Суббота, 03.12.2016, 09:42
Приветствую Вас, Гость




Абу Али ибн Сина и сумасшедший


   Во времена великого врача Ибн-Сины один почтенный житель Бухары погрузился в такую глубокую меланхолию, что стал слаб рассудком и вообразил себя коровой.
   - Смотрите, какой я жирный, - кричал он. - Ни в одной деревне нет таких больших коров, как я! Скорее обезглавьте меня и доставьте мясо повару, и он сделает из меня великолепное мясное блюдо!
   И никто его не мог убедить в том, что он не корова, а человек. Более того, вскоре он перешел в хлев, стал мычать день и ночь, приговаривая:
   - Смотрите, я худею прямо на глазах. Зарежьте же меня поскорее, пока я не потерял свой вес.
   Отчаявшись, его друзья и близкие пошли к Ибн-Сине, и несравненный лекарь просил пересказать больному следующие слова: "Жди завтрашнего дня. К тебе чуть свет придет мясник и зарежет тебя, как положено".
   Больной принял эту долгожданную весть с радостью и стал с нетерпением ожидать следующее утро.
   Ибн-Сина пришел, как обещал, и сразу спросил у больного:
   - Где корова?
   - Корова - это я, скорее кончай со мной! - ответил сумасшедший.
   Тогда Ибн-Сина связал безумца и стал тут же, изображая мясника, точить нож и ощупывать спину и бока, будто бы изучая, сколько на "корове" жира и мяса, а потом сказал:
   - Не хочу сейчас ее резать. Эта корова еще очень тощая. Пусть постоит в хлеву несколько дней, а вы ее кормите как следует. Когда она поправится, я ее с удовольствием прирежу.
   Сумасшедший не противился этому решению "мясника" и, когда его развязали и снабдили пищей, стал есть ее, заодно поглощая лекарства. Вскоре он поправился и навсегда забыл, что он был "коровою".

Возвышение Александра Македонского

   О том, как умер царь Филипп Македонский и как на престол вступил царь Александр, некогда поведал миру великий мудрец Аристотель.
   Сменив на троне отца, Александр выступил перед приближенными и свитой с тронной речью:
   - Мы все скорбим об ушедшем царе! - сказал он. - Он был нашим отцом, и моим не более, чем вашим. Поэтому я - ваш брат, и я не мыслю о главенстве над вами. Пусть ваша воля станет и моей волей. И пусть будет так: то, что для вас будет светом, будет светом и для меня, что для вас будет во вред, будет во вред и мне. Изберите же из своей среды того, кто всех лучше и мудрей, и пусть он правит народом как отец, пусть навстречу ему откроются сердца, пусть он бережет людей и будет всем примером добродетели и беспорочности!
   Выслушав эту мудрую речь, люди, пораженные умом и скромностью юного царя, вскричали:
   - Ты выше всех нас и умом, и сердцем, и только ты можешь быть нашим главой и вождем!
   И все, как один, принесли Александру Македонскому присягу на верность. Царь же в ответ принес свою клятву:
   - Клянусь всю свою жизнь идти честным и справедливым путем! Клянусь утолять сердца печалящихся и защищать людей от несчастий и бед! Клянусь жить для блага подданных и на страже прав народа, ибо грош цена тому царю, который готов ради своих целей растоптать всех и превратить в прах города и страны!
   Пусть же будут эти слова примером другим.
  
Шамс Ад-Дин Джами, Притчи

Халиф Омар Второй и его казначей

   Халиф Омар Второй, как и праведный Омар Первый, вправе жить в бессмертной славе в сердцах потомков. И вот один из рассказов о его достоинствах.
   У халифа Омара Второго было много детей, и однажды на какой-то праздник все они собрались вместе во дворце халифа. Но их настроение не было праздничным, и они приступили к отцу с упреками:
   - Ты совсем забыл о нас и о наших нуждах и занят только своими государственными делами, - говорили они. - Ты даже не замечаешь, как мы одеты. Мы уже не просим шелк, бархат или парчу, мы просим хоть какую-нибудь приличную одежду.
   Слезы детей не очень сильно подействовали на Омара, но он все же решил им помочь и обратился к своему казначею:
   - Ты можешь выделить мне на следующий месяц удвоенное содержание и за его счет устроить дела моих детей?
   А образовавшийся перерасход ты можешь разложить понемногу на последующие месяцы и таким образом вернуть долг в казну.
   - О великий халиф, - отвечал казначей. - Ты воистину вождь правоверных, но все же кто может поручиться, что ты проживешь еще хотя бы неделю. Как и всякий человек, ты можешь умереть в любой день, а как же в этом случае вернуть твой долг в казну?
   Халиф задумался и решил, что его казначей прав. И он сказал своим детям:
   - Ступайте и не ропщите на свою судьбу. Помните, что, минуя трудные пути, нельзя попасть в рай!
  
Шамс Ад-Дин Джами, Притчи