Воскресенье, 04.12.2016, 15:13
Приветствую Вас, Гость




До чего может довести баловство

В далекие-далекие времена у входа в пагоду Шве-зигоун, что находится в
Пагане, стояли огромные чхин-теи '. Однажды город с быстротой молнии
облетела молва: когда глаза чхинтеев покраснеют, страну постигнет тяжкое
бедствие. Невежественные горожане слепо верили тревожным слухам, и с
наступлением рассвета каждый устремлялся к роковому месту, дабы первому
увидеть страшное предзнаменование и как можно надежнее избежать катастрофы.
Куда ни пойдешь, всюду только одно и слышно: "чхинтеи да чхинтеи,
чхинтеи да .чхинтеи". Народ жил в постоянном страхе, и освободить его от
этого наваждения было невозможно. А неподалеку от пагоды Шве-зигоун
находился монастырь, и жил в нем один монах. Однажды решил тот монах
подшутить над своими суеверными согражданами. Приготовил он красную краску,
в полночь пробрался к пагоде и.выкрасил чхинтеям глаза.
Едва забрезжил рассвет, направился к монастырю с подаянием один
горожанин. Поравнявшись с фигура- Чхинтей - по-бирмански "лев". Фигура
чхинтея - льва с крыльями на спине - устанавливается у входа в пагоду.
ми чхинтеев, он по привычке взглянул на них и в ужасе обнаружил, что
глаза у них стали красными. Бросив подаяние, он сломя голову побежал назад,
вопя что есть мочи:
- Караул! У чхинтеев покраснели глаза!!! Словно растревоженный улей,
пришел в движениегород. Растерявшиеся обитатели хватали первые попавшиеся
под руку вещи и стремились как можно скорее покинуть его пределы. Увидел
монах, к чему привела его затея, испугался и стал их урезонивать:
- Стойте! Ничего страшного не случится! Глаза чхинтеям выкрасил я!!!
Но никто не внял его речам. Тщетно пытался монах сдержать обезумевшую
толпу.
Он встал на пути бегущих, но люди ничего не видели и не слышали и в
суматохе затоптали незадачливого шутника насмерть.

 

Святая простота

Когда-то давным-давно жили в глухой деревушке муж и жена. Работали они
с раннего утра до поздней ночи в поле, от своих рук кормились и одевались, и
не было у них ни нужды, ни времени ездить в город. За скромный и тихий нрав
соседи прозвали их Маун Швей Йоу и Мэ Швей Йоу.
Все жители деревни ходили на богомолье в пагоду, настоятелем которой
был один монах. А был тот монах человеком глупым и невежественным. Совсем
отрешился он от жизни мирской, ничем земным не интересовался. Он
беспрестанно твердил одни и те же молитвы о жизни загробной^ За то и
прозвали его односельчане монахом Швей Йоу.
Швей Йоу - святая простота (бирм.).
Однажды вернулся Маун Швей Йоу после работы в поле домой и прилег
отдохнуть. Осерчала на него Мэ Швей Йоу и стала ворчать:
- Не успел прийти домой, как тут же спать завалился. Уж лучше бы по
воду сходил!
Делать нечего. Взял муж ведра и отправился за водой. На обратном пути
он нашел на дороге осколок зеркала. Взглянул он в зеркало и удивленно
воскликнул:
- Да ведь это портрет моего деда, почившего пять лет назад! Возьму я
его, пожалуй, на память!
Принес Маун Швей Йоу зеркало домой и положил его в ящик. Никогда доселе
не видывал он зеркала и знать не знал, что это такое. С той поры Маун Швей
Йоу ежедневно доставал из ящика воображаемый портрет деда и подолгу им
любовался.
Заприметила жена, что завелся у мужа от нее секрет. И вот однажды,
когда муж был в поле, забралась она к нему в ящик и обнаружила там зеркало.
Взглянув в зеркало, Мэ Швей Йоу пришла в неописуемую ярость:
- Ах, вот он каков! Ну, ничего! Придет домой, я ему покажу! Простофиля
я недогадливая! Как же я раньше не сообразила поглядеть, что у него здесь
хранится! Не иначе это портрет его возлюбленной!
Вечером, как только Маун Швей Йоу переступил порог дома, жена схватила
его за руку и потащила к ящику. Вынув зеркало и тыча пальцем в свое
изображение, она что есть мочи кричала:
- Так вот что ты скрываешь от меня! Это твоя возлюбленная!
Очень удивился Маун Швей Йоу. Выхватил зеркало у жены:
- Как же возлюбленная может быть с усами? Это мой дедушка!
А разгневанная Мэ Швей Йоу, отняв у мужа зеркало и пытаясь отыскать в
нем портрет, с пеной у рта доказывала:
- Хорош дедушка - с гребнем в волосах!
Долго спорили муж и жена. Каждый старался доказать свою правоту.
Наконец они решили пойти к монаху - пусть он их рассудит.
- Что привело вас ко мне в столь неурочный час, миряне? - спросил
монах, завидев пришельцев,
Воздав монаху положенные почести, поведал ему Маун Швей Йоу о своем
споре с женой и просил рассудить их по чести и справедливости.
- На одного тебя, учитель, наша надежда. Один ты можешь решить, кто тут
изображен - дедушка или девушка,- заключил свой рассказ Маун Швей Йоу.
- Покажите мне это изображение,- важно сказал монах.
Взглянул он на зеркало, которого и ему никогда прежде видеть не
приходилось, и тоном, не допускающим возражений, изрек:
- Это не твой дедушка и не твоя возлюбленная, Маун Швей Йоу, это
покойный настоятель монастыря.
Обрадованные муж и жена поблагодарили монаха и отправились восвояси.

 

Польза от перебирания четок

Много-много лет тому назад была в одном городе пагода, славившаяся
своей чудотворной силой на всю округу.
У подножия этой пагоды находился колодец, а в колодце том поселилась
громадная змея, которая покровительствовала людям хорошим и жестоко карала
плохих.
В небольшой деревеньке неподалеку от пагоды жили дровосек с женой.
Много слышали они о чудотворной силе пагоды, однако им самим еще ни разу не
довелось там побывать. Однажды жена и говорит мужу:
- Ко Пхоу До, мы только тем и занимаемся, что трудимся да трудимся. Так
больше продолжаться не может! Пора нам и о душе позаботиться. Мы еще не
сделали ничего хорошего, и судьба постоянно обходит нас своей милостью.
Пойдем-ка лучше в знаменитую пагоду, воздадим почести Будде. Это будет нам и
приятно и полезно.
- В своем ли ты уме, Ма Ей Кхин! - воскликнул муж.- Мыслимо ли это? У
нас нет никаких сбережений, что заработаем, то и проедаем! Как можем мы брс-
сить свое дело? Однако мне очень неприятно служить помехой твоему
замыслу! Знаешь что? Ты ступай одна, а уж я помолюсь в следующий раз. А пока
ты ходишь, я буду работать за двоих - за тебя и за себя.
Поворчав немного, жена согласилась. Поднявшись на следующий день ни
свет ни заря, приготовила она еду, собрала все необходимое и отправилась в
путь.
А был в ту пору как .раз день поста, и вокруг пагоды толпилось великое
множество прихожан. Иные подходили к настоятелю монастыря исповедоваться,
прочие собирались небольшими группами и что-то оживленно обсуждали. Однако
многие прихожане, бродя в полном одиночестве, сосредоточенно перебирали
четки, нашептывая при этом молитвы. Ошеломленная всем увиденным, Ма Ей Кхин
тоже взяла четки и приблизилась к статуе Будды.
- Тетушка,- обратилась она к стоявшей рядом пожилой женщине,- расскажи
мне, пожалуйста, как надо перебирать четки.
Даже не дослушав вопроса Ма Ей Кхин, женщина небрежно ответила:
- Да очень просто. Говори: еду-приеду. Вот тебе и вся премудрость!
Ма Ей Кхин приняла ее слова за истину и, примостившись у подножия
статуи, стала перебирать четки, старательно нашептывая "еду-приеду". Так
просидела она до позднего вечера, устремив все свои мысли к Будде и
бесконечно повторяя единственную известную ей . молитву.
"Какая жалкая и забитая женщина,- подумала змея,- она совсем
неграмотная, поэтому и твердит такие нелепые слова. Однако сразу видать, она
женщина хорошая, почитает Будду. Надо ей помочь".
И змея одарила женщину множеством драгоценных жемчужин. Радостная
вернулась Ма Ей Кхин домой и рассказала мужу обо всем, что с ней
приключилось. Часть жемчуга муж и жена продали, а часть решили отдать в дар
пагоде. На церемонии подношения присутствовала и та женщина, которая научила
Ма Ей Кхин нашептывать "еду-приеду".
Ма Ей Кхин бросилась ее благодарить:
А ведь это вы помогли мне разбогатеть,- сказала она. Вы научили меня
перебирать четки, а когда я
произносила вашу молитву "еду-приеду", приползла змея и одарила меня
множеством жемчуга.
Завидно стало той женщине, и, взяв четки, она на следующий день
отправилась в пагоду. Перебирая четки, обуреваемая нетерпением, женщина
голосом громким и резким затараторила: "еду-приеду, еду-приеду". Она
надеялась, что змея оценит ее рвение и, как и Ма Ей Кхин, одарит жемчугом.
Однако мудрая змея разгадала ее хитрый замысел. Надоело ей слушать
вопли нерадивой прихожанки, и, приблизившись к ней, змея зашипела:
- Убирайся отсюда немедленно, а не то я тебя убью.
С воплем "еду-приеду" женщина со всех ног бро-силась бежать прочь.

 

О том, как У Пью обрили наголо

Жили в одной деревне муж по имени У Пью и жена - До Эй Шин. Они часто
ссорились, но тут же мирились.
Однажды во время очередной перепалки До Эй Шин напустилась на мужа:
- Это ты всегда затеваешь ссору. Я вышла за тебя по любви! Не по воле
родителей, а по любви! Но теперь все! Я больше не хочу с тобой мучиться!
- Перестань орать! - огрызнулся муж.- Ты мне так надоела, что даже
смотреть на тебя тошно. Все! Уйду я в монастырь - избавлюсь от тебя наконец.
- Ступай, ступай! Уж не думаешь ли ты, что я побегу за тобой?! И не
надейся!
Отправился У Пью в монастырь.
- Что случилось, У Пью? - спрашивает его настоятель монастыря.- Почему
ты такой угрюмый?
А У Пью ему в ответ:
- Почтенный учитель, я повздорил с женой и больше не намерен жить дома!
Позвольте мне постричься в монахи!
Подумал-подумал настоятель да и говорит:
- Прежде чем принять окончательное, решение, надо все как следует
взвесить. Смотри, как бы тебе не
пришлось потом каяться. Даю тебе три дня. Если в течение трех дней ты
не изменишь своего намерения, мы примем тебя в обитель.
У Пью был несколько раздосадован таким оборотом дела, однако перечить
настоятелю не решился.
К вечеру следующего дня До Эй Шин поостыла немного, гнев ее улегся, и
она отправилась искать мужа. Завидев издали У Пью, До Эй Шин обрадовалась и,
подойдя поближе, принялась увещевать его елейным голосом:
- Неужели ты и в самом деле ушел из дому? Неужели покинул меня
навсегда. А я приготовила твой любимый суп из свинины! Пойдем домой!
- Ты же говорила, что не хочешь со мной жить,- ворчливо ответил У Пью.-
Ну уж ладно, так и быть, пойдем!
- У Пью,- окликнул его настоятель монастыря,- неужто ты раздумал
постригаться в монахи?
- Раздумал, учитель. Дома накопилось много дел. Жена без моей помощи не
управится..
И счастливые супруги отправились домой.
Три дня они жили тихо-спокойно, а на четвертый снова повздорили. И
снова У Пью пришел в монастырь.
- Почтенный учитель,- стал он просить настоятеля.- Сбрейте мне узел на
голове, обрядите меня в светлые одежды. Я твердо решил стать служкой.
- А ты не передумаешь, как в прошлый раз? - засомневался настоятель.
Но У Пью стал горячо его убеждать в твердости своих намерений, и
настоятель уступил. Обрили У Пью наголо, разыскали для него монашеские
одежды. Уж так сердит был У Пью на свою жену, так сердит, что, опасаясь даже
случайной встречи с ней, не подходил близко к воротам монастыря.
До Эй Шин ждала, что ее муженек вот-вот вернется, но прошло семь дней,
а его все нет и нет, и тогда встревожилась она не на шутку.
- Видать, сильно обиделся на меня У Пью,- горевала она.
Подумала-погадала До Эй Шин и снова отправилась в монастырь.
- Не знаешь ли ты, где мой У Пью? - спросила она у первого встречного
монаха. Тот сказал, где его искать.
- Ты меня еще не забыл, У Пью? - вкрадчиво спросила До Эй Шин.
Но У Пью продолжал перебирать четки и даже не взглянул в ее сторону.
Сообразив, что прежние уловки не годятся, она решила пустить в ход самое
сильное оружие.
- У Пью, помнишь, а когда мы были совсем молодыми, когда мы еще любили
друг друга, помнишь там... под акацией?..
- А как же! - оживился У Пью.- Еще бы не помнить! Пойдем-ка поскорее
домой! Правда, я без волос, но ничего не попишешь, придется пока лысым
походить!
И, ласково обняв жену, он торопливо покинул монастырь.