Суббота, 10.12.2016, 19:33
Приветствую Вас, Гость

Металлопрокат тумба швартовая www.nordmile.ru.


Дочка-умница


Жил в старые времена один старик с дочкой лет двенадцати. А всего добра
у старика было: один верблюд, одна лошадь и один ишак.
Старик рубил в горах дрова и возил продавать в город, а дочка
занималась хозяйством.
Вот как-то навьючил своего верблюда старик дровами и приехал на базар.
Подошел к нему толстый бай и спросил:
- Почем дрова продаешь? Старик запросил три теньги. Толстый бай сказал:
- Возьми "как есть" десять тенег, только отвези дрова ко мье домой.
Старик с радостью согласился и привез дрова во двор к толстому баю.
Получил старик обещанные десять тенег, свалил на землю дрова и хотел
уйти.
Вдруг толстый бай сказал:
- Привяжи верблюда! Удивился старик:
- Верблюд мой.
- Нет,- сказал толстый бай.- Я купил дрова "как есть" вместе с
верблюдом. Стал бы я платить тебе, дураку, десять тенег.
Спорили они, спорили и пошли судиться к казию. Казий спрашивает
старика:
- Правда ли, что ты продал дрова "как есть"? Старик говорит:
- Да, только, господин казий, верблюд-то стоит триста тенег.
Ну уже это не мое дело. Сам виноват, не надо было соглашаться продавать
дрова "как есть".
Приказал казий отдать верблюда толстому баю, а ста. рик со слезами
пошел домой. Только дочке так ничего и не сказал.
На другой день, навьючив дрова на лошадь, старик опять приехал на
базар. А толстый бай тут как тут.
- Почем дрова продаешь?
- Три теньги. Толстый бай сказал:
- Возьми "как есть" десять тенег.
Забыл совсем старик, что было вчера и согласился.
Остался старик без лошади.
Пришел он домой печальный, однако дочке опять ничего не сказал.
На третий день старик навьючил дрова на ишака и собрался уже совсем на
базар, но дочка сказала ему:
- Отец, прошлый и позапрошлый раз вы вернулись без верблюда и без
лошади. Сегодня и ишака вам не оставят. Лучше я поеду дрова продавать.
Старик согласился. Девочка поехала на базар. Подходит к ней толстый
бай.
- Почем дрова продаешь? Девочка запросила три теньги.
Толстый бай и говорит: .
- Возьми "как есть" пять тенег. Девочка отвечает:
- А вы дадите за дрова деньги свои "как есть"?
- Хорошо, согласен, вези дрова ко мне. Свалила девочка дрова и
спрашивает:
- Дяденька, где прикажете вашего ишака привязать? Толстый бай показал
место.
Привязала девочка ишака и попросила деньги за дрова.
Протянул толстый бай деньги, а девочка "цап" схватила его за руку и
говорит:
- Когда мы рядились, вы сказали, что дадите пять тенег "как есть".
Отдавайте деньги вместе с рукой.
Спорили они спорили. Соседи прибежали на крик и повели девочку и
толстого бая к казию.
Крутил казий и так, и эдак, придумывал тысячу хитростей, но девочка
стояла на своем.
А народ кричит:
- Права девочка! Вот умница девочка!
Казий думал, думал и постановил;
- Отдавай руку. Заплакал толстый бай.
- Как же я без руки буду?
- Ну, плати выкуп 50 золотых тиллей. Отсчитал бай девочке 50 тиллей.
Жалко стало толстому баю денег. Он и говорит:
- Давай побъемся об заклад, кто из нас будет лучше врать, тот должен
платить еще 50 тиллей.
- Хорошо, - говорит девочка,- только вы, господин бай, старше меня
годами, вы и начинайте.
Уселся поудобнее толстый бай, откашлялся и начал:
- Однажды я посеял пшеницу. Она у меня до того уродилась, что всякий,
заехавший в поле верхом на верблюде или лошади, плутал десять дней. Как-то
сорок козлов забрались в пшеницу и пропали. Когда пшеница созрела, нанял я
батраков жать ее. Вот и пшеницу сжали, смолотили, а о козлах и помину нет.
Однажды я приказал жене испечь лепешки, а сам сел читать коран. Когда
лепешки вынули из печи, я отломил кусочек и начал есть. Вдруг слышу у меня
на зубах - "Мэ-э-э!" Изо рта козел и выскочил, а за ним еще и еще. Козлы до
того разжирели, что стали каждый с четырехгодовалого быка. Захлопала
девочка в ладошки, посмеялась и закричала:
- Отлично! Вы сказали правду, таких случаев на свете бывает много. А
теперь послушайте меня. Однажды посредине нашего кишлака я вскопала землю и
посеяла одно-единственное хлопковое семечко. И что же, вы думаете,
получилось?.. Выросло громаднейшее дерево, тень от которого падала во все
стороны на расстояние дневной езды от кишлака. Когда поспел хлопок, для
очистки его я созвала пятьсот здоровых и крепких женщна с быстрыми, руками.
Очищенный хлопок я продала, а иа вырученные деньги купила сорок могучих
верблюдов, навьючила их дорогими ситцами и отправила с двумя своими братьями
в Бухару. Три года не было от них никаких вестей. И вот, увы, меня недавно
известили, что они убиты. А теперь смотрите добрые люди, на толстом бае
надет халат моего среднего брата, в котором он уехал в Бухару. Значит вы,
бай, убили этих братьев, завладели их товарами и верблюдами!
Толстый бай встал в тупик: если признать рассказ девочки правильным,
станут его судить за убийство и не
сносить ему головы, а если сказать, что рассказ ее ложь, то он должен,
в силу уговора, уплатить ей 50 золотых тиллей.
Думал, думал, выложил деньги и говорит: - Первый раз в жизни
перехитрили меня. А девочка забрала верблюда, лошадь, ишака и вернулась
веселая домой к отцу.