Четверг, 08.12.2016, 01:14
Приветствую Вас, Гость




Царевич Бахрам у дверей гарема

   Яздиджурд увидал своего сына Бахрама в одном из мест гарема, куда ему нельзя было входить, и приказал:
   - Ступай отсюда, и дай привратнику тридцать ударов плетью, и прогони его от дверей гарема,- и назвал имя другого человека, которого тот должен был назначить привратником.
   Бахрам поступил так, как повелел отец. Но ему было только тринадцать лет, и он не понял причины гнева отца на привратника.
   Спустя несколько дней Бахрам подошел к дверям гарема и хотел войти. Новый привратник уперся руками ему в грудь, не пустил его и сказал:
   - Если я тебя еще раз увижу здесь, ты получишь от меня тридцать ударов плетью за то, что навлек гнев повелителя на прежнего привратника, и еще тридцать за то, что хочешь навлечь гнев отца на меня.
   Когда это дошло до Яздиджурда, он позвал нового привратника, похвалил его, одарил дарами и надел на него дорогой халат.
   Так шаха должно охранять,
   Что раб или свободный
   Помыслить даже бы не мог переступить порог,
   Что птице в ночь не пролететь,
   Задев "покой почета",
   Смутив запрет, - и ветерок повеять бы не мог!..
  
Справедливость халифа Омара

   Повелитель правоверных Омар - да будет им доволен Господь,- однажды, во время своего халифства в Медине, обмазывал глиной стену. Подошел некий иудей и пожаловался на насилие правителя Басры, что тот у иудея взял товаров на сто тысяч дирхемов, однако заплатить свой долг не желает.
   - Есть ли у тебя клочок бумаги? - спросил Омар.
   - Нет, - ответил иудей.
   Поднял тогда Омар какой-то черепок и на нем написал: "Жалующихся на тебя бесчисленное множество, а благодарящих тебя - нет. Или не будь причиной жалоб, или оставь пост правителя". И в конце подписал: "Писал это Омар ал-Хаттаб".
   Он на черепке не поставил своей печати, не начертал и своей монограммы, но в его словах были такое величие, справедливость и сила власти, что они оставляли след в памяти.
   И когда иудей вручил правителю Басры черепок, тот сошел с коня, поцеловал землю и отдал иудею, восседавшему на коне, свой долг.
   Шах, если слаб, в политике нетверд,-
   Он тут же наглецами обесчещен.
   Так льву беззубому, лишенному когтей,
   Хромые лисы надают затрещин!
  
Шамс Ад-Дин Джами, Притчи

Помилование

   К халифу привели преступника. Халиф приказал определить ему наказание, соответствующее его вине.
   - О повелитель правоверных, - сказал преступник, - отмщение преступления - справедливость, а прощение его - великодушие. Степень благородства повелителя правоверных настолько высока, что он может подняться только до того, что является высоким, и не снизойдет до того, что является низким.
   Халифу понравились его слова, и он помиловал преступника.
   В наказанье - справедливость,
   а в прощенье благородство,-
   Путь меж ними столь же долог,
   как от неба до земли.
   Оценить проступок может тот,
   кто трезво разберется,
   Быть судьею беспристрастным
   только мудрецу вели.
  
Шамс Ад-Дин Джами, Притчи