое варенье, и сметану с медом, и тушеную капусту, и грибы, и зелень, и вареное мясо – всего и не перечислить! Каждая хозяйка знала свой собственный секрет приготовления любимой начинки для блинов, и каждая старалась, чтобы ее блюдо оказалось самым вкусным!

Само собой разумеется, что ради такого случая каждая хозяйка достала из кладовой самые лучшие, самые вкусные запасы. Вода же нужна была только родниковая, ведь там она ключевая и очень вкусная. Принести ее не так просто в гололед, но никто ударить лицом в грязь никому не хотелось.

***   ***   ***



Калинка медленно спускалась под горку, осторожно выбирая место, куда можно без опасений поставить ногу. Здесь уже не раз кто-то падал, разливая ведро с водой, и тропинка к роднику превратилась в настоящий каток.

Шаг – остановка. Шаг – остановка. Так, теперь повернуть чуть вправо… вот уже совсем немного осталось… уже почти у цели… И все же Калинке не повезло: сучок, казавшийся таким надежным, очевидно, не так давно свалился с ветки. Он неожиданно подался под ногой, и Калинке не удалось удержать равновесие. Упав на спину, девочка только бессильно взмахнула руками и съехала по льду на самое дно оврага.

- Кар! Кар! – злорадно расхохоталась Ворона, которая наблюдала за Калинкой с верхушки березы, - Я так и думала, я так и знала! Вот ведь неумеха – даже воды принести не может!

От боли и обиды Калинка густо покраснела.

- И вовсе я не упала! Это я специально решила прокатиться! – с досады заявила она.

- Кар! Кар! Кар! – еще громче засмеялась Ворона, - Так я тебе и поверила! Тогда давай, еще раз прокатись!

Самой Калинке такая мысль никогда не пришла бы в голову, но теперь ей не оставалось иного выхода, как снова подняться наверх, в самое начало тропы. Девочка случайно посмотрела вниз – и зажмурилась на мгновение от страха…

Ворона делала вид, что даже не смотрит в сторону девочки, но Калинка очень хорошо понимала: стоит ей сейчас отказаться от своих слов, повернуть назад, и Ворона разболтает всем о ее трусости, да еще и добавит от себя множество придуманных подробностей.

Глубоко вздохнув, Калинка решилась: очень быстро, чтобы не успеть передумать и испугаться, девочка села на корточки и сильно оттолкнулась ногами.

Свежий ветер ударил в лицо, голова слегка закружилась, а мир вдруг перевернулся и понесся на нее с бешеной скоростью. Снег, небо, деревья, горка – все закружилось в быстром, легком танце, веселом и совсем не страшном…

Съехав вниз, ошеломленная Калинка несколько секунд сидела молча, замерев и прислушиваясь к новым, и очень приятным, ощущениям. А затем, забыв про родник,  встала и снова поднялась на горку.

Вскоре потрясающая новость о новой забаве, изобретенной Калинкой, стала известна всему Лесу. Ворона постаралась, чтобы о храбрости Калинки узнали абсолютно все, и никогда не отказывалась снова и снова рассказать историю, как девочка из семьи Полевых Гномов решилась на смелый поступок. Понятно, что Ворона не распространялась о том, как сама не верила в успех новой затеи и смеялась над оступившейся девочкой. Напротив, если верить рассказчице, выходило, что она, Ворона, никогда и не сомневалась в удивительной храбрости всех гномов без исключения, и в особенности – в доблести Калинки.

Моховые гномы сначала очень испугались, ведь сестра могла серьезно пострадать! Сама Калинка сначала выслушивала похвалы, краснея от смущения, но вскоре она и сама поверила, что всю жизнь мечтала научиться кататься с горки. Вняв настойчивым просьбам друзей, она показала им новую забаву, которая на удивление быстро понравилась всем, даже осторожным и деликатным Зайцам.





Теперь свободное время друзья проводили на горке. Моховик и Голубой Мышонок залили ледяную дорожку в удобном месте, рядом с тропинкой. А чтобы подниматься в гору было не слишком утомительно, моховой гном придумал вырыть в снегу удобную лестницу.

Зайцы все же волновались за сыночка, зайчонка Длинные Ушки, поэтому Мама Зайчиха и Отец Заяц всегда скатывались с горки первыми. Они ждали друзей внизу, стараясь поймать каждого, кто летел вниз, не разбирая дороги. Часто им это удавалось, если же нет, то обычно разогнавшийся игрок попадал с головой в снежный сугроб. Если же эту небольшую катастрофу удавалось предотвратить, то часто с ног летели сами зайцы. Но им вовсе не было больно, и они не обижались.

- Эй вы, берегитесь! – радостно кричали гномы, съезжая вниз.




Они катались и катались вместе со всеми, и Отец Мышь пришел в такое отличное расположение духа, что показал всем, как они развлекались во времена своей юности. Он зачерпнул пригоршню снега и скатал из нее маленький шарик – снежок, а потом покатил его прямо по белоснежной лесной скатерти. Снег прилипал и прилипал, Отец Мышь специально укатывал его лапами, и вот уже первый огромной снежный ком готов!

Таким же способом гномы сделали второй и третий  снежные шары, чуть поменьше, а после составили из них пирамидку. Голубой Мышонок вылепил из снега руки, белочки сделали глаза из кусочков коры, нос из клюквы и улыбающийся рот. А уж когда Малинка неожиданно расшедрилась и отдала для игры старую шляпу Моховика и побитый молью шарфик, Снеговик получился настоящим красавцем!

- Он как живой получился! Так и кажется, что он сейчас заговорит! – восхищенно заметила Калинка.

            Но Снеговик, разумеется, не ожил, и тут все решили построить снежную крепость и объявить войну! Белочки и Лесные Мыши сражались с гномами. На горке творилась такая куча мала, что часто, барахтаясь в снегу и хохоча на весь лес, никто не мог понять, где чьи руки, ноги и лапы. Не было счета потерянным варежкам или оторванным пуговицам, а однажды с Моховика слетел сапог, который так и не смогли отыскать.





- Не мог бы ты все же быть внимательней, - только и сказала Малинка.

Однажды Лесные Мыши тоже пришли посмотреть на развлечение лесной молодежи, а в результате их охватил такой азарт, что они тоже решили прокатиться!

- Ну, только один разочек, - уступила настояниям мужа Мама Мышка.

Ведь каждый день приходилось долго сушить одежду у печки и заново пришивать пуговицы. А пока шубы оттаивали в теплом углу, друзья до отвала наедались блинами.

Однажды поздним вечером Моховик радостно представил себе, что утром его снова ждет горка. Он, как и все обитатели Леса, с нетерпением ждал Весны и очень скучал по летним трудам и забавам, жаркому солнцу, синему небу, кудрявым облакам… И все же приятно знать, что неизбежная Зима тоже приносит свои радости, которые будет приятно вспомнить изнурительно жарким июльским полуднем…