Четверг, 08.12.2016, 05:02
Приветствую Вас, Гость




Два вола с горошинку

Было однажды там, где и не было, по ту сторону океана невиданного -
большое море, а посреди моря большой-большой остров; посреди этого острова
стояла большая гора, а на вершине горы тысячелетнее дерево. На том дереве
было девяносто девять ветвей, и на девяносто девятой ветке висела сума с
девяносто девятью потайными кармашками; в девяносто девятом кармашке
хранилась мудрая книга моего дяди Лаци, было в ней девяносто девять листов,
на девяносто девятом листе и прочитал я вот эту сказку.
В неизвестные времена жил человек, бедный-пребедный, а сосед его был
еще беднее. У того был сын, у этого - дочь. Думали бедняки, думали и решили
своих детей поженить, две нищенских сумы вместе сложить.
- Знаешь, что я надумала, муженек? - говорит однажды молодая жена.-
Ничего, что вы не папистской1 веры, попробуйте разок попоститься в пятницу:
может, господь вас чем-нибудь одарит за это.
Послушался молодой муж совета, в пятницу честно постился, ни кусочка во
рту не было, но господь ничего ему за это не дал. "Ну, что ж,- думает
бедняк,- попробуем еще раз, пускай за богом должок останется". В следующую
пятницу он опять пост объявил, и в следующую тоже - сам не заметил, как и
семь пятниц прошло. А господь все не торопится долги отдавать. "Ну нет,
дальше так не пойдет,- рассердился бедняк, - уж если господь хотел меня
наградить, сейчас самое время". Подумал-подумал бедняк и говорит жене:
- Слышь, жена, испеки ты мне лепешку в золе, потому как решил я сам к
господу богу пойти. Надо ж узнать, в чем я сплоховал.
Жена испекла лепешку, и бедняк пошел бога искать.
В полдень оказался бедняк у дремучего Герецкого леса, видит, на поляне
старец седой на двух волах пашет, а волы совсем малюсенькие, с горошинку, не
больше. Поздоровался бедняк. Старец приветливо спрашивает:
- Куда путь держишь, бедный человек?
- Мне, отец, до господа бога дойти надобно,- отвечает бедняк.- Семь
пятниц подряд я постился, а он ничего не дал мне за это. Вот я и решил
узнать почему.
- Ну, ради этого ноги трудить не стоит, - говорит седой старец. - Вот
дам я тебе этих двух волов. Не гляди, что они с горошину, заживешь с ними
припеваючи. Только никому их не продавай ни за что!
Погнал бедняк двух малюток волов домой. На другой же день с ними в лес
отправился. Телегу по колесу, по доске собрал у соседей: один колесо ему
дал, другой - ось, третий - дышло; все это он пригнал кое-как, приладил -
какая-никакая, а все же телега. Положил он на нее два бревнышка, а больше не
смеет: не столько за телегу боится, сколько в волов-крохотулек не верит. Да
только были волы не простые, волшебные; он уж собрался в обратный путь, а
один вол и говорит:
1 Папистами протестанты называли католиков.

- Неужто мы станем позориться, по деревне ехать с этими жалкими двумя
бревнышками? Нет, хозяин, ты уж нагрузи телегу как следует.
Бедняк только головой покрутил, но решился все-таки, нагрузил бревен
целую гору. Только из лесу выехал, а навстречу граф катит с деревенским
старостой. Увидели господа, что два вола с горошинку этакую гору дров тащат,
чуть навзничь не повалились.
Граф бедняку говорит:
- Этих волов я у тебя покупаю, мужик. Сколько ты за них хочешь?
- Не продам я их, господин граф,- отвечает бедняк. Рассердился граф,
приказал бедняку Герецкий лес за один деньвспахать, засеять, забороновать, а
не поспеет - без волов останется. Бедняк чуть не плачет: что тут поделаешь?
А вол ему вдруг говорит:
- Не печалься, хозяин, раздобудь только плуг, остальное наша забота.
Побежал бедняк по деревне. Один колесо дал от тачки, другой - лемех
большой, тот - лемех малый, этот - постромки; часу не прошло - сладил бедняк
плуг.
Отправились они в Герец. Когда пришли, один вол-малютка говорит:
- А теперь, хозяин, ложись и спи спокойно; что надо, мы сделаем сами.
Бедняк возражать не стал, лег спать, а когда пробудился, все было
вспахано-забороновано. Воротились домой, бедняк доложил старосте, что работу
выполнил. Староста с графом в Герец помчались, каждый вершок пашни облазили,
нигде не нашли огрехов.
- Ну, вот что, бедняк,- говорит тогда граф бедняку,- сена у меня много
заготовлено, объедешь мои луга, за один день соберешь все, до последней
травинки, и свезешь сено в мой двор. Не поспеешь - останешься без волов!
Вышел от графа бедняк, чуть не плачет, но волшебный вол опять его
утешил:
- И не вздумай печалиться, добрый хозяин! Ложись-ка вот здесь, на меже,
да спи, ни о чем не заботься!
И правда, сколько ни было сена у графа, волы все за день собрали до
последней травинки и на телегу сложили: получилась такая гора, что бедняк и
не видел верхушки. Подъехали к графской усадьбе, бедняк пошел прямо к графу,
докладывает: так и так, сено привезено, но придется дворец отодвинуть
немного, иначе сено во дворе не поместится. Граф не дослушал, бедняка взашей
вытолкал, тот с лестницы
скатился, чудом ребра не переломал. Увидели это малютки волы, тронули
слегка телегу, задела телега дворец, задом наперед его повернула. Граф чуть
не помер со злости.
- Ну, так слушай, бедняк, мое слово,- сказал граф.- Желаю я в аду
побывать, поглядеть, что там да как. Повезешь туда и меня, и старосту. Не
захочешь - волов лишишься, да и самому тебе несдобровать!
Совсем приуныл бедняк. Разве знает он, где дорога в ад? Не бывал
никогда в тех краях даже близко. А вол опять говорит ему:
- Не печалься, хозяин! Очень хорошо, что они в ад захотели спуститься.
Для обоих самое подходящее место!
Подъехал бедняк к дворцу графскому, граф и староста влезли на большую
телегу, волы-малютки покатили телегу к преисподней. Под вечер у въезда
оказались. Волы с разбегу лбами по воротам ударили, граф и староста из
телеги вылетели, вверх тормашками в пекло влетели.
- А теперь, хозяин, закрой за ними ворота, да покрепче,- сказал один из
волов.
Бедняк совета послушался, и остались граф со старостой в аду до конца
дней своих.
А бедняк с волами-горошинами и нынче живет-радуется, коль не помер еще.


Больше умом, чем силою

Давным-давно, может, тысячу лет тому, подружились лев, волк и дикий
кабан. Отправились три приятеля счастье ловить. Куда ни придут, прочему
зверью от них нет житья. Режут дружки всех подряд, без разбору,
бесчинствуют. Видят, что никто их осилить не может, чваниться стали.
Однажды лев прорычал:
- Интересно, есть на свете кто-то такой, чтобы нас троих победил?
- Есть, а как же! - сказал волк и даже хвост поджал.- Человек!
- Глупости болтаешь,- рыкнул лев.- Да я и без вас с дюжиной человек
справлюсь! Хоть бы один подошел поближе!
- Ну-ну, - фыркнул волк.
И вдруг идет им навстречу мальчонка-школяр.
- Это, что ль, человек? - спросил лев.
- Нет, это не человек еще,- сказал волк.
- Так я и связываться с ним не стану.
Пошли они дальше. Ста шагов не прошли - бредет навстречу старик, совсем
уже дряхлый, едва ноги переставляет.
- Это, что ль, человек? - спросил лев.
- Уже нет,- сказал волк,- он раньше был человеком.
- Тогда пускай идет себе с миром,- проворчал лев.
Опять пошли человека искать, оказались в дремучем лесу. Стали
продираться сквозь чащу и вдруг на молодого дровосека наткнулись.
- Ну а это уже человек? - спросил лев.
- Он это, он, человек! - сказал волк. Лев к лесорубу подошел,
поздоровался:
- Счастья-удачи тебе, землячок! Понимаешь, поспорили мы. Волк говорит,
что ты с нами, со всеми тремя, один бы справился. Какое ж такое оружие у
тебя?
- У меня? Нет у меня никакого оружия, кроме топора... Вот разве что ум
еще...
- Вон что! Ум, говоришь! А ну доставай свой ум и попробуй нас победить.
- Оно так,- сказал лесоруб,- да только я его нынче дома забыл.
- Не беда! Сбегай, кум волк, к человеку домой, принеси ум его. Выудил
лесоруб из кармана клочок бумаги, написал жене: привяжи,мол, волку на шею
камень, тот, что грузом в большую бочку кладешь, когда капусту квасишь.
Схватил волк письмецо и побежал к жене лесоруба, а лев и кабан остались его
самого сторожить и в четыре глаза глядели, чтоб не сбежал ненароком. Но
прошел час, два, три часа, а волка все нет. Как только он, дурень лесной,
дал жене лесоруба камень на шею себе привязать, тут ему и конец пришел: всей
деревней накинулись на него, душегуба, били, пока до смерти не убили.
Лесоруб тем временем проголодался, достал из сумы хлеб да сало и стал
закусывать.

- Ну, и вкусно же твоя еда пахнет! - заговорил лев, облизнувшись. - Что
это ешь ты?
- А это, брат лев, сало дикого кабана,- отвечает ему лесоруб шепотом.
Не успел он договорить, как лев бросился на кабана и растерзал его.
- Стой, погоди,- закричал лесоруб,- так не ешь! Ты же сала хотел,
значит, надо сперва кабана освежевать, а потом уж и сало вырезать.
- Да, человек, твоя правда, не так-то и вкусно оно со щетиной да
шкурой,- согласился лев.- Знаешь что, вырежь мне сала ты сам, вон и нож у
тебя. Только привяжи ты меня к дереву, что ли, не то я, пожалуй, не
удержусь, стану есть, лакомого куска не дождавшись.
Лесоруб не заставил себя два раза просить, мигом прикрутил льва к
большому дереву. Но на всякий случай проверить решил.
- А ну-ка, попробуй,- сказал,- сумеешь ли веревки порвать? Лев
натужился, веревки лопнули, во все стороны разлетелись, словноих и не было.
- Крепче, человек, крепче прикрути! - посоветовал он лесорубу. А того и
не пришлось уговаривать: так скрутил льва-разбойника, чтоон взвыл и
взаправду захотел веревки порвать. Да только на этот раз задачка потрудней
оказалась. А лесоруб дожидаться не стал, хватил его обухом по голове - лев
сразу и окочурился.
Показал человек хищным зверям, почему говорится "Больше умом, чем
силою".