Среда, 07.12.2016, 17:22
Приветствую Вас, Гость



Девушка-жених

В темной и дымной яранге умирала чукчанка Тывляна. В тундре ревела пурга. Старая яранга вся дрожала. - Кто вас пожалеет, сиротки?- говорила Тывляна детям, которые ее окружали. - Кто вам доброе слово скажет? Кто вас от злых людей убережет? Тут налетел такой вихрь, что чуть не сорвал ярангу. Старшая дочка ползком выбралась из яранги, без кухлянки и малахая, и ощупью стала
привязывать к яранге большие камни веревкой из моржовой шкуры.

- Рагтытваль! - позвала Тывляна. Но дочка из-за воя пурги не слышала мать. Тогда мать сказала сыну: - Рагтыргын, скажи сестре, чтобы она тебя берегла и больше думала о тебе, чем о себе, а ты ее слушай, как мать! Всю ночь завывала пурга, огонь в жирнике мигал, освещая трепетным светом меховые стены полога. Дети зарылись в меха, умирающая мать лежала неподвижно.

Утром приехали пять дядей. Тывляну положили на старую нарту, увезли,
разрезали на мелкие куски и раскидали по тундре, а потом кинулись делить ее
добро. Делили-делили, спорили, дрались - разделили оленей, меха, одежду, а
когда увидели детей, то никто не захотел их взять. Опять начался спор и
драка, и решили братья отдать детей старшему брату. Снова начали делить
имущество. Взял старший брат половину оленей, ярангу и увез к себе ребят.
Дядя послал сирот в тундру пасти оленей. Не дал им с собой ни яранги,
ни чайника. "В яранге спать будете- оленей волки разорвут. Мерзнуть будете -
бегать быстрее вокруг стада будете. Чай пить будете - лени-вы станете", -
говорил дядя племянникам.
Летом дождик льет на сирот, а зимой - пурга метет. Дрожат и жмутся
сироты к оленям, чтобы хоть немного согреться. Стали олени ручные и
послушные сиротам. Знали сироты, где какой мох растет, где в какое время
года оленей пасти.
Зимой, когда мох покрывался толстой коркой льда и олени не могли
пробить ее, сироты угоняли табун в глубь тундры. Весной, когда начинались
обвалы в горах,, сироты угоняли оленей ближе к морю.
Так они жили при табуне, пока не выросли.
Однажды приехал дядя посмотреть на отел важенок.
Брат и сестра выбились из сил, отгоняя мелкого зверя и птицу. Едва
теленок покажется из утробы матери, как ворон выклюет теленку глаза, и не
может он уже держаться на ногах; как только теленок упал - его грызут песцы,
лисицы и горностаи.
Девушка натянула тетиву и пустила стрелу в ворона.
Увидел это дядя, рассвирепел, сбил с ног племянницу, наступил ей на
грудь, закричал:
- Ты знаешь, что великий ворон зажег солнце! Ты знаешь, что прогневишь
ворона - он нашлет страшную пургу и тогда погибнут наши стада и яранги!
Рагтыргын кинулся выручать сестру, но дядя и его ударил ногой в живот,
чуть не убил.
Рагтытваль обняла брата и сказала:
- Мы будем стеречь чужих оленей, пока не умрем от голода и холода!
- Ты иди, ищи свою долю! - говорит Рагтыргын,- Хорошо, я пойду.
Надела она одежду брата, взяла тяжелое отцовское копье, простилась с
братом и ушла далеко в тундру.
Приходит Рагтытваль в незнакомое стойбище.
Зашла она в первую ярангу, где жил старик с дочкой. Отдала Рагтытваль
ему вязанку дров. Спрашивает старик:
- Зачем пришел?
- Я хочу жениться, у меня нет оленей, нет одежды,- Ты слышишь? -
спрашивает старик дочь свою.
- Слышу, отец. Не хочу такого маленького мужа! Пошла Рагтытваль дальше.
Приходит она во второестойбище, где жили две девушки. Отец спросил дочерей.
- Пусть жених подрастет, а мы посмотрим! - отвечают дочери.
Пошла Рагтытваль в третье стойбище, приносит вязанку дров в ярангу, где
жили девушки. Старик, их отец, спрашивает:
- Зачем пришел, молодец?
- Я хочу жениться, у меня нет оленей, нет одежи.
- Оставайся, поработай два года и тогда, может быть, девушки подумают.
Кто хочет за него замуж идти? - спросил старик у дочерей. Старшая сестра
посмотрела на Рагтытваль .и сказала:
- Это не жених, а болячка!
Средняя дочь отвернулась и ничего не ответила отцу. Только младшая дочь
подошла к Рагтытваль, молча сняла ее мокрую одежду, дала поесть.
- Значит, ты идешь за него замуж? - спросила старшая и стала смеяться
над младшей сестрой.
Ушла Рагтытваль в табун. Дала ей невеста мышку-оленя, чтобы хорошо
караулить оленей. Весной у Рагтытваль весь молодняк уцелел. Хвалит старик
хозяин будущего зятя. Злится старшая сестра на молодого пастуха, и когда оп
приходит в ярангу за пищей, она прячет от него юколу и мясо. Но младшая
сестра припасла для своего жениха мясо, с собой в тундру гостинец дает.
Глядит на них злыми глазами старшая сестра:
- Что это жених тебя сторонится?
Младшая сестра спрашивает Рагтытваль:
- Отчего ты меня сторонишься? Отчего ты не приходишь ко мне ночью, как
все женихи?
- Я тогда к тебе приду, когда поставлю свою ярангу. Приду и на руках
унесу тебя в свой полог!
- А скоро это будет?
- Это зависит от тебя!
И девушка начала выделывать шкуры для будущего полога. Часто невеста
приходила к Рагтытваль, и они вместе пасли оленей. Девушке хотелось, чтобы у
нее все было так, как у других, но ее жених не хотел того, что делали
другие.
Старшая сестра спрашивала младшую:
- Скоро у вас будет ребенок?
- Не знаю.
И невеста убегала в табун к жениху. Вместе с ним метала копье, бегала
взапуски, а ночью они глядели на яркие звезды и на большую луну, и невеста
засыпала на коленях Рагтытваль.
Прошло два года. Старик сказал Рагтытваль:
- Ну собери, жених, все мое стадо к яранге, и если успеешь до заката,
то можешь взять мою дочь!
Пошла Рагтытваль в табун, а невеста залезла на ярангу и махнула рукой
мышке-оленю, чтобы собирала стадо, и не успело солнце уйти за сопки, как
Рагтытваль пригнала оленей. Назавтра Рагтытваль собиралась в путь, а руки и
ноги ее дрожали. При сватовстве бывало, что кто-нибудь неожиданно
протестовал: то отец невесты промолчит, не скажет, чтобы жених забирал свою
невест, то невеста не подаст жениху новую одежду- и жених, проработав
два-три года, уходил ни с чем.
Старик вынул изо рта жвачку, положил за ухо и спросил:
- Ты уходишь?
- Да.
- Возьми девушку и половину моего стада оленей. Невеста подала
Рагтытваль новую одежду. Вышла Рагтытваль из полога в красивой
меховойодежде. Тут старшая сестра ахнула:
- Вот ты какой! Может быть, ты возьмешь меня второй женой?
- Нет, не надо,-говорит Рагтытваль, - я люблю младшую. За эти два года
я увидел, что она доброй женой будет! - Посадила Рагтытваль девушку в крытую
нарту и поехала. Впереди стада пустила вожаком олень-мышку.
Вот и знакомые сопки! Рагтытваль говорит девушке:
- Подожди меня здесь! А я посмотрю - здесь ли моя сестра Рагтытваль?
А навстречу ей - брат. - Это ты пришла?
- Да, я! Возьми, надень мою одежду, иди и приведи свою жену.
Когда Рагтыргын подошел к нарте, он не смел взглянуть на девушку.
- Жива ли твоя сестра, Рагтыргын?
- Да, она здорова.
- Почему ты не улыбнешься мне? Рагтыргын взглянул на девушку, схватил
на руки, прижал ее крепко.
- Рагтыргын, ты обещал, что на руках принесешь меня в свой полог? - И
Рагтыргын понес свою жену на руках.
А Рагтытваль надела старую одежду, вымазала лицо пеплом и перестала
походить на брата.
Все пять дядей приехали смотреть жену племянника. Старший брат сказал:
- Я беру эту женщину, так как я старший! Младший сказал:
- Куда тебе, ты уже стар, я всех моложе - я беру ее. Средние братья
кинулись на старшего и младшего, ипошла свалка. Рагтыргына сестра оттащила
да в табун отправила:
- Иди стереги оленей! Я тебя позову, когда надо будет!
- Спрячь девушку! - говорит Рагтыргын.
- Уж если я* ее сумела достать, то сумею и спрятать! - сказала сестра.
Долго бились дядья - старший еле ноги уволок, а четыре так и с земли не
встали. "Вот, - думает дядя, - мне бы теперь избавиться от племянника!"
Выкопал он. яму и начал туда бросать мясо. Выросли в яме большие черви, с
ремень длиной. Приезжает дядя в табун и зовет племянника на помощь,
Идут они к сопке, а под сопкой - глубокая яма. Идет Рагтыргын впереди,
а дядя сзади. Только хотел дядя в спину парня толкнуть, размахнулся, а
Рагтыргын перепрыгнул через яму. Дядя не удержался и сам упал в яму.
Воротился Рагтыргын домой и говорит Рагтытваль:
- Ну, сестра, бери все пять табунов оленей, которые от дядей остались,
будь богатой невестой, а мне и жениного табуна хватит.
Через год у Рагтыргына родился сын. Кормит его молодая мать и говорит
Рагтытваль:
- Я все время смотрю на тебя и думаю, если бы на тебя надеть одежу
брата, то, пожалуй, и я бы не могла вас различить - который мой муж?