Понедельник, 05.12.2016, 15:31
Приветствую Вас, Гость




Этериани

Жил-был царевич. Звали его Элусамел. Был у него подданный, знавшийся с чертями, по имени Шерелом. Элусамел долго ходил неженатый, хотел взять в жены такую девушку, которая придется ему по нраву. Дошел до него слух, что в одном селе живет красавица-мельничиха Этери. Пошел он в то село, увидел, что и в самом деле женщине впору с солнцем соперничать, и спросил у одного человека, замужем она или нет. Оказалось, что нет. Сказал тогда Элусамел своей матери:

Над божьей нивой Багдаде
Стоит бронзовое сияние.
Крутит ветряные мельницы
Мельничиха Этери.
Она понравилась мне, матушка,
Она достойна меня.

Услышав такие похвалы, мать послала сына назад на мельницу и наказала: ступай, сынок, возьми ее в жены. Элусамел пошел и сказал Этери:

— Протяни мне, Этери,
Рукав твоего платья.

Женщина

Оставь меня, Элусамел,
Я тебе не ровня.
Ты велик и славен
Отцом-матерью.
 
Я крестьянка, дочь крестьянина,
 Рожденная быть крестьянкой.
 Ты добьешься своего, уйдешь.
 А я останусь мыкать горе!
 

Элусамел

Этери, пусть изменившего тебе
Накажет сам господь небесный,
Пусть вскинутый им на врага меч
Переломится в рукоятке.
Пусть на склоне Эльбруса
Настигнет его буря,
Пусть, если будет он жаждать,
Пересохнет ручей!
 

Этери

Клянуеь хлебом и солью.
Вином от лозы.
Плугом и бороздой,

Проведенной быком,
Другого мужчины не хочу я...
Какую еще клятву может дать женщина!


Вышла Этери за Элусамела. Шерелом увидел, что царевич женился на такой красавице, стало ему завидно и позвал он своих чертей. Черти явились и спросили, чего он хочет. Рассказал он им, что задумал заполучить красавицу жену своего господина, и просил помочь ему. Черти взяли горсть проса, заговорили его, дали Шерелому и сказали: осыпь им Этери, когда сядете за свадебный пир, и заведутся у нее вши. Шерелом так и сделал, и обратилось все просо во вшей. Очень все старались помочь Этери, но ни-него поделать не смогли. Встал Элусамел и, рыдая, обратился к окружающим:

Кто возьмет мою Этери,
Отдам тому, а сам уйду.

Шерелом

Я возьму ее — Шерелом,
Твой верный раб.

Отдал Элусамел Этери, и Шерелом увел ее к себе домой. Прошло время, встретился Элусамел с (Переломом в лесу на охоте и спросил:

Шерелом, скажи мне.
Как живет твоя жена!

Шерелом

Что ты спрашиваешь, равный небу!
Хвалить жену зазорно.
Ты ведь знаешь хрустальную башню
Высокую, до неба!
В ней живет Этери,
Стройная красавица.
Ное ее — свирель, зубы — бусы.
Губы — лепесток лука.
Пред дверьми ее стоят девять деверей,
Напрягшиеся гиены;
В головах стоит свекор.
Глотатель драконов;
В ногах свекровь —
Шелковое сито.
Рядом сидит золовка —
Звезда, упавшая с неба;
Шею ее обвивают бусы,
Вьется среди них и гишер.
Не ошибись и не взойди к ней.
Не то ничем не смогу помочь тебе!

Огорченный Элусамел отправился домой и с тех пор от любви занемог. Мать не могла понять, что за немочь на него свалилась, а сам он от всех таился. Хотелось Элусамелу умереть, потому что его любимая досталась другому и клятва их нарушилась. Мать Элусамела пошла к гадалке. Гадалка сказала, что нужно испечь ему пирог с мясом, подать и тотчас же спрятаться за дверью. Пришла мать, испекла пирог, подала сыну, а сама спряталась за дверью и сказала:

Красив ты, пирог.
Весь облитый маслом,
Когда ешь тебя, на сердце ложишься.
Как любовь к Этери.
Сынок, пойду я искать ту,
Дума о которой убивает,
Лишает тебя сна,
Пойду найду ее.
Если нужно будет, переплыву реку.
 

Элусамел

Ступай, матушка Уштари,
К порогу Этери,
Сначала жалобно заплачь,
А потом ублаготвори ее.

Мать Элусамела пришла к Этери, заплакала жалобно и сказала:
 

Пойдем со мной, Этери,
Ради твоего солнца!
Возведу тебе шатер.
Весь из хрусталя!
Окутаю тебя шелками.

Затмевающими солнце,
Расстелю ковры
Пестрые, цветные.
Проведу тебя по ним, Этери,
Чтоб не ступала ты по земле.

Этери не решилась уйти. Пришла тогда к ней золовка и сказала:

Этери, пожалей меня.
Прошу тебя, мою невестку.
Один у меня брат, и тот умирает;
Проведу я ножом по горлу,
Будет на тебе грех.

Этери
 

О чем ты говоришь, звезда-Шукурварсквлаво,
О чем философствуешь!
Разве ты сама не знаешь,

Мне ли тебе говорить:
Можно ли своею рукою
Сбросить возложенный богом венец!

Отослала Этери и золовку. Очень ей хотелось и самой уйти, чтоб.застать Элусамела в живых, но она боялась Шерелома. В это время объявили поход на Индию. Шерелома назначили предводителем войска. Собрался он уходить в поход, взошел к Этери и сказал:

Запахни, моя Этери,
Хрустальную грудь.
Завтра иду я в поход
На великую Индию.
Прошла уже рать по проселку
До ограды из прутьев.

Подошла уже
К каменным развалинам.
Идущие туда не вернутся,
Горе матерям воинов:
Перебьют наших парней.
Не ходивших еще в поход!

Эте р и

Три года уже, Шерелом,
Не знаю я сна.
Вернешься, и только тогда закрою.
Хочу распознать добро и зло.

Шерелом

Ты виновата, Этери,
Что я под солнцем старею в тени,
Ты отвергла обычай,
Что пристал мужу с женой.

Этери

Прости меня, Шерелом.
Сначала я дала клятву другому.
Предал ты нас хитростью,
Пусть бог с тебя спросит за меня.
Весь мир ты для меня отравил.
Отчего я сижу в заточении!


Шерелом ушел в поход, а Этери отправилась к царевичу, то есть к Элусамелу, и взошла на крышу-бани. Попросила посланца вызвать Элусамела. Но где ему было выйти? Испускал он последний вздох, поглядел на Этери и сказал:

Кто говорит, что пришла Этери,
Солнце, восходящее в горах!
Когда придет она сюда.
Подарите ей коня со звездой,
Дайте еще жеребенка,
Молодого, высокого.
 

Этери

Этери не нужен конь,
Дайте ей нож.
Встал бы ты, подошел ко мне,
А не испускал дух.

Царевич

Раз уж пришла ты, войди,
Путь уж недолог.
Не выйти мне уж к дверям.
Душа уже изливается.
Изменила ты мне, Этери,
Наслала на меня недуг.
Любовь к тебе убивала меня,
И никто меня не исцелял.
Этери, ударь себя ножом,
Уйдем со мною вместе!
Разве живому Шерелому
Не предпочитаешь ты меня мертвого!
Разлучили нас в жизни,

Может быть, вместе похоронят.
Осыплют листьями,
Засыплют землей.
На нашей могиле
Распустят лепестки фиалки.
А на могиле Шерелома
Вырастут шипы
И будет их щипать скот.
В головах у нас пробьется
Холодный ручей,
Над ним повесят серебряную чашу,
Прохожие путники
Будут благословлять нас.

Кончил царевич, испустил дух, и Этери закололась. Похоронили их вместе. И два черта сказали друг другу:

— Как они прекрасны!
Наверно снова воскреснут!
— Воскресать людям не суждено.
Пусть упокоятся со святыми.

(Сказитель Геджура Папуашвили, село Артани. Зап. Д. Хизанашвили, 1888. «Народная словесность», том IV, под редакцией М. Чиковани, 1954, стр. 157—163).