Суббота, 03.12.2016, 01:20
Приветствую Вас, Гость



    II

Как Пеппи подбадривает тетю Лауру Как-то раз после обеда Пеппи разгуливала по своему саду, с нетерпением поджидая Томми и Аннику. Время шло, но ни Томми, ни Анника не появлялись. Тогда Пеппи решила сама отправиться к ним и выяснить, почему они задержались. Она нашла своих друзей в беседке возле дома. Они сидели за столом с мамой - фру Сеттергрен и старой тетей, которая пришла их навестить. Дамы пили кофе, а дети сок. Томми и Анника бросились навстречу Пеппи. - К нам в гости пришла тетя Лаура, - объяснил Томми. - Поэтому мы не смогли уйти из дому. Пеппи раздвинула листву, заглянула в беседку и воскликнула: - Ой, до чего же это хорошая тетя! Я должна обязательно с ней поговорить. Я просто обожаю вот таких старых теть. Анника с некоторой опаской поглядела на Пеппи. - Видишь ли, Пеппи... я думаю... что лучше тебе не разговаривать с тетей, - нерешительно сказала она. Дело в том, что в прошлый раз, когда приходила тетя Лаура, Пеппи болтала без умолку, и маме Анники пришлось даже ее отчитать. А Анника не хотела, чтобы Пеппи еще раз сделали замечание. - Так, по-твоему, я не должна разговаривать с тетей Лаурой? - обиженно спросила Пеппи. - Нет, дудки, этого не будет! Я знаю, как надо себя вести, когда приходят гости. Я не хочу быть невежливой и тупо молчать. Она еще, чего доброго, решит, что я на нее за что-то обижена. - А ты уверена, Пеппи, что знаешь, как надо разговаривать с тетями? - не унималась Анника. - Еще бы! Это дело нехитрое. Тетей надо подбадривать, вот и весь секрет, - с торжеством заявила Пеппи. - Погоди, я и тебя этому сейчас научу. Пеппи решительным шагом направилась к беседке. Прежде всего она поздоровалась с  фру Сеттергрен, потом остановилась перед старой дамой и долго ее разглядывала, высоко подняв брови. - До чего же здоровый вид у тети Лауры, - сказала она наконец. - Никогда она еще не выглядела так прекрасно. Могу ли я получить немного соку, чтобы у меня не пересохло в горле, когда у нас завяжется беседа? Последние слова были обращены к маме Анники и Томми. Фру Сеттергрен налила в стакан соку и протянула его Пеппи, но при этом сказала: - Дети должны вести себя за столом так, чтобы их не было слышно. - Как же это может быть? - изумилась Пеппи. - Ведь у вас, я надеюсь, есть не только глаза, но и уши. И если мой вид доставляет радость глазам, то несправедливо лишать ваши уши такого же удовольствия. Нельзя ведь допустить, что уши даны человеку только для того, чтобы он ими хлопал. Фру Сеттергрен не стала отвечать Пеппи, а обернулась к пожилой даме. - Как вы себя чувствуете, дорогая тетя Лаура? - участливо спросила она. Лицо тети Лауры приняло озабоченное выражение. - Ах, что-то последнее время я чувствую себя неважно, - сказала она и вздохнула. - Я стала такая нервная, волнуюсь по малейшему поводу... - Точь-в-точь как моя бабушка, - перебила ее Пеппи и энергичным движением обмакнула сухарь в фруктовый сок. - Она тоже вдруг стала очень нервной и тоже волновалась по самым пустякам. Вот, к примеру, шла она как-то по улице, и вдруг ей на голову упал кирпич. Ей бы идти спокойно дальше, а она начала кричать, прыгать, метаться. В общем, подняла такой шум, что можно было подумать, будто случилось несчастье. Или еще другой случай: как-то раз, она пошла с папой на бал, и там они танцевали танго. Папа мой очень сильный, и он как-то случайно так толкнул бабушку, что она перелетела через весь зал и наскочила на контрабас. И что вы думаете? Она сохранила спокойствие? Нет, опять принялась орать, метаться и подняла такой тарарам, что папе пришлось взять ее за шиворот и высунуть в окно, чтобы она отдышалась, успокоилась и перестала нервничать. Но и это не помогло. Бабушка не унималась и вопила как оглашенная: "Тащи меня назад!" И, конечно, папа выполнил этот каприз. Не швырять же ее с пятого этажа на улицу. Сами понимаете, это не было бы ей приятно. Но папа понял, что не так-то легко отучить старуху капризничать из-за пустяков, и очень огорчился. Да, что и говорить, трудно иметь дело с людьми, у которых нервы пошаливают! Пеппи с сочувствием вздохнула и схватила новый сухарь. Томми и Анника беспокойно ерзали на своих стульях, тетя Лаура как-то неопределенно трясла головой, а фру Сеттергрен поспешно сказала: - Я надеюсь, тетя Лаура, что скоро вы почувствуете себя лучше. - О да, в этом можно не сомневаться, - успокоила ее Пеппи, - потому что и бабушке моей стало куда лучше. Она принимала очень хорошие успокаивающие средства и почти совсем выздоровела. - Какие успокаивающие средства? - с интересом спросила тетя Лаура. - Лисий яд, - ответила Пеппи. - Раз в день по столовой ложке. Лучшего средства нет на свете! Это я вам говорю. После того как бабушка начала глотать лисий яд, она пять месяцев сидела не шелохнувшись и не вымолвила ни слова. Стала тихая, как мышка. Одним словом, совсем поправилась. И что бы ни случалось, она никогда уже больше не шумела и не кричала. Хоть сотня кирпичей упади ей на голову, она и с места не сдвинется - сидит себе да посиживает. Так что я уверена, что и вы, тетя Лаура, поправитесь. Томми подошел к тете Лауре и шепнул ей на ухо: - Не обращайте на нее внимания, тетя Лаура, Пеппи все выдумывает. У нее и бабушки-то никакой нет. Тетя Лаура понимающе кивнула. Но у Пеппи был острый слух, и она расслышала, что шепнул Томми. - Томми прав, - сказала она. - Никакой бабушки у меня нет. Да и на что она мне нужна, раз она такая нервная. Тетя Лаура обратилась к фру Сеттергрен: - Знаешь, я вчера наблюдала такой удивительный случай... - Ух наверняка не более удивительный, чем тот, что я наблюдала позавчера, - снова перебила ее Пеппи. - Я ехала в поезде, он мчался на полном ходу, в купе никого, кроме меня, не было. И вдруг в открытое окно влетела, представьте себе, корова, а на хвосте у нее болталась дорожная сумка. Она села на скамейку напротив меня и начала листать расписание, чтобы выяснить, когда мы прибудем в Фалькепинг. А я как раз ела бутерброды - у меня с собой была целая куча бутербродов с селедкой и колбасой. Вот я и подумала, что, быть может, корова тоже проголодалась, и предложила ей перекусить вместе со мной. Она поблагодарила, взяла бутерброд с селедкой и начала жевать. Пеппи умолкла. - Да, это и в самом деле удивительный случай, - с улыбкой сказала тетя Лаура. - Еще бы, такую странную корову нечасто встретишь, - согласилась Пеппи. - Подумать только, взять бутерброд с селедкой, когда полно бутербродов с колбасой! Фру Сеттергрен и тетя Лаура пили кофе, дети пили сок. - Да, вот я как раз начала рассказывать, когда меня прервала ваша милая подружка, - сказала тетя Лаура, - что у меня вчера произошла удивительная встреча... - Ну, если уж говорить об удивительных встречах, - снова вмешалась Пеппи, - то, наверное, вам забавнее будет послушать про Агафона и Теодора. Как-то раз папин корабль прибыл в Сингапур, а нам как раз нужен был новый матрос. И вот тогда на борт взяли Агафона. Агафон был двух с половиной метров ростом и такой тощий, что, когда он ходил, все его кости стучали, словно хвост у гремучей змеи. Волосы у него были черные как смоль, раскинутые на пробор, прямые как плети и такие длинные, что доходили ему до пояса; зубов у него не было вовсе, а вместо языка торчало жало, тоже такое длинное, что свисало ниже подбородка. Папа сперва был смущен видом Агафона - он был так уродлив, что не хотелось брать его в команду. Но потом папа подумал, что он ему пригодится, когда надо будет пугать лошадей. Одним словом, Агафон стал матросом, и корабль наш благополучно прибыл в Гонконг. И тут выяснилось, что в команде не хватает еще одного матроса. Так у нас появился Теодор. Он тоже был двух с половиной метров роста, у неги тоже были волосы черные как смоль, длинные до пояса и тоже разделенные пробором, изо рта у него тоже свисало жало. Агафон и Теодор были ужасно похожи друг на друга. Особенно Теодор. Собственно говоря, они выглядели как близнецы. - Это удивительно! - воскликнула тетя Лаура. - Удивительно? - переспросила Пеппи. - Что же тут удивительного? - То, что они так похож. , - объяснила тетя Лаура. - Как же этому не удивляться? - А чему тут удивляться! - возмутилась Пеппи. - Они ведь и на самом деле близнецы. Понимаете. два близнеца. Похожие друг на друга как две капли воды. Пеппи с укором поглядела на тетю Лауру. - Я решительно не понимаю, что ты хочешь сказать, миленькая тетя Лаура? Чему тут удивляться, и стоит ли поднимать шум из-за того, что два бедных близнеца, случайно встретившись, оказались похожими друг на друга? Разве можно их в этом обвинять? Неужели ты думаешь, миленькая тетечка Лаурочка, что кто-нибудь добровольно согласится иметь внешность Агафона? Уж, во всяком случае, не Теодор, если бы это от него зависело - Я не спорю, - сказала тетя Лаура, - но ведь ты сама обещала рассказать об удивительной встрече? - Если бы за этим столом мне не затыкали все время рот, - сказала Пеппи, - я бы рассказала вам о тысяче удивительных встреч. Пеппи взяла еще сухарь, а тетя Лаура встала, собираясь уходить.

    III

Как Пеппи ищет кукарямбу В то утро Томми и Анника, как всегда, прибежали к Пеппи на кухню и громко с ней поздоровались. Но ответа не последовало. Пеппи сидела на кухонном столе и гладила господина Нильсона, который примостился у нее на коленях. Лицо у нее расплылось в счастливой улыбке. - Привет, Пеппи! - еще раз .крикнули Томми и Анника. - Во всяком случае, знайте, - мечтательно проговорила Пеппи, - знайте, что я это нашла. Я, и никто другой. - Что ты нашла? - в один голос спросили Томми и Анника, сгорая от любопытства. Ни Томми, ни Аннику нисколько не удивило, что Пеппи что-то нашла, потому что она всегда что-то находила, но просто им не терпелось узнать, что же именно она нашла. - Скажи, скажи скорей, что ты нашла? - Новое слово, - торжественно объявила Пеппи и взглянула на своих друзей так, словно только теперь их увидела. - Новое слово, совсем новенькое, прямо с иголочки. - А какое это слово? - спросил Томми. - Прекрасное, - сказала Пеппи. - Одно из самых красивых слов на свете. Лучшего слова я не слыхала. - Ну скажи, какое, - попросила Анника. - Кукарямба, - с торжеством промолвила Пеппи. - Кукарямба? - переспросил Томми. - А что это значит? - Ах, если бы я только знала! - вздохнула Пеппи. - Мне ясно одно - что это не пылесос! Томми и Анника в растерянности помолчали, потом Анника сказала: - Но если ты сама не знаешь, что значит это слово, то какой от него толк? - В этом-то и вся штука, вот это мне и не дает покоя, - объяснила Пеппи. - Скажи, а ты не знаешь, кто придумывает, какие слова что означают? - спросил Томми. - Наверно, это делают сто старых-престарых профессоров, - объяснила Пеппи. - Ах. до чего же эти люди смешные! Подумай только, какие слова они придумали: щеколда, простокваша, гиппопотам, табуретка, ну и всякие другие, о которых никто не может сказать, зачем они нужны. А вот что кукарямба замечательное слово - каждому ясно. А как оно звучит: кука-рям-ба! И все же никто не знает, что это такое. Вы не представляете, как мне трудно было его найти! И я во что бы то ни стало узнаю, что же оно означает! Пеппи помолчала, задумавшись, а потом сказала: - А может быть, кукарямба - это золотой светофор? - Что ты, Пеппи, ведь золотых светофоров не бывает, - возразила Анника. - Пожалуй, ты права. Что же это все-таки может быть? Уж не звук ли, который получается, когда наступаешь ногой на сухую ветку? Давай попробуем, как это выйдет: "Анника побежала в лес, наступила на сухую ветку, и сразу же раздалось: "кукарямба". Пеппи печально покачала головой. - Нет, не выходит. Надо было бы сказать: "И сразу же раздался громкий треск". Пеппи почесала затылок. - Мрак сгущается. Но чего бы мне это ни стоило, я открою эту тайну. Послушайте, а вдруг это можно купить в магазине? Аида! Пойдем и спросим. Томми и Анника с удовольствием согласились. Пеппи пошла в комнату и открыла свой чемодан, набитый золотыми монетами. - Кукарямба, - повторила она. - Как замечательно звучит! Кукарямба! Пожалуй, за эре ее не купишь. Дети собрались в путь. Господин Нильсон, как всегда, сидел у Пеппи на плече. - Нам надо торопиться, - сказала Пеппи и вынесла лошадь с террасы. - Мы поедем верхом, а то опоздаем и попадем в город, когда всю кукарямбу уже разберут. Я не удивлюсь, если бургомистр возьмет у нас из-под носа последний кусок кукарямбы. Когда дети верхом на лошади галопом неслись по улицам городка, подковы так звонко ударялись о булыжник, что все городские ребята выбегали из своих домов и гурьбой бежали за лошадью, потому что все они очень любили Пеппи. - Пеппи, куда это ты скачешь? - кричали они ей вслед. - Я хочу купить немного кукарямбы, - отвечала Пеппи и погоняла лошадь. Ребята растерянно замолкали, не решаясь спросить, что это такое. - Это, наверное, что-то очень хорошее? - отважилась, наконец, спросить совсем маленькая девочка. - Еще бы! - воскликнула Пеппи и прижала палец к губам, показывая ей, что надо помалкивать. - Пальчики оближешь! Но никому ни слова, поняла? Они остановили лошадь у дверей кондитерской. Пеппи спрыгнула первая и помогла слезть Томми и Аннике. Дети вошли в кондитерскую. - Дайте мне, пожалуйста, двести граммов кукарямбы, - сказала Пеппи, - но только свежую, хрустящую. - Кукарямбы? - удивленно переспросила изящная девушка, стоящая за прилавком. - У нас, мне кажется, нет кукарямбы. - Не может быть! - воскликнула Пеппи. - Кукарямба продается во всех приличных магазинах. - Дело в том, что вы пришли к концу дня, - нашлась продавщица, которая никогда не слышала о кукарямбе, но не хотела признать, что их магазин недостаточно приличный. - Так! Значит, утром у вас была кукарямба? - восторженно завопила Пеппи. - Милая, милая тетя, расскажи мне, пожалуйста, как она выглядит. Я в жизни не видела кукарямбы. У нее, наверное, румяная корочка? Продавщица сильно покраснела и сказала: - Я не знаю, что такое кукарямба. У нас, во всяком случае, никогда ее в продаже не было. Сильно разочарованная Пеппи вышла из магазина. - Что же, придется скакать дальше. Без кукарямбы я домой не вернусь! Ближайшим магазином оказалась лавка скобяных товаров. Продавец вежливо поклонился детям. - Я хотела бы купить кукарямбу, - сказала Пеппи. - Но только мне нужен товар отличного качества, такой, чтобы им можно было убить льва. Продавец лукаво улыбнулся. - Сейчас мы найдем то, что вам надо, - сказал он и почесал у себя за ухом. - Сейчас мы отыщем нужный товар. Он вынул из какого-то ящика маленькие железные грабли и протянул их Пеппи. - Это вам подойдет? - спросил он. Пеппи негодующе посмотрела на него. - Эту вот вещь сто профессоров называют граблями. А мне, как я вам уже сказала, нужны не грабли, а кукарямба. Нехорошо обманывать невинных детей! Продавец рассмеялся и сказал: - К сожалению, у нас нет этой... В общем, того, что тебе надо. Спроси-ка ее в магазине швейных принадлежностей за углом. - Он послал меня в магазин швейных принадлежностей, - с возмущением сказала Пеппи Томми и Аннике, когда они вышли на улицу. - Но там нет никакой кукарямбы, это уж я знаю точно.. Пеппи на мгновение помрачнела, но тут же опять заулыбалась. - Придумала! Наверное, кукарямба - это какая-нибудь болезнь. Пошли к доктору и спросим. Анника знала, где живет доктор, потому что ей недавно делали прививку. Пеппи позвонила в дверь, им открыла медицинская сестра. - Мне нужно видеть доктора, - сказала Пеппи. - Очень серьезный случай, жутко тяжелая болезнь. - Пройди, пожалуйста, вот сюда, - сказала медсестра и повела Пеппи в кабинет врача. Доктор сидел у письменного стола. Пеппи направилась прямо к нему, зажмурилась и высунула язык. - Ну, что с тобой случилось? - спросил доктор. Пеппи вновь открыла свои ясные синие глаза и спрятала язык. - Боюсь, что я заболела кукарямбой, - сказала она. - Все тело зудит, и глаза так и закрываются сами, когда я .засыпаю. Иногда я икаю. А в воскресенье я себя неважно почувствовала после того, как съела целую тарелку коричневого гуталина и запила молоком. Вообще-то у меня аппетит неплохой, но во время еды я вдруг могу поперхнуться и даже закашляться. Я поняла, что, наверное, у меня кукарямба; вы только скажите, доктор, она очень заразная? Доктор поглядел на Пеппи, на ее румяные щеки и сказал: - Я думаю, ты здоровее большинства детей. И я твердо уверен, что никакой кукарямбой ты не страдаешь. Пеппи порывисто дернула доктора за рукав. - Но есть болезнь, которая так называется? - Нет, - сказал доктор, - такой болезни нет. Но даже если бы такая болезнь была, я уверен, что ты бы ее никогда не схватила. Пеппи снова помрачнела. Она сделала реверанс, прощаясь с доктором, и Анника тоже сделала реверанс, а Томми поклонился. Они вышли и снова сели на лошадь, которая ждала их возле дома доктора. На той же улице был трехэтажный дом. Окно на верхнем этаже было открыто. Пеппи показала детям на это открытое окно и сказала: - Ничуть не удивлюсь, если кукарямба окажется вон в той комнате. Сейчас я, пожалуй, заберусь наверх и погляжу. В одно мгновение Пеппи залезла по водосточной трубе на третий этаж. На уровне окна она ловко качнулась и уцепилась за подоконник; потом подтянулась на руках и заглянула в комнату. В комнате сидели две дамы и разговаривали. Нетрудно себе представить, как они удивились, когда над подоконником вдруг появилась рыжеволосая голова. - Я хотела узнать, нет ли у вас в комнате кукарямбы? Дамы завизжали от испуга. Потом к одной из них вернулся дар речи, и она спросила: - Объясни мне, дитя мое, что ты ищешь? Может, это какой-нибудь дикий зверь, который удрал из зоопарка? - Вот именно это мне бы и самой хотелось узнать, - вежливо объяснила Пеппи. - Ой, может быть, она забилась под кровать? - завопила вторая дама. - Она кусается? - Я думаю, кусается, - ответила Пеппи. - Послушайте сами, как это страшно звучит: кукарямба! По-моему, ясно, что у него должны быть острые клыки. Дамы вскочили, побледнели и прижались к стене. Пеппи с интересом оглядела комнату и в конце концов заявила: - Нет, к сожалению, здесь и не пахнет кукарямбой. Извините за беспокойство! Я просто думала, что на всякий случай мне стоит к вам заглянуть, раз уж я иду мимо. И Пеппи съехала вниз по водосточной трубе. - Это очень грустно, - сказала она Томми и Аннике, - но там тоже нет никакой кукарямбы. Помчались домой! Дети поскакали назад. И когда лошадь уже стояла у террасы домика Пеппи, Томми, слезая с нее, чуть не раздавил какого-то маленького жучка, который полз по посыпанной песком дорожке. - Эй, осторожней, не раздави жука! - крикнула Пеппи. Все трое сели на корточки, чтобы его как следует разглядеть. Жук был очень маленький, крылья у него были зеленые и блестели как металл. - Какой он красивый! - изумилась Анника, - Вы не знаете, какая это порода? - Во всяком случае, это не майский жук, - заявил Томми. - И не навозный, - сказала Анника, - и не бронзовик. Ой, как он называется? Лицо Пеппи расплылось в улыбке. - А я знаю, как он называется. Это кукарямба. - Ты уверена? В голосе Томми звучало сомнение. - Неужели ты думаешь, что я не узнаю кукарямбу, как только увижу ее. А ты? Видел ли ты в жизни что-нибудь более кукарямбное? Пеппи осторожно взяла жука и отнесла его на травку, чтобы никто его случайно не раздавил. - Моя дорогая, милая кукарямба, - сказала она с нежностью, - я знала, что рано или поздно я тебя найду. Меня удивляет совсем другое: где мы только не искали кукарямбу, а она, оказывается, была все время здесь, в моем садике.

на страницу 3