Суббота, 10.12.2016, 11:51
Приветствую Вас, Гость



    Х

Как Пеппи проучила бандитов Дети прекрасно спали всю ночь. Но этого нельзя сказать о Джиме и Буке. До полуночи бандиты кляли ливень, а когда дождь кончился, стали ругаться, выясняя, по чьей вине они не смогли украсть жемчуг и кому пришел в голову дурацкий план отправиться на этот остров. Но когда взошло солнце и высушило их промокшую одежду, а из отверстия пещеры выглянуло веселое личико Пеппи - она пожелала им доброго утра, - бандиты твердо решили не останавливаться ни перед чем, любой ценой раздобыть жемчуг и покинуть остров только с этим сокровищем. Но они еще не знали, как им удастся осуществить свой план. Тем временем лошадь Пеппи начала беспокоиться, куда пропали Пеппи, Томми и Анника. Господин Нильсон, вернувшись из джунглей после встречи со своими родичами, тоже удивлялся исчезновению ребят. К тому же ему хотелось узнать, что скажет Пеппи, когда обнаружит, что он потерял в джунглях свою соломенную шляпу. Лошадь и обезьяна решили отправиться на поиски Пеппи. Господин Нильсон вскочил на лошадь и ухватился за ее хвост. Вскоре они прискакали на южную часть острова и тут же увидели Пеппи, которая как раз выглянула из пещеры. Лошадь радостно заржала. - Гляди, Пеппи, вон твоя лошадь! - крикнул Томми. - А господин Нильсон вцепился ей в хвост! - подхватила Анника. Джим и Бук услышали голоса детей. Так они узнали, что лошадь, которая рысью бежала вдоль берега, принадлежала Пеппи, этому рыжему чертенку, засевшему в пещере. Бук побежал за лошадью и схватил ее за гриву. - Эй ты, колдунья, - крикнул он Пеппи, - я сейчас убью твою лошадь? - Ты хочешь убить лошадь, которую я так люблю, - ужаснулась Пеппи, - такую милую, чудную, добрую лошадь?! Нет,, ты этого никогда не сделаешь! - Еще как- сделаю! Ты же сама к этому вынуждаешь, - заявил Бук, - я ее убью, если ты не принесешь нам весь жемчуг. Ну, поживей! Спускайся> не то через несколько минут лошадь будет зарезана. Пеппи с серьезным видом поглядела на Бука. - Милый человек, - сказала она, - я прошу тебя, прошу от всего сердца: не убивай мою лошадь и оставь детям жемчуг. - Ты слышала, что я тебе сказал? Я не люблю повторять одно и то же. Немедленно спускайся с жемчугом, а не то... И Бук добавил тихо, обращаясь к Джиму: - Пусть она только спустится с жемчугом. Ух я ее разделаю под орех в благодарность за эту ужасную ночь, которую мы провели здесь. А лошадь мы увезем с собой и высадим на каком-нибудь другом острове... А ну поторапливайся, девчонка, мне надоело ждать! - Иду, - ответила Пеппи, но только не забудь, что ты сам просил меня об этом. По узким скалистым уступам Пеппи так легко сбежала вниз, словно это была ровная садовая дорожка, а потом прыгнула с высокой скалы и в одно мгновение очутилась на том плато, где стояли Бук и Джим, держа лошадь за гриву. Она встала перед Буком, маленькая и тоненькая, в одной набедренной повязке, рыжие косички смешно торчали в разные стороны, а глаза горели каким-то странным огнем. - Где жемчуг, давай скорей! - крикнул Бук. - Сегодня я его не взяла с собой, потому что мы решили играть в чехарду, - ответила Пеппи. Услышав этот ответ, Бук заревел от бешенства, да так дико, что Анника наверху в пещере задрожала. - Я вижу, мне придется прикончить не только лошадь, но и тебя! - завопил он и кинулся к Пеппи. - Полегче на поворотах, дружок! - сказала Пеппи и, обхватив руками бандита, подкинула его метра на три над головой. Когда он упал, он больно ударился о скалу. Тут настал черед Джима. Только он размахнулся, чтобы стукнуть Пеппи, как она ловко увернулась, схватила Джима и тоже зашвырнула его на скалу, а когда он упал, тоже больно ударился. Джим и Бук сидели теперь на скале и громко стонали, а Пеппи ходила вокруг и отчитывала их: - Это просто позор так себя вести! Вы слишком пристрастились к игре в шарики. Куда это годится! Вы должны научиться отказываться от любых игр и от всяких развлечений. Главное в человеке - чувство меры, - закончила она назидательно. Потом Пеппи схватила Джима и Бука за шиворот, стащила их в лодку и оттолкнула ее от берега. - Поезжайте-ка поскорее домой и попросите вашу маму, чтобы она дала вам каждому по пять эре, тогда вы сможете купить себе пластмассовые шарики и наиграетесь всласть, - напутствовала их Пеппи, - уверяю вас, пластмассовыми шариками играть не хуже, чем жемчужными. Несколько минут спустя пароход бандитов полным ходом удалялся от острова Веселия. И с тех пор они ни разу больше не появлялись в этих краях. Пеппи погладила лошадь. Господин Нильсон прыгнул Пеппи на плечо. А тут как раз из-за дальнего мыса показался длинный ряд лодок. Это капитан и островитяне возвращались с охоты. Пеппи закричала от радости и стала им махать, а они приветствовали детей, подняв вверх весла. Пеппи быстро приладила канат, чтобы Томми, Анника и все остальные ребята могли спуститься вниз. Когда лодки через несколько минут вошли в бухту, где на волнах покачивалась "Попрыгунья", все дети стояли на берегу. Капитан Длинныйчулок хлопнул Пеппи по плечу. - Все было спокойно? - спросил он. - Ага, - ответила Пеппи. - Ну, Пеппи, что ты говоришь, - сказала Анника, - здесь чуть-чуть не случилось несчастье. - Верно, а я забыла! - воскликнула Пеппи. - Но ничего особенного не случилось, папа Эфроим. Знаешь, все-таки когда тебя нет, у нас обязательно что-нибудь случается. - Ну скажи мне скорей, детка, что здесь произошло? - с тревогой в голосе спросил капитан Длинныйчулок. - Я же говорю, ничего особенного. Просто господин Нильсон потерял в джунглях свою соломенную шляпу.

    XI

Как Пеппи покидает страну Веселию Дни быстро шли. Удивительные дни в этом удивительном теплом краю, где всегда сияло солнце, сверкала синяя вода и благоухали цветы. Томми и Анника так загорели, что их почти нельзя было отличить от веселят. А веснушки Пеппи стали чуть не с блин величиной. - Наше путешествие заменило мне посещение института красоты, - радостно говорила Пеппи. - Никогда еще я не была такой веснушчатой и красивой. Если так пойдет дальше, я стану просто неотразима. Собственно говоря, Момо, и Моана, и все другие дети считали, что Пеппи и так совершенно неотразима. Никогда еще им не было так весело, как теперь, и они полюбили Пеппи не меньше, чем ее любили Томми и Анника. Томми и Аннику они, конечно, тоже полюбили, а Пеппи, Томми и Анника, в свою очередь, всем сердцем привязались к местным ребятам. Поэтому им и было так весело всем вместе, и они играли целые дни напролет и никак не могли наиграться. Часто они проводили по нескольку дней в пещере. Пеппи отнесла туда одеяла, и теперь они могли там ночевать с большими удобствами, чем в первую ночь. Она сплела веревочную лестницу, которую спустила с отвесной скалы прямо в море, и все ребята с легкостью лазили вверх и вниз и купались, сколько им вздумается. Да, теперь они могли плескаться в воде без всякой опаски, потому что Пеппи оградила под пещерой довольно большое пространство крепкой сеткой, которую не могла прокусить ни одна акула. Как интересно было заплывать в нижние пещеры, заполненные водой! Со временем Томми и Анника тоже научились нырять и доставать со дна жемчужные раковины. Первая жемчужина, которую достала Анника, была на редкость красивая и крупная. Она решила взять ее с собой и сделать кольцо с жемчужиной на память о стране Веселии. Иногда они играли в бандитов. Пеппи изображала Бука, который хочет пробраться в пещеру, чтобы похитить весь жемчуг. Томми скатывал веревочную лестницу, к Пеппи приходилось карабкаться по уступам скал. Все дети кричали: "Бук идет, Бук идет!** Когда Пеппи, наконец, влезала в пещеру, они по очереди толкали ее пальцем в живот, она падала в воду, ныряла и потом долго барахталась, смешно болтая ногами. А все ребята так хохотали, что сами едва не падали вслед за ней из пещеры. Когда им надоедало играть в пещере, они уходили в свой бамбуковый дом: за это время Пеппи вместе с ребятами построила настоящий бамбуковый дом - большой, четырехугольный, сложенный из толстых бамбуковых стволов, и взбираться на крышу дома, карабкаясь по стене, было на редкость увлекательно. Возле дома стояла высоченная кокосовая пальма. Пеппи вырубила на ней ступеньки, так что можно было влезать на самую верхушку, откуда открывался замечательный вид. Между двумя другими пальмами Пеппи повесила канат, который сплела из лиан. Это было особое удовольствие. Если сильно раскачаться, а потом выпустить из рук канат, то можно нырнуть прямо в воду. Пеппи раскачивалась так сильно и так долго летела, прежде чем падала в воду, что говорила: "В один прекрасный день я долечу, наверное, до Австралии; пожалуй, не позавидуешь тому, кому я сяду на голову". Дети совершали также экскурсии в джунгли. Там были довольно высокая гора и водопад, который падал с обрыва. Пеппи задумала прокатиться по этому водопаду в бочке и тут же принялась осуществлять свои замыслы. Она достала на "Попрыгунье" пустую бочку, влезла туда и попросила Момо и Томми забить ее, докатить до водопада и столкнуть в воду. Мощный водоворот тут же подхватил и закрутил бочку, и в конце концов дети потеряли ее из виду - ее поглотил могучий поток бурлящей и пенящейся воды. Когда на глазах у детей бочка с Пеппи исчезла в бурном потоке, они до смерти перепугались, решив, что никогда больше ее не увидят. Но вскоре бочку прибило к берегу, из нее выскочила веселая Пеппи и заявила: - Бочка - прекрасный способ передвижения. Хотите попробовать? Так шли дни, один лучше другого. Но вот-вот должен был начаться период дождей, и тогда капитан Длинныйчулок заперся в своей хижине и долго думал, как быть дальше: он боялся, что во время дождей Пеппи будет плохо себя чувствовать на острове. Томми и Анника все чаще вспоминали своих папу и маму и свой дом. Им очень хотелось вернуться к рождеству, поэтому они не были так огорчены, как можно было ожидать, когда Пеппи сказала им однажды: - Томми и Анника, как вы думаете, не пора ли нам возвращаться домой? Для Момо, Моаны и для всех других веселят день, когда Пеппи, Томми и Анника поднялись на борт "Попрыгуньи", был, конечно, днем очень печальным. Но Пеппи обещала им, что они обязательно снова приедут на остров. Провожая своих друзей, маленькие веселята сплели венки из белых цветов и надели их на прощанье на Пеппи, Томми и Аннику. И прощальная песня еще долго доносилась до палубы уходящего корабля. Капитан Длинныйчулок тоже стоял на берегу. Он был вынужден остаться на острове, чтобы управлять страной. Поэтому он поручил Фридольфу доставить ребят домой. Капитан Длинныйчулок задумчиво сморкался в свой большой носовой платок и потом долго махал им. Пеппи, Томми и Анника плакали, слезы градом катились у них из глаз, и они все махали и махали капитану и негритятам еще долго после того, как берег Веселии скрылся из виду. Во время всего пути домой дул попутный ветер. - Боюсь, что нам еще до Северного моря придется вытаскивать теплые свитера, - сказала Пеппи. - Да, тут уж ничего не поделаешь, - печально ответили Томми и Анника. Вскоре стало ясно, что "Попрыгунья", несмотря на попутный ветер, никак не сможет оказаться в их родном городе до рождества. Томми и Анника очень огорчились, когда это услышали. Еще бы, никакой елки, никаких рождественских подарков! - Раз так, мы с тем же успехом могли бы остаться на острове, - сердито заявил Томми. Анника подумала о маме и о папе и решила, что она все равно рада вернуться домой. Но все же было очень обидно, что они пропускают рождество, - на этот счет брат и сестра сошлись во мнении. Наконец темным вечером в начале января Пеппи, Томми и Анника увидели огни своего родного города. Они вернулись домой. - Да, неплохую экскурсию совершили мы в Южное море, - сказала Пеппи, когда вела по трапу свою лошадь. В порту никого не было, их никто не встречал, да оно и понятно, потому что никто ведь не мог знать, когда они приедут. Пеппи посадила Томми, Аннику и господина Нильсона на лошадь, и они отправились домой. Лошадь шла с трудом, потому что улицы и шоссе были завалены снегом. Томми и Анника едва различали дома сквозь снежный буран. Скоро они увидят своих маму и папу. И тут вдруг они почувствовали, как они по ним соскучились. В доме у Сеттергренов так заманчиво горел свет, и сквозь окно было видно, как их мама и папа сидят за столом. - Вот мама и папа, - сказал Томми, и в голосе его зазвучала радость. Но домик Пеппи был темным и весь засыпан снегом. Анника сильно огорчилась, сообразив, что Пеппи должна идти туда совсем одна. - Милая Пеппи, может быть, ты первую ночь проведешь у нас? - спросила она. - Нет, ни в коем случае, - ответила Пеппи и плюхнулась в снежный сугроб у калитки. - Мне ведь надо навести порядок у себя в доме. И она бодро зашагала по сугробам, проваливаясь чуть ли не по пояс. Лошадь трусила за ней. - Подумай только, как тебе там будет холодно, - сказал Томми, - ведь в твоем доме так долго не топили. - Пустяки, - воскликнула Пеппи, - когда сердце горячее и сильно бьется, замерзнуть невозможно.

на страницу 8