Воскресенье, 11.12.2016, 10:58
Приветствую Вас, Гость




Что приключилось с купцами


Большим шутником слыл Леонтий Курэрару. Как отколет он шутку, то весть
о ней облетит всю округу. Соберутся где-нибудь два-три человека, заходит
речь о нем, и начинают перебирать без конца его выдумки, одна похлеще
другой. Вот и это, к примеру, тоже про него рассказывают. Приехали как-то в
наше село купцы и вот, закончив все свои дела, стали искать, кто бы их отвез
на вокзал. Набрели они на Петрю Дуду-ку, у которого была пара кляч - кожа да
кости - подстать своему горемычному хозяину, с ним и договорились. Положил
Петря в телегу два мешка соломы вместо сидения, прикрыл их зипуном и - в
путь-дорогу.
Дорога вначале была ровная, и Петря браво понукал лошадей. Но вот в
трех верстах от вокзала начался крутой подъем; немало мужик, бывало,
потрудится да накричится, пока наверх выберется.
У подножья горы остановил Петря лошадей передохнуть, поглядел на
купцов, надеясь, что совесть в них заговорит, но те сидят себе, как ни в чем
не бывало, и не думают с телеги сойти. Уперся Петря плечом в ручицу, щелкнул
кнутом и лошадок понукает:
- Ну, лошадки, потихоньку, ну, вперед!
Стараются лошади, из сил выбиваются, тянут-потянут! - где там! Больно
подъем крутой да и купцы сидят в телеге, как привороженные.
Посреди горы, глядь - показался Леонтий Курэрару, спускается под гору
налегке, видать, тоже возил людей на вокзал и теперь домой возвращается. Как
поравнялись телеги, попридержал коней Леонтий. -Ты ли это, Петря?
- Я, братец Леонтий.
Поглядел тот на лошадей, на купцов и нахмурился.
- Стой, пропади ты пропадом, попался мне наконец! Петря глаза
вытаращил, ничего не понимает.
- Вчера, когда я поднимался в гору, вот на этом самом месте, почему ты
исхлестал моих коней? Да еще притворяешься, что знать ничего не знаешь? Вот
я сейчас твоих тоже кнутом попотчую.
Да как начал стегать, стегает куда попало, а попадало все больше по
спинам купцов.
Извиваются купцы, вопят благим матом да побыстрее о телеги сигают,- кто
куда, а Леонтий все еще кнутом настигает; исхлестал он их за милую душу, а
потом как припустит лошадей да как полетит под гору - только спицы мелькают.
Не захотелось больше купцам в подводу забираться, пошли они пешком, все
отругиваясь и отплевываясь, а Петря Дудука усмехается да полегоньку лошадей
погоняет.