Пятница, 02.12.2016, 20:58
Приветствую Вас, Гость




Белый мышонок

А было это там, где и не было, за семьюдесятью странами-государствами,
жил в тех краях бедный человек. Жена попалась ему раскрасавица, а вот
детишек не было у них ни единого. Уж как они молились, к богу взывали, с тем
и спать ложились, с тем и вставали.
- Господи, господи, благослови ты нас дитятком, пусть хоть малюсеньким,
пусть хоть с горошинку.
Но не доходили, видать, до бога их молитвы.
Ну, время идет, у бедняка на сердце кошки скребут, жена его и вовсе
горюет. Но вдруг как-то утром она говорит:
- Послушайте, муженек, какой странный сон мне нынче приснился!
- Ну-ну, расскажи, а я послушаю.
- Будто приходит к нам в дом седой старец и говорит: "Знаю, об чем ты
да муж твой печалитесь. Так вот, коли вправду хотите вы какого-никакого
дитенка иметь, нынче же утром выйдите оба за ворота и стойте там, ждите.
Кого б ни увидели первым, будь то человек или любая другая живая тварь,
ловите его и в дом несите. Это и будет вам сын".
- Ну и ну, жена, странный сон, право. А все же попытка не пытка,
пойдем-ка.
Оделись они поскорей, за ворота вышли, стоят.
Вдруг, откуда ни возьмись, бежит по дороге белый мышонок.
Муж и жена ему наперерез бросились, поймали, жена за пазуху мышонка
спрятала, в дом понесла. Стал мышонок у них за сына жить, а кормили его
хлебом, в молоке смоченном.
Прошло сколько-то времени, мышонок говорит бедняку:
- Ступайте, дорогой отец, к королю' и скажите ему, что просите для сына
своего руки его дочери.
- Опомнись, несчастный, что ты плетешь! Осерчает король, велит голову
мне отрубить!
- Ничего не бойтесь, дорогой отец, ступайте к королю и сделайте, как я
сказал. Остальное дело мое.
Не отступался белый мышонок, день и ночь отца уговаривал, наконец
бедняк махнул рукой да и пошел к королю. А дворец был от дома их не так чтоб
и далеко - на ружейный выстрел, не дале. Заглянул бедняк в ворота
королевские, а король как раз по двору прохаживается, солдатам смотр делает.
Бедняк подошел поближе, поклонился, поздоровался честь по чести и говорит:
- Ваше королевское величество, жизнь и смерть моя в ваших руках. А
явился я к вам по той причине, что единственный мой сынок, белый мышонок,
велел мне просить для него руки вашей дочери.
Ох и смеялся король, даже слезы на глазах выступили.
- Ну-ну, бедный человек, будь по-твоему. Только должен сперва твой сын
три дела исполнить, а не сумеет - велю отрубить ему голову да на кол
насадить, для острастки. Первое задание будет такое: пусть проберется в сад
феи Илоны и принесет оттуда три золотых яблока.
Поплелся бедняк домой, идет, клянет себя: и как же он глупой затее
белого мышонка поддался, теперь вот приходится единственного сына
лишаться. Чуть не помер с горя бедняга, пока до родного порога дошел.
Рассказал сыну, чего король от него требует. А белый мышонок ему говорит:
- Подумаешь, дело великое - три золотых яблока достать! Не терзайтесь,
не мучайте себя, дорогой отец, я их нынче же принесу.
Юркнул мышонок за дверь - да и был таков, только у сада феи Илоны дух
перевел. Нашел дырку в заборе, прошмыгнул в сад, на первое же дерево влез,
сорвал золотое яблоко. Но какой трезвон поднялся тут в саду, если б вы
знали,- да что там в саду, на весь свет тот трезвон слышно было! Мышонок
глазом моргнуть не успел, как с шумом, с громом примчался семиглавый дракон
(чтоб вы знали, фея Илона ему приказала свой сад охранять). Огонь из семи
драконьих пастей так и пышет, все вокруг опаляет. Подлетел дракон к яблоне,
головами своими вертит, во все глаза глядит - что случилось, нет ли гостя
незваного?
Но белый мышонок в дупле затаился, так и просидел там не шевелясь, пока
дракон прочь не умчался. Тут он из дупла выскочил, сорвал еще два яблока и в
один миг по ту сторону забора оказался.
То-то удивился бедняк, когда мышонок три золотых яблока принес, чуть не
в пляс пустился на радостях! Тотчас яблоки в котомку сунул и чуть не бегом к
королю.
- Извольте принять, ваше величество, вот они, три золотых яблока.
Король и так, и эдак яблоки вертел, со всех сторон разглядывал, ноне нашел
никакого изъяна. Яблоки точно те самые, из чистого золота, из сада
волшебного. Какие он требовал.
- Ладно, бедняк, яблоки сын твой добыл. Да только ведь еще два дела
исполнить надобно. Ты ему вот что скажи: ежели к утру не построит он на
месте твоего дома дворец золотой, точь-в-точь такой же, как мой, и чтоб так
же на петушиной ноге вокруг себя поворачивался, утром казню я его, страшной
смерти предам.
Вот когда несчастный бедняк испугался! Разве ж под силу малюсенькому
мышонку этакий дворец выстроить, когда он и с игрушечным домиком нипочем бы
не справился. Одно дело яблоки выкрасть, а уж это... Даже заплакал бедняк, в
дом войдя и сына увидев.
- Ох, сыночек любимый, навлек ты на себя беду неминучую. Ежели к утру
на месте нашей лачуги не встанет дворец, точь-в-точь как у самого короля,
страшной смертью казнят тебя!
А сын-мышонок ему отвечает:
- И вы из-за такого пустяка убиваетесь, батюшка? Ложитесь-ка да спите
спокойно и вы, и добрая матушка, а как проснетесь, чудо увидете.
Когда совсем уж стемнело, выскочил белый мышонок во двор, вынул свисток
да как засвистит! В тот же миг со всех сторон черти слетелись, и набралось
их столько, что небо почернело, ни звезд, ни луны не видать. А старый хромой
черт к белому мышонку подскочил и говорит:
- Приказывай, мой повелитель!
- Прежде всего этот дом разберите, да так, чтоб родители мои не
проснулись, а на его месте золотой дворец поставьте, в точности такой, как у
короля.
Эх, началась тут у чертей свистопляска! Забегали они, завертелись,
засуетились, однако ж к рассвету все было исполнено - вырос на месте
бедняцкой лачуги дворец, словно век там стоял. Утром проснулись бедняк
и жена его, глаза протирают, ничего понять не могут, друг дружку локтями
подталкивают, друг у друга спрашивают: может, сон это? мы это или не мы?
Белый мышонок к ним подбежал, смеется: вы это, вы, говорит, кто ж еще?
Соскочил тут бедняк с золоченого ложа, парчовую одежу на себя натянул и
побежал к королю. А тот уж давно у окошка стоит, на точный слепок своего же
дворца смотрит. Бедняка он увидел издали, закричал:
- Ах ты, колдун и отец колдуна! Не входи ко мне, стой где стоишь и
слушай: чтоб к утру построил твой сын мост золотой между нашими дворцами и
чтоб по обеим сторонам того моста золотые деревья росли, а на них золотые
птицы пели. Иначе весь ваш род изведу!
Пошел бедняк домой, но только на этот раз он не слишком-то опечалился.
Если те два задания сынок выполнил, так уж, верно, и с этим справится, думал
бедняк про себя - и не ошибся. Утром он уже по золотому мосту шагал к
королю. И белого мышонка с собою взял. Вступили они в покои королевские,
поздоровались как положено, бедняк и говорит:
- Ваше величество, господин король, жизнь моя и смерть моя в ваших
руках, только я на этот раз и сына с собой привел. Пора бы и свадьбу
сыграть.
Король было на попятную, отговариваться стал по-всякому, да только что
же делать-то - слово дано, обратно не возьмешь. Призвали королевну. Ох, что
с ней было, с бедняжкой, когда она своего суженого увидела! Уж она и
плакала, и рыдала, и наземь семьдесят семь раз бросалась, а все без толку -
созвали народ, свадьбу сыграли. Тут и вечер настал, молодые в спальню свою
пошли. Плачет королевна, клянется, что нипочем не будет мышонку женой и чтоб
не смел он до нее коснуться - она тут же голову ему свернет, не задумается!
А мышонок подпрыгнул вдруг, через голову перевернулся и - вот чудо так
чудо! - обернулся красивым и статным юношей.
- Не бойся меня, прекрасная королевна,- сказал он,- я никакой не
мышонок, а самый настоящий королевич, только лежит на мне страшное отцово
заклятье: семь лет, семь недель и семь дней должен я белым мышонком прожить.
Время заклятья еще не кончилось, так что гляди, никому на свете о том не
обмолвись, не то нам обоим худо придется.

Королевна обрадовалась, обещала, что никому ни словечка не скажет. Да
только утром король-отец стал у нее допытываться, кто на самом-то деле муж
ее, и до тех пор не отпускал, пока она не проговорилась.
"Так нет же,- сказал себе король,- не будет мой зять в мышиной шкуре
ходить!" Позвал он к себе старуху одну, ведунью, приказал ей в спальне
молодых спрятаться, а когда белый мышонок свою шкурку сбросит, незаметно ее
утащить да тут же и сжечь.
Старая ведунья так и сделала, в спальне молодых загодя под кроватью
спряталась, а когда они спать легли, потихоньку вылезла, шкурку мышонка
нашла и в огонь бросила. Сгорела шкурка.
Утром белый мышонок просыпается, хочет шкурку надеть, ан нет ее!
Опечалился он, говорит жене:
- Не сдержала ты слова, жена, кто-то украл мою шкурку. Теперь я должен
поскорее бежать отсюда, домой к отцу-королю воротиться, в его черную
крепость. А ведь мне всего-то шесть дней оставалось до срока!
Молодая жена плачет, слезами обливается.
- Что ж,- говорит ей мышонок,- если хочешь ты моей женою остаться, надо
и тебе за мною идти.
Вынул он тут золотой обруч и надел его жене на руки.
- Носи этот обруч, пока в разлуке мы, и я буду знать, что ты моя,
никого другого обнять не хочешь. Сейчас я отправлюсь в черную крепость,
ступай и ты туда же, в одной сорочке иди, босиком, с обручем на руках.
Придешь к крепостным воротам, стань там и кричи громко: "Выдь ко мне,
королевич, отцом заклятый, я жена твоя, сними с моих рук золотой обруч!"
Коли желаешь меня вызволить, семь дней, семь ночей там простоишь, будешь
звать меня, пока заклятье не снимется.
Зарыдали они оба горько, попрощались, и белый мышонок, теперь уже в
человечьем обличье, ушел в дальнюю дорогу. Под вечер и его молодая жена
пошла за ним следом, нигде не останавливалась ни на минутку, пока не увидела
черную крепость. Стала она у крепостных ворот и закричала громко:
- Выйди, королевич, отцом заклятый, я жена твоя, сними с моих рук
золотой обруч!
Семь дней, семь ночей звала она так своего мужа. Наконец ворота
крепости отворились, выбежал красавец королевич к жене, обнял ее, поцеловал,
а золотой обруч сам собою раскрылся, к их ногам упал. Собрались они в путь -
первым делом "белый мышонок" своих названых родителей желал навестить,- сели
в скорлупу ореховую, по речке Кюккёлё вниз поплыли-поехали.
Так и плывут, завтра к вам в гости нагрянут.