Суббота, 10.12.2016, 23:23
Приветствую Вас, Гость



Екатерина Чердаклиева. Приключения Сони-Патефони и ее друзей стр. 2

История Мышицы немножко грустная, но поучительная

Из предыдущих историй у читателя могло сложиться мнение, что Мышица -  вредная злюка. Однако, это не совсем так. Вредничать и злобствовать она начала после того странного лилового дождя, который шумно пробежал по крышам домов веселых и говорливых жителей Города-Игрушки.

В тот обычный будний день Мышице очень нужно было пробежать всю Сиреневую аллею от края и до края, причем непременно до полудня. Зачем? Ответ знала только маленькая и шустрая Мышица. Ей казалось, что таким образом она покорит свою собственную, пусть и маленькую высоту. И вот, когда все было готово к забегу, - и славные башмачки, и расписная курточка, и даже панама цвета радуги – случилось непредвиденное.

Появилась на ослепительно голубом небе маленькая смешливая лиловая Тучка. А это предвестник дождя, как всем известно. Тучка медленно плыла по небу и даже что-то ветрено насвистывала. В какой-то момент она хотела зацепиться за куст ежевики, но он был колючий и неприветливый. И тогда она решила остановиться и отдохнуть рядом с благоухающей Сиреневой аллеей. Вдруг Тучка заметила крошечное пестрое существо, воинственно, но забавно грозящее ей кулачками. «Очень обидно такое гостеприимство», - подумала Тучка и заплакала лиловыми слезами. «Очень холодные капли», - подумала Мышица и стала еще сильнее грозить кулачками.

И именно в этот момент неожиданно завязавшейся ссоры между Тучкой и Мышицей шлепала в своих огромных штиблетах на тоненьких ножках Рагазуза. Она остановилась рядом с раскрасневшейся от негодования Мышицей и посмотрела наверх. А там, на высоте где очень расстраивалась и собиралась еще сильнее расплакаться Тучка.

- Не надо сердиться попусту, просто брось в нее вон ту перезрелую сливу, - зашептала на ухо Мышеце Рагазуза.

- А ты, вместо того чтобы кукситься, пролей все свои потоки слез прямо на голову этой задире! - сказала Рагазуза Тучке, предварительно свернув лапку трубочкой, чтобы эти слова не слышны были Мышице.

Конечно же советы Рагазузы не принесли ничего хорошего ни одной из сторон. Тучка, которой перезрелая слива попала в глазки, еще больше пролила слез. Мышица окончательно промокшая и озябшая не смогла пробежать всю Сиреневую аллею до полудня и тем самым не поставила свой маленький личный рекорд!

Лиловая Тучка окончательно расстроилась и быстро пронеслась по городу, роняя тяжелые слезы-дождинки на крыши домиков веселых и говорливых существ. А Мышица, оставшись в компании с Рагазузой, принялась и дальше слушать ее истории и следовать ее наставлениям. Именно в тот день они решили пошутить над Лилией, а потом прыгали в лужи и обрызгивали ничего не понимающих прохожих.

А может Мышица стала такой вовсе и не из-за лилового дождя?..

 

День рождения Лета

Каждый год 1 июня все без исключения жители Городка-Игрушки просыпаются очень рано. Ведь именно это утро значило для горожан очень многое. Это был День рождения лета, а именинников принято чествовать и поздравлять.

Поэтому еще на восходе дружные крохи собирали в мисочки росу с листочков мяты и сладкую пыльцу розового клевера. Потом все и взрослые, и дети шли на площадь, к дому смотрителя тишины Лаврика. Там они ждали, пока мамаша Лавандия выйдет на резное крылечко и скажет своим низким голосом: «Росу в фисташковый котел, пыльцу – в сиреневый!». Эта фраза знаменовала для всех участников праздника начало лета.

А лето – это всегда здорово! Летом можно плескаться в лазурном озере, что раскинулось недалеко от сиреневых кустов. А можно играть в хоккей на траве или мчаться с горки на велосипеде. Но можно, и даже нужно, готовиться к снежной холодной зиме. Именно поэтому мамаша Лавандия однажды и организовала обязательный сбор росы для компотов и пыльцы для варений. И, когда жители Городка-Игрушки заполняли первые котлы до самых краев, начиналось веселье и танцы.

Сбор росы и пыльцы за долгие годы стал традицией и почти легендой города. Год от года праздник проходил строго по установленному распорядку. Он не менялся вплоть до того самого момента, пока небезызвестная нам Соня-Патефоня не нарушила его ход…

В то знаменательное утро малышку разбудил старик Хром. Сначала он долго кашлял и возился возле смородинового куста, потом бубнил что-то про скорую засуху и отсутствие аппетита. Соня-Патефоня делала вид, что крепко спит, в надежде понежиться еще на мягкой травке. Но тут неуклюжий Хром толкнул колокольчик, который жалобно зазвонил. Тоненькой струйкой с лепестков нежного цветка потекла прозрачная роса. Она прокладывала путь по стеблю и листочкам колокольчика, словно ручеек в чаще леса. Пока, наконец, одна из капель звонко не шлепнулась на нос Сони-Патефони.

- Ой! Ой-ёй! На меня напала Холодная! – послышался возмущенный писк.

- Ты чего кричишь? – удивился невозмутимый Хром.

- Я испугалась. Она смотрела на меня холодными глазами. Скалилась. Хотела укусить на нос, – пожаловалась испуганная Соня-Патефоня.

- Кто она-то? – продолжал искренне удивляться старик.

- Мокрая… Та, что упала с листа колокольчика, – лепетала Соня-Патефоня.

- Это просто капелька росы, трусиха! – засмеялся Хром и щелкнул подругу по влажному розовому носу.

Этот жест нисколько не взбодрил маленькую бояку. Напротив, ее розовые ушки закрутились, как локаторы, а голубые глазки с тёмной продольной полоской испуганно заморгали: «Да? А глаза голубые-голубые. Нет, это не капелька. Это страшное чудовище! Оно дальше поскакало. Побежали всех предупредим об опасности?».

- А сегодня ведь праздник и все на площади встречают первое утро лета, - задумчиво произнес Хром и потер свою острую бородку сухощавой лапкой.

- Вот видишь! Оно поскакало туда, чтобы испортить всем веселье. Надо опередить злодейку и всех предупредить! – последние слова малышки слышались уже где-то возле фиалок и были едва уловимы.

Хром тяжело вздохнул, даже икнул от возложенной ответственности и  поковылял вслед за быстроудаляющейся подружкой.

А веселье меж тем на площади было в разгаре. Чаны были полны прозрачной росой и медовой пыльцой. Довольная раскрасневшаяся мамаша Лавандия в клетчатом фартуке вокруг необъятной талии стояла возле серебристого чана, подвешенного над открытым огнем. Она помешивала огромной деревянной поварешкой нежнейший розовый нектар – первое варенье нового урожая. Это был ритуал: приготовление первого варенья на открытом огне. Все до одного жителя Городка-Игрушки были тут. Детишки водили вокруг массивной, словно глиняная тумба, Лавандии и её гигантским чаном хоровод. Причем каждый малютка проделывал значительный путь, прежде, чем проходил всю окружность. Взрослые толпились возле разъездных пестрых ларьков, предлагавших всевозможные сладости и вкусности.

- Ну-ка, подвинься! Набрала целый мешок пряников и стоит, – злобно толкалась Рагазуза.

Она размахивала вокруг себя ручками и ножками, похожими на веточки, как мельница.

Однако никто на скандалистку не обращал внимания. Все были слишком увлечены поглощением вкуснятин и веселым пением Соловушки.

- Опасность! Сюда мчится злобный монстр! – вдруг раздался громкий звонкий голосок Сони-Патефони.

От страшного объявления на площади воцарилась полная тишина. Лавандия даже выронила поварешку из пухлых лапок. Мэр Гриб Расчудесный замер на трибуне, с которой уже больше часа произносил свою традиционную речь. Мышица заглотила очередную порцию сыра и замерла, растопырив короткие лапки. Лилия отбросила в сторону венок из ромашек и с укоризной уставилась на Соню-Патефоню.

- Оно на меня упало! Оно мокрое. У него яркие, блестящие глаза, острые зубы и вот такой нос, – кричала запыхавшаяся Соня, демонстрируя пушистыми лапками размеры невиданного злобного зверя.

- Стой! Не пугай наших друзей! Это была капля росы! – послышался на самом краю площади хриплый голос Хрома.

- Как так? Это ведь было чудовище хищное, - продолжала стоять на своем Соня-Патефоня.

- В капле росы было преломленное отражение твоих испуганных глаз, – сказал старик и засмеялся. И тут засмеялись все жители Городка-Игрушки, хватаясь за животики.

- У страха глаза велики! – подытожил смотритель тишины Лаврик и назидательно поднял вверх указательный палец.

А между тем первый День лета наступил, и праздник подошел к концу. Уставшие крохи, громко обсуждая происшествие с «монстром» и хихикая над незадачливой Соней-Патефоней, разбрелись по домам. Каждый из них в своих лапках держал первый дар лета – баночку розового варенья…

 

Лунный подарок

Вы когда-нибудь пытались взобраться по лесенке на луну? А, если бы добрались, откусили бы кусочек нежного желто-медового лакомства?

"Конечно, нет! Это наивная глупость", - ответит любой взрослый здравомыслящий человек. И, видимо, будет прав!..

Но ведь наша героиня Соня-патефоня и ее друзья персонажи не только доверчивые и наивные, но и удивительно сказочные. А потому прогулка к ночному светилу для них такое же обыденное мероприятие, как для вас, например, поход в магазин за мармеладом.

…Итак, первая сентябрьская ночь искрилась хрустальными росинками – прощальными бликами ушедшего лета. Лилия впервые за долгие-долгие годы изгнания, пригласила к себе в гости целую компанию на чаепитие с розовым вареньем.

Малышка Соня-патефоня впервые шла в гости и очень переживала. Первое что ее беспокоило это - подарок. «Что преподнести серьезной Лилии, чтобы не прослыть глупой жадиной?», – размышляла Соня-Патефоня всю ночь перед вечеринкой. Бедняжка так и не сомкнула глаз. Она просто не находила места в своём скромном укрытии под листом колокольчика. Все сомнения вмиг улетучились в тот момент, когда малышка краешком глаза заметила желтый рог молодого месяца.

- Вот это будет настоящий подарок! – радостно мяукнула Соня-Патефоня, живо подскочив со своей мягкой травяной подстилки.

Кроха вскарабкалась по стеблю колокольчика на соседний куст благоухающей смородины. Затем она стала, словно мячик, подпрыгивать на мягкой листве кустарника. Стоить заметить, что прыгучесть у Сони-Патефони потрясающая! И потому несколько невероятных кульбитов и малышка взмыла к самому звездному небу. Еще пара энергичных прыжков и любительница экстрима ухватилась цепкой лапкой за самый краешек медового месяца  и отломила от него крошечный светящийся кусочек. Но, к сожалению, возвращение на землю не получилось столь же блистательным, как прыжок к небесному своду. Соня-Патефоня, зажав в маленькой ладошке искрящийся трофей, неловко соскользнула с кустарника и шмякнулась, растопырив все четыре лапки, прям на вредный цветок чертополоха.

- Ой! Ой-ой-ёёёёй! Мой животик! – заплакала малышка, меж тем упрямо не разжимая ладошку с бесценной вещицей.

- Слезь с меня, пигалица! Иначе хуже будет! – гневно зашипел злобный цветок.

Соня-Патефоня после такой угрозы вскочила на лапки, как ужаленная.

- Простите меня… Я просто там прыгала… Подарок вот достала, - извиняющимся голоском залепетала малышка.

- Прыгала она! А мне теперь что делать прикажешь? Лепестки мои красивые помяла? Помяла! Давай компенсацию! – злобно потребовало растение и хищно ухмыльнулось.

- А у меня ничего и нет. А хотите, отдам вам свое место под колокольчиком? В зной там прохладно, в сырость – сухо, - деликатно предложила Соня-Патефоня.

- Вот еще! Мне и тут хорошо. Тут и бабка моя жила, и отец, и я тут злобничаю. А что у тебя в лапке? – поинтересовался чертополох, с любопытством развернув свою фиолетовую головку в сторону крохи.

- Это подарок для моей подруги Лилии. Я завтра иду к ней в гости, хочу удивить её, -  честно ответила кроха.

- Мне отдай подарок. А я в ответ не сообщу смотрителю тишины Лаврику о твоем наглом и предосудительном поступке! – ядовито произнёс чертополох.

- Мне не жалко… Я бы и так вам его могла подарить. Только как же я без подарка пойду в гости? – прошептала Соня-Патефоня и в ее большущих глазенках показались слезы.

- Как-как? Обойдется твоя подружка! Она и так хорошо пристроилась в тени акаций, - буркнуло в ответ жадное создание.

-Вот… Возьмите, - сказала маленькая гостья Городка-Игрушки и протянула ладошку, на которой покоился светящийся в ночи кусочек.

Злой чертополох тут же беззастенчиво нанизал на свою колючку блестящее украшение и отвернулся в другую сторону. Теперь он потерял всякий интерес к малышке. А Соне-Патефоне ничего не оставалось делать, как вернуться в свой тихий уголок, свернуться калачиком и заплакать. Но не от обиды плакала малышка, а от того, что великодушная Лилия незаслуженно осталась без такой нужной в хозяйстве вещи.

Только под утро кроха успокоилась и задремала. Но как только игривые солнечные лучики защекотали ее нежный носик, Соня-Патефоня открыла влажные от слез глазки и крепко задумалась. «Как же мне идти к Лилии теперь? Ведь все придут с гостинцами. А я? Друзья решает, что я жадина, а еще хуже того – лодырь. Я ведь не смогла найти хозяйке чаепития даже скромный сувенир», - такие невеселые мысли бродили в доброй головке со смешными почти прозрачными на свету ушками-локаторами.

Однако малышка нашла в себе силы, поднялась и смело зашагала мимо напыщенного цветка чертополоха к домику Лилии.

В это время в чистеньком уютном жилище знаменитой врачевательницы и волшебницы уже собрались все приглашенные гости. Крошечные существа весело переговаривались и шутили над нарядами друг друга. Стоит заметить, все без исключения жители Городка-Игрушки носили крайне нелепую и пеструю одежду и обувь. Хотя, конечно, старик Хром среди всех выделялся наибольшей комичностью в манере одеваться и вести себя. Вот и сегодня он стоял посреди светлой комнаты в бирюзовом камзоле, зеленых бриджах и сиреневых тупоносых башмаках на босу ногу. При этом наивный человечек вел себя словно знатный лорд. Он слегка отставил правую тоненькую ножку, возвел верх указательный палец и что-то с видом знатока вещал трем смешливым существам с длинными носиками.

Лилия суетилась между гостями и разносила на резном подносе медовые пряники и сливочную карамель. Чаепитие никак не начиналась и некоторые гости уже с нетерпением поглядывали на настенные часы с кукушкой. Последняя, кстати, тоже в ожидании вечеринки зевала и выбивала коготками на своем деревянном насесте незатейливый ритм.

- Дорогие гости! Еще немного и мы начнем пить чай с розовым вареньем. Только давайте еще немного подождем Соню-Патефоню? – громко произнесла красавица Лилия и лучезарно улыбнулась, сверкнув зубками-жемчужинками.

Все с одобрением кивнули и продолжили неторопливые беседы о погоде и разлившимся после весеннего паводка озере, что раскинулось возле сиреневой аллеи.

Наконец, к всеобщему облегчению на пороге появилась малышка Соня-Патефоня с покрасневшими от слез глазками. В лапке кроха комкала влажный платочек и что-то тихонько бормотала, как бы оправдываясь перед благородным собранием.

- Что ты там топчешься и бубнишь? – не выдержал первым старик Хром.

- Я не смогла принести подарок. Я… Я его потеряла, - ответила малышка и горько заплакала.

- Вот невидаль какая! Я ведь тебя ждала, а не подарок, глупышка. Зачем мне тысячи вещей, когда я обрела, благодаря тебе, добрая малышка, стольких друзей! – твердо сказала Лилия и обняла лучшую подругу за хрупкие плечики.

- Ты, правда, так думаешь? И вы не станете меня держать за неряху или жадину? Я так старалась для тебя, Лилия, но потеряла свой скромный дар, - оправдывалась расстроенная крошка.

Гости весело засмеялись. А Лилия еще крепче прижала к себе Соню-Патефоню, заговорщически подмигнула и тихо шепнула в нежное почти прозрачное ушко: «А еще ты не ябеда и не раскрыла тайну лунного обломка и злого цветка...»

- Откуда? Откуда ты узнала? – удивилась малышка.

- Тссссс… Я ведь немножко волшебница, моя славная подруга. А вместо лунного сияния на нашем празднике будет веселый светлячок, мой новый товарищ. И никто, даже самый вредный и колючий нахал не испортит нам веселья! - ответила мудрая Лилия и прокрутила малышку за лапку вокруг собственной оси, словно в танце.

Гости окружили Соню-Патефоню, кокетливо распушившую свой белый хвостик, и стали наперебой угощать ее пряниками, карамельками и даже сахарной ватой. Праздник удался, крохи веселились почти до самой ночи, пели, танцевали и, конечно, пили вкусный цветочный чай. И только вдалеке от шумного веселья, в сырости и одиночестве сидел, ссутулившись, жадный враль Чертополох.

 

Новоселье

Однажды плаксивым осенним днём, когда природа готовилась к долгому зимнему сну, Соня-Патефоня решила найти себе настоящий тёплый домик.

Конечно, кроха приняла решения не с бухты-барахты, она прежде обстоятельно и долго думала. «Жители Города-Игрушки очень славные! Наверное, я останусь тут жить. Но зимой колокольчик не сможет дать мне надежного укрытия от стужи», -  здраво рассуждала наша героиня и была права.

Действительно, милую, вежливую и музыкальную Соню-Патефоню искренне полюбили все без исключения жители сказочного городка. Даже строгий и хмурый смотритель тишины Лаврик относился к ней снисходительно. Забавная малышка вопреки его твёрдым принципам вызывала одним своим видом умиление и даже улыбку. А уж, когда Сонечка-Патефонечка затягивала по вечерам свою мурлыкающую нежную песенку, суровое сердце Лаврика начинало подпевать и радоваться!

Итак, кроха твердое решение обзавестись к зиме собственным домиком. Она долго блуждала по центральной площади и аллее каштанов, даже осмотрела красочный, как карнавал, район фиалок и незабудок. Но, к её сожалению, все домики были заселены. А притеснять кого-то из добрых существ было бы непозволительным неуважением. В поисках крыши над головой Соня-Патефоня провела не один день, пока однажды не обнаружила под засыпающим подсолнухом маленький брошенный домик.

 Крошечное строение за отсутствием заботливого хозяина слегка покосилось. А когда-то яркая в веселую клеточку крыша просела. Окна брошенного строения были плотно закрыты зелеными ставнями с растрескавшейся краской.

- Вот то, что нужно! – радостно пропела малютка и запрыгала на одной лапке вокруг резного крылечка.

- Не вздумай! Укушу! – грозно огрызнулся кто-то из-за обветшалой входной двери.

- Кто там? Я решила, домик брошен. Он такой неухоженный, - оправдывалась Соня-Патефоня.

- Ни кто там! А кто тут! Командует еще, – фыркнуло нечто и прошаркало прочь от двери.

- Я и не думала командовать. Мне просто жить негде. А ночи уже такие прохладные, - ответила кроха и собралась было уйти прочь от неприветливого хозяина дома.

- А ты кто? – вдруг вновь послышался тот же глухой свистящий голос, но уже из-за окошка.

- Я Соня-Патефоня. Умею петь колыбельные песенки и очень высоко подпрыгивать. А однажды я даже до луны долетела…

- Ну да? – удивился кто-то и хмыкнул. – А, например, допрыгнуть до потолка можешь. Паутина у меня тут везде.

- Конечно! Я даже могу вскочить на крышу и поправить трубу. Она у тебя вот-вот обрушится. Замерзнешь зимой, - резонно заметила хозяйственная малышка.

Повисла продолжительная тишина. Тот кто-то всё ещё продолжал сопеть за окном и никаких предложений от него не исходило.

Находчивая Соня-Патефоня не стала дожидаться ответа и, отойдя на небольшое расстояние, разбежалась и мастерски запрыгнула на клетчатую крышу. Кроха аккуратно сложила каменные кубики в прежнюю форму и даже обмотала их стеблем ромашки. Она так старалась помочь ворчуну-хозяину домика, что вскарабкалась на самый верх трубы и бесстрашно балансировала на его краю. В какой-то момент Соня-Патефоня не удержалась и полетела вниз….

Пока малышка летела по закопченной трубе она думала, как, наверное, тяжело Деду Морозу зимой в шубе протискиваться в такие узкие лазы. «А трубы надо делать широкими!» - заключила неунывающая ремонтница труб.

- Уфффффф! Прилетела я, – приземлилась Соня-Патефоня в самый центр гигантской кучи золы.

- Вижу, что прилетела. Трубу-то починила? – недовольно пробурчал неведомый хозяин.

Соня-Патефоня встряхнула маленькой головой с забавным пестрым хохолком между розовыми ушками, и облако сажи осело на и без того изрядно пыльный пол вокруг малютки. Она протерла чумазыми лапками любопытные глазки и, наконец, смогла рассмотреть хозяина неухоженного домика. Это был самый нелюдимый из всех отшельников сказочного мира. Он выходил из своего убежища только под покровом ночи, быстренько собирал зерна желтого подсолнуха и вновь прятался за массивной дверью.

- Ты похож на мышонка. Такой же серенький и глазки-бусинки, - сказала Соня-Патефоня и звонко засмеялась.

- Ну и что? Зато я злой и страшный, – имитируя страшный грозный голос, ответил «мышонок».

- А меня Соня-Патефоня звать. Я тут недавно, и у меня нет домика, - доложила малышка незнакомцу.

- А я Колюч. И какое мне дело до того, что у тебя домика нет? – удивился неприветливый хозяин.

- Просто сообщаю, чтобы ты меня за грабителя не принял. Хочешь, будем дружить? Я завтра могу ещё и крышу отремонтировать. Да, а почему ты «Колюч»? Колючек или шипов вроде не вижу на тебе…

- Спасибо! Трубу ты уже поправила, - сказал хозяин дома и заливисто засмеялся. - А Колюч это имя моё такое.

- Никакой ты не страшный и не злой, – произнесла нараспев Соня-Патефоня и протянула новому другу свою мягкую пушистую лапку.

И о чудо! Угрюмый Колюч в ответ звонко хлопнул своей грязной немытой ладошкой по протянутой дружеской лапке.

- Если гарантируешь чистоту и песенки, можешь остаться. Очень уже мне скучно одному и неуютно, – неожиданно для самого себя предложил хозяин.

- Даю клятву! – торжественно произнесла Соня-Патефоня, положив пушистую лапку на своё маленькое доброе сердечко. – А лапки надо мыть, чтобы не болеть, - откровенно добавила гостья.

Так эти двое одиноких и совершенно разных существа стали жить под одной клетчатой крышей. О том, какие необыкновенные приключения случатся с новоявленными друзьями, наши маленькие читатели узнают из следующих рассказов об удивительной Соне-Патефоне.


На страницу 1|На страницу 3