Суббота, 10.12.2016, 04:06
Приветствую Вас, Гость





- А когда же будет свадьба? - спросил султан. - Ведь дворец скоро не выстроишь.
- Не беспокойся, о владыка султан, - сказал Аладдин. - Подожди немного.
- А где ты собираешься построить дворец, о Аладдин? - спросил султан. - Не хочешь ли ты выстроить его перед моими окнами, вот на этом пустыре?
- Как тебе будет угодно, о владыка, - ответил Аладдин.
Он простился с царем и уехал домой вместе со свитой.
Дома он взял лампу, потер ее и, когда появился джинн Маймун, сказал ему:
- Ну, теперь выстрой дворец, но такой, какого еще не было на земле. Мелеешь это сделать?
- Могу! - воскликнул джинн голосом, подобным грому. - К завтрашнему утру будет готов. Останешься доволен. И в самом деле, на следующее утро на пустыре возвышался великолепный дворец. Стены его были сложены из золотых и серебряных кирпичей, а крыша была алмазная. Чтобы взглянуть на нее, Аладдину пришлось взобраться на плечи джинна Маймуна - так высок был дворец. Аладдин обошел все комнаты во дворце и сказал Маймуну:
- О Маймун, я придумал одну шутку. Сломай вот эту колонну, и пусть султан думает, что мы забыли выстроить ее. Он захочет построить ее сам и не сможет этого сделать, и тогда он увидит, что я сильнее и богаче его.
- Хорошо, - сказал джинн и махнул рукой; колонна исчезла, как будто ее и не было. - Не хочешь ли ты еще что-нибудь разрушить?
- Нет, - сказал Аладдин. - Теперь я пойду и приведу сюда султана.
А султан утром подошел к окну и увидел дворец, который так блестел и сверкал на солнце, что на него больно было смотреть. Султан поспешно позвал визиря и показал ему дворец.
- Ну, что ты скажешь, о визирь? - спросил он. - Достоин ли быть мужем моей дочери тот, кто в одну ночь построил такой дворец?
- О владыка султан, - закричал визирь, - разве ты не видишь, что этот Аладдин - колдун! Берегись, как бы он не отобрал у тебя твое царство!
- Завистливый ты человек, о визирь, - сказал султан. - Мне нечего бояться, а ты говоришь все это из зависти.
В это время вошел Аладдин и, поцеловав землю у ног султана, пригласил его посмотреть дворец.
Султан с визирем обошли весь дворец, и султан не уставал восхищаться его красотой и пышностью. Наконец Аладдин привел гостей к тому месту, где Маймун разрушил колонну. Визирь сейчас же заметил, что недостает одной колонны, и закричал:
- Дворец не достроен! Одной колонны здесь не хватает!
- Не беда, - сказал султан. - Я сам поставлю эту колонну. Позвать сюда главного строителя!
- Лучше не пробуй, о султан, - тихо сказал ему визирь. - Тебе это не под силу. Посмотри: колонны такие высокие, что не видно, где они кончаются, и они сверху донизу выложены драгоценными камнями.
- Замолчи, о визирь, - гордо сказал султан. - Неужели я не смогу выстроить одну колонну?
Он велел созвать всех каменотесов, какие были в городе, и отдал все свои драгоценные камни. Но их не хватило. Узнав об этом, султан рассердился и крикнул:
- Откройте главную казну, отберите у моих подданных все драгоценные камни! Неужели всего моего богатства не хватит на одну колонну?
Но через несколько дней строители пришли к султану и доложили, что камней и мрамора хватило только на четверть колонны. Султан велел отрубить им головы, но колонны всетаки не поставил. Узнав об этом, Аладдин сказал султану:
- Не печалься, о султан. Колонна уже стоит на месте, и я возвратил все драгоценные камни их владельцам.
В тот же вечер султан устроил великолепный праздник в честь свадьбы Аладдина и царевны Будур, и Аладдин с женою стали жить в новом дворце.
Вот пока все, что было с Аладдином.
Что же касается магрибинца, то он вернулся к себе в Ифрикию и долго горевал и печалился. Он испытал много бедствий и мучений, стараясь раздобыть волшебную лампу, но она все-таки не досталась ему, хотя была совсем близко. Только одно утешение было у магрибинца: "Раз этот Аладдин погиб в подземелье, значит, и лампа находится там. Может быть, мне удастся завладеть ею и без Аладдина".
Так он раздумывал об этом целыми днями. И вот однажды он захотел убедиться, что лампа цела и находится в подземелье. Он погадал на песке и увидел, что все в сокровищнице осталось так, как было, но лампы там больше нет. Сердце его замерло. Он стал гадать дальше и узнал, что Аладдин спасся из подземелья и живет в своем родном городе. Быстро собрался магрибинец в путь и поехал через моря, горы и пустыни в далекую Персию. Снова пришлось ему терпеть беды и несчастья, и наконец он прибыл в тот город, где жил Аладдин.
Магрибинец пошел на рынок и стал слушать, что говорят люди. А в это время как раз кончилась война персов с кочевниками, и Аладдин, который стоял во главе войска, вернулся в город победителем. На рынке только и было разговоров, что о подвигах Аладдина.
Магрибинец походил и послушал, а потом подошел к продавцу холодной воды и спросил его:
- Кто такой этот Аладдин, о котором все люди здесь говорят?
- Сразу видно, что ты нездешний, - ответил продавец. - Иначе ты знал бы, кто такой Аладдин. Это самый богатый человек во всем мире, а его дворец - настоящее чудо.
Магрибинец протянул водоносу динар и сказал ему:
- Возьми этот динар и окажи мне услугу. Я и вправду чужой в вашем городе, и мне хотелось бы посмотреть на дворец Аладдина. Проводи меня к этому дворцу.
- Никто лучше меня не покажет тебе дорогу, - сказал водонос. - Идем.
Он привел магрибинца ко дворцу и ушел, благословляя этого чужеземца за щедрость. А магрибинец обошел вокруг дворца и, осмотрев его со всех сторон, сказал про себя:
- Такой дворец мог построить только джинн, раб лампы. Наверное, она находится в этом дворце.
Долго придумывал магрибинец хитрость, с помощью которой он мог бы завладеть лампой, и наконец придумал.
Он пошел к меднику и сказал ему:
- Сделай мне десять медных ламп и возьми за них какую хочешь плату, но только поторопись. Вот тебе пять динаров в задаток.
- Слушаю и повинуюсь, - ответил медник. - Приходи к вечеру, лампы будут готовы.
Вечером магрибинец получил десять новеньких ламп, блестевших, как золотые. Он провел ночь без сна, думая о хитрости, которую он устроит, а на рассвете поднялся и пошел по городу, крича:
- Кто хочет обменять старые лампы на новые? У кого есть старые медные лампы? Меняю на новые!
Народ толпой ходил за магрибинцем, а дети прыгали вокруг него и кричали:
- Бесноватый, бесноватый!
Но магрибинец не обращал на них внимания и кричал:
- У кого есть старые лампы? Меняю на новые!
Наконец он пришел ко дворцу. Аладдина самого в это время не было дома - он уехал на охоту, и во дворце оставалась его жена, царевна Будур.
Услышав крики магрибинца, Будур послала старшего привратника узнать, в чем дело, и привратник, вернувшись, сказал ей:
- Это какой-то бесноватый дервиш. У него в руках новые лампы, и он обещает дать за каждую старую лампу новую.
Царевна Будур рассмеялась и сказала:
- Хорошо бы проверить, правду ли он говорит или обманывает. Нет ли у нас во дворце какой-нибудь старой лампы?
- Есть, госпожа, - сказала одна из невольниц. - Я видела в комнате господина нашего Аладдина медную лампу. Она вся позеленела и никуда не годится.
А Аладдину, когда он уезжал на охоту, понадобились припасы, и он вызвал джинна Маймуна, чтобы тот принес, что нужно. Когда джинн принес заказанное, раздался звук рога, и Аладдин заторопился, бросил лампу на постель и выбежал из дворца.
- Принеси эту лампу, - приказала Будур невольнице, - а ты, Кафур, отнеси ее магрибинцу, и пусть он даст нам новую.
И привратник Кафур вышел на улицу и отдал магрибинцу волшебную лампу, а взамен получил новенький медный светильник. Магрибинец очень обрадовался, что его хитрость удалась, и спрятал лампу за пазуху. Он купил на рынке осла и уехал.
А выехав за город и убедившись, что никто его не видит и не слышит, магрибинец потер лампу, и джинн Маймун явился перед ним. Магрибинец крикнул ему:
- Хочу, чтобы ты перенес дворец Аладдина и всех, кто в нем находится, в Ифрикию и поставил бы его в моем саду, возле моего дома. И меня тоже перенеси туда.
- Будет исполнено, - сказал джинн. - Закрой глаза и открой глаза, и дворец будет в Ифрикии. А может быть, ты хочешь, чтобы я разрушил город?
- Исполняй то, что я тебе приказал, - сказал магрибинец, и не успел он договорить этих слов, как увидел себя в своем саду в Ифрикии, у дворца. И вот пока все, что с ним было.
Что же касается султана, то он проснулся утром и выглянул в окно - и вдруг видит, что дворец исчез и там, где он стоял, - ровное гладкое место. Султан протер глаза, думая, что он спит, и даже ущипнул себе руку, чтобы проснуться, но дворец не появился.
Султан не знал, что подумать, и начал громко плакать и стонать. Он понял, что с царевной Будур случилась какая-то беда. На крики султана прибежал визирь и спросил:
- Что с тобой случилось, о владыка султан? Какое бедствие тебя поразило?
- Да разве ты ничего не знаешь? - закричал султан. - Ну так выгляни в окно. Что ты видишь? Где дворец? Ты - мой визирь и отвечаешь за все, что делается в городе, а у тебя под носом пропадают дворцы, и ты ничего не знаешь об этом. Где моя дочь, плод моего сердца? Говори!
- Не знаю, о владыка султан, - ответил испуганный визирь. - Я говорил тебе, что этот Аладдин - злой волшебник, но ты мне не верил.
- Приведи сюда Аладдина, - закричал султан, - и я отрублю ему голову!
В это время Аладдин как раз возвращался с охоты. Слуги султана вышли на улицу, чтобы его разыскать, и, увидев его, побежали к нему навстречу.
- Не взыщи с нас, о Аладдин, господин наш, - сказал один из них. - Султан приказал скрутить тебе руки, заковать тебя в цепи и привести к нему. Нам будет тяжело это сделать, но мы люди подневольные и не можем ослушаться приказа султана.
- За что султан разгневался на меня? - спросил Аладдин. - Я не сделал и не задумал ничего дурного против него или против его подданных.
Позвали кузнеца, и он заковал ноги Аладдина в цепи. Пока он делал это, вокруг Аладдина собралась толпа. Жители города любили Аладдина за его доброту и щедрость, и, когда они узнали, что султан хочет отрубить ему голову, они все сбежались ко дворцу. А султан велел привести Аладдина к себе и сказал ему:
- Прав был мой визирь, когда говорил, что ты колдун и обманщик. Где твой дворец и где моя дочь Будур?
- Не знаю, о владыка султан, - ответил Аладдин. - Я ни в чем перед тобой не виновен.
- Отрубить ему голову! - крикнул султан, и Аладдина снова вывели на улицу, а за ним вышел палач.
Когда жители города увидели палача, они обступили Аладдина и послали сказать султану:
"Если ты, о султан, не помилуешь Аладдина, то мы опрокинем на тебя твой дворец и перебьем всех, кто в нем находится. Освободи Аладдина и окажи ему милость, а то тебе придется плохо".
- Что мне делать, о визирь? - спросил султан, и визирь сказал ему:
- Сделай так, как они говорят. Они любят Аладдина больше, чем нас с тобой, и, если ты его убьешь, нам всем несдобровать.
- Ты прав, о визирь, - сказал султан и велел расковать Аладдина и сказать ему от имени султана такие слова:
"Я пощадил тебя, потому что народ тебя любит, но если ты не отыщешь мою дочь, то я все-таки отрублю тебе голову. Даю тебе сроку для этого сорок дней".
- Слушаю и повинуюсь, - сказал Аладдин и ушел из города.
Он не знал, куда ему направиться и где искать царевну Будур, и горе так давило его, что он решил утопиться. Он дошел до большой реки и сел на берегу, грустный и печальный.
Задумавшись, он опустил в воду правую руку и вдруг почувствовал, как что-то соскальзывает с его мизинца. Аладдин быстро вынул руку из воды и увидел на мизинце кольцо, которое дал ему магрибинец и о котором он совсем забыл.
Аладдин потер кольцо, и тотчас явился перед ним джинн Дахнаш, сын Каш каш а, и сказал:
- О владыка кольца, я перед тобой. Чего ты хочешь? Приказывай.
- Хочу, чтоб ты перенес мой дворец на прежнее место, - сказал Аладдин.
Но джинн, слуга кольца, опустил голову и ответил:
- О господин, мне тяжело тебе признаться, но я не могу этого сделать. Дворец построен рабом лампы, и только он один может его перенести. Потребуй от меня что-нибудь другое.
- Если так, - сказал Аладдин, - неси меня туда, где находится сейчас мой дворец.
- Закрой глаза и открой глаза, - сказал джинн.
И когда Аладдин закрыл и снова открыл глаза, он увидел себя в саду, перед своим дворцом.
Он взбежал наверх по лестнице и увидел свою жену Будур, которая горько плакала. Увидев Аладдина, она вскрикнула и заплакала еще громче - теперь уже от радости. Успокоившись немного, она рассказала Аладдину обо всем, что с ней произошло, а затем сказала:
- Этот проклятый магрибинец приходит ко мне и уговаривает меня выйти за него замуж и забыть тебя. Он говорит, что султан, мой отец, отрубил тебе голову и что ты был сыном бедняка, так что о тебе не стоит печалиться. Но я не слушаю речей этого злого магрибинца, а все время плачу о тебе.
- А где он хранит волшебную лампу? - спросил Аладдин, и Будур ответила: - Он никогда с ней не расстается и всегда держит ее при себе.
- Слушай меня, о Будур, - сказал Аладдин. - Когда этот проклятый опять придет к тебе, будь с ним ласкова и приветлива и обещай ему, что выйдешь за него замуж. Попроси его поужинать с тобою и, когда он начнет есть и пить, подсыпь ему в вино вот этого сонного порошка. И когда магрибинец уснет, я войду в комнату и убью его.
- Мне будет нелегко говорить с ним ласково, - сказала Будур, - но я постараюсь. Он скоро должен прийти. Иди, я тебя спрячу в темной комнате, а когда он уснет, я хлопну в ладоши, и ты войдешь.
Едва Аладдин успел спрятаться, в комнату Будур вошел магрибинец. На этот раз она встретила его весело и приветливо сказала:
- О господин мой, подожди немного, я принаряжусь, а потом мы с тобой вместе поужинаем.
- С охотой и удовольствием, - сказал магрибинец и вышел, а Будур надела свое лучшее платье и приготовила кушанья и вино.
Когда магрибинец вернулся, Будур сказала ему:
- Ты был прав, о господин мой, когда говорил, что Аладдина не стоит любить и помнить. Мой отец отрубил ему голову, и теперь нет у меня никого, кроме тебя. Я выйду за тебя замуж, но сегодня ты должен исполнять все, что я тебе скажу.
- Приказывай, о госпожа моя, - сказал магрибинец, и Будур стала его угощать и поить вином и, когда он немного опьянел, сказала ему:
- В нашей стране есть обычай: когда жених и невеста едят и пьют вместе, то последний глоток вина каждый выпивает из кубка другого. Дай же мне твой кубок, я отопью из него глоток, а ты выпьешь из моего.
И Будур подала магрибинцу кубок вина, в который она заранее подсыпала сонного порошка. Магрибинец выпил и сейчас же упал, как пораженный громом, а Будур хлопнула в ладоши. Аладдин только этого и ждал. Он вбежал в комнату и, размахнувшись, отрубил мечом голову магрибинцу. А затем он вынул у него из-за пазухи лампу и потер ее, и сейчас же появился Маймун, раб лампы.
- Отнеси дворец на прежнее место, - приказал ему Аладдин.
Через мгновение дворец уже стоял напротив дворца султана, и султан, который в это время сидел у окна и горько плакал о своей дочери, чуть не лишился чувств от изумления и радости. Он сейчас же прибежал во дворец, где была его дочь Буду р. И Аладдин с женой встретили султана, плача от радости.
И султан попросил у Аладдина прощения за то, что хотел отрубить ему голову, и с этого дня прекратились несчастья Аладдина, и он долго и счастливо жил в своем дворце вместе со своей женой и матерью, пока не пришла к ним всем смерть.



1
2