Воскресенье, 11.12.2016, 14:48
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Ноябрь » 7 » Илья Матусов-Бабич. Келтис. Через год


13:10
Илья Матусов-Бабич. Келтис. Через год

Через год



  А через год вернулся вдруг Якуш Кирив в Келтис. Да не один - с челядью новой, вооруженной до зубов и с дочерью своей единственной красавицей Ланой на постоянное житье. Первым делом захотел он поймать Анкеля, но предупредили того селяне и свинопас успешно скрылся. А барин в свою очередь заключил в сырой подвал мать свинопаса Кауху и объявил, что если не явится Анкель к нему, то пропадет его родительница без воды и пищи. Вскоре свинопас явился к барину.
- Отпущу я Кауху, если ты кое-что сделаешь для меня! - сказал Якуш Кирив.
- Выбора у меня нет, говори барин, что исполнить надо! – произнес Анкель.
- Слышал я, что близ этих мест есть гора, на той горе стоит дуб, на дубе том золотые желуди ветки клонят, а под дубом кабан Сапаран сторожем ходит. Так вот хочу я, чтобы ты кабана того извел и желуди золотые мне добыл!
  Вышел из палат Анкель, почесывая затылок, думая как ему быть, и увидал вдруг в окошке решетчатом красавицу Лану и подумал, что это затворница очередная злого барина.
- Не дело такому цветку за решеткой сидеть,- сказал свинопас,- погоди красавица и тебя я из неволи высвобожу!
   Засмеялась звонко Лана и ответствовала:
- Коли высвободишь, выйду за тебя!
   Сбросила она ему платочек и помахала вослед рукой, а он, гоня впереди свинью, отправился исполнять барское поручение.
   Вот взошел он на гору и, спрятавшись в кустах, узрел дуб с золотыми желудями и кабана во страже. Тот бегал вокруг дуба и грозно хрюкал. Выпустил тогда Анкель свинью свою на лужок, а сам на дерево взобрался и стал глядеть, что будет. Увидел кабан свинью и остановился как вкопанный. Еще не приходилось ему встречаться с себе подобными. И тем более со свиньями женского полу. Стал он осторожно подходить к ней, вдыхая ее запах. А свинья, заинтересованно похрюкивая пошла вокруг дуба. Кабан пустился рядом. Спустя некоторое время, когда Анкелю стало видно, что кабан окончательно познакомился со свиньей, и что теперь для него существовала только одна она, свистнул тем особым свистом, которым созывал своих пасущихся свиней собраться. Услышав этот свист, свинья побежала в его сторону и скрылась в кустах. А кабан, посмотрев прощально на дуб, побежал догонять ее. Когда они скрылись в лесу, Анкель спустился с дерева, сбил палкой золотые желуди и, собрав их в мешок, вернулся к барину. Обрадованный Якуш Кирив забрал наживу и выпустил его мать.
- Отпусти барин и вторую пленницу! – попросил свинопас.
- Какую еще вторую пленницу? – спросил озадаченно барин.
- Ту, что за решетчатым окном сидит!
   Смекнул Якуш Кирив, что речь идет о его дочери и решил сыграть на этом.
- Отпущу, если ты для меня кое-что сделаешь! Слышал я, что в лесу близ этих мест на ветке могучей улей золотой висит, а возле улья того медведь Карху сторожем сидит! Так вот хочу я, чтобы ты медведя того извел и улей золотой мне добыл!
   Вышел из палат Анкель, почесывая затылок, и услышал голос Ланы:
- Когда же ты меня освободишь?
   Поведал тогда ей свинопас, что просил за нее у барина и что уговорились они об освобождении, если выполнит он его поручение - золотой улей добыть у которого медведь сторожем.
- Держи, - сказала Лана и сбросила два горшочка,- медом из одного горшочка угости медведя, а второй горшочек в улей опорожни.
   Сломал себе Анкель рогатину длинную, пришел на место, затаился в кустах и видит ветку могучую с золотым ульем и Карху сторожем. Поместил он первый горшочек на рогатину и протянул из кустов медведю. Тот вразвалочку подошел к горшочку и, привлеченный запахом, попробовал мед, а распробовав, съел все без остатка. Протянул тогда Анкель на рогатине второй горшочек и залил содержимое в улей. Увидев это, полез медведь, облизываясь, к улью и сбив его лапой, стал ворошить когтями нещадно. Но вдруг вылетели из улья пчелы и, зажужжав, набросились на разорителя. Карху отмахиваясь от них и не стерпев укусов, пустился наутек. Все пчелы последовали за ним. Анкель же, вышел из кустов и, обвязав улей веревкою, притащил его к барину.
- Отпускай барин пленницу! – сказал свинопас.
- Не отпущу, потому что она не пленница, а дочь моя родная! – ответил ему Якуш Кирив и, позвав Лану, рассказал ей, смеясь, как провел он Анкеля.
   А та ему и говорит:
- Пообещалась я, что выйду за него, коли он поручение твое исполнит!
- Что? - воскликнул в ярости барин, - Без отцова благословения?! За свинопаса замуж?!
- А что? – отвечает ему дочь, - Приданное Анкель уже добыл – вот желуди золотые, вот улей золотой! Бедными не останемся!.. А если не выйду за него, тогда руки на себя наложу!
   Помолчал Якуш Кирив и, обдумав, говорит Анкелю:
- Ну, что ж, вот мое слово: есть в болотах близ этих мест цветок Послушания  – добудешь мне его, тогда выдам дочку за тебя, свадьбу громкую устрою и приданным не обделю!
   А задумал барин хитрость провернуть – сделать завар из цветка и напоить им свинопаса, дабы он от волшебных свойств того стал послушным и беспрекословным.
   Вот отправился Анкель в путь и первым делом решил он явиться к Амме сказительнице, чтобы она указала, где искать цветок Послушания. Та встретила его такими словами:
- Знаю, зачем пришел ты добрый Анкель! И как найти цветок Послушания и не сгинуть в болоте я тебе расскажу! Как стемнеет, пойдешь к месту смрадному, там увидишь огоньки, то кикиморы будут тебя в трясину заманивать. В той трясине черт Пахалайн живет. Он тебя оседлает яко коня и станет на тебе верхом ездить до первых петухов. Будет он тебе говорить идти направо, ты иди налево, будет тебе говорить идти вперед, иди назад. А как прокричат первые петухи, спрыгнет черт с тебя и там, где он нырнет и исчезнет, окажется цветок Послушания. Куда он смотрит,
  там значит и земля твердая – по нему из места гиблого и выберешься.
   Поблагодарил Анкель сказительницу и, как только стемнело, отправился к болоту. Увидел он вскоре огоньки кикимор и стал пробираться к ним. Вот добрался свинопас до трясины, с первым шагом провалился по колено, со вторым шагом погрузился по пояс, а с третьим шагом запрыгнул на него, откуда ни возьмись черт и сказал ему:
- Помогу я тебе выбраться, добрый человек – иди вперед!
   Э, нет, думает Анкель и повернул назад.
- Теперь иди направо! – повелел ему Пахалайн, но когда свинопас пошел налево, воскликнул, - Что же ты, где право, где лево не знаешь?
- У нас у людей все не так, как у вас чертей! – ответил ему на это Анкель.
- Хорошо, - говорит ему черт,- значит, иди сейчас на свое лево, то бишь на мое право!
   Э, нет, думает Анкель и пошел вперед. А Пахалайн ему кричит:
- Да какое же это твое лево или мое право?! Это совсем другая сторона! Зачем ты вперед пошел?
- У нас у людей все не так, как у вас чертей! – повторил свинопас.
- Иди значит, по-вашему, по людскому! – говорит черт.
Э, нет, думает Анкель и вовсе остановился. А Пахалайн ему:
- Что же ты не идешь?
- У нас у людей все не так, как у вас чертей! – в третий раз сказал свинопас.
   Что бы ни говорил чёрт, всё Анкель делал наперекор. Намучился с ним Пахалайн и, не дождавшись криков первых петухов, спрыгнул со свинопаса, нырнул в болото и на месте том оказался цветок Послушания. По тому направлению, куда он указывал и выбрался Анкель на твердую землю.
   Воротился он к барину и отдал ему цветок. Тот на радость дочери и свинопаса назначил в тот же день свадьбу громкую. Расставили слуги столы в поле, накрыли их скатертями с яствами и винами. Созвали всех жителей Келтиса от мала до велика и устроили пир. Сам же барин приготовил тайно завар из цветка, и подлил его во время пиршества Анкелю в кубок.
- Выпьем же, друзья мои! – крикнул Якуш Кирив.
   Выпил свинопас это зелье, да захмелел.
- Что ты больше всего любишь, Анкель? – спросил его барин в тихой беседе за столом.
- Люблю я смотреть на суженую мою Лану, как на небо чистое! – ответил ничего не подозревавший Анкель.
- Так слушай же меня! – сказал ему Якуш Кирив, -  Повелеваю я тебе впредь и навсегда не смотреть на Лану, как и на небо, замолчать и не двигаться с этого места!
- Слушаюсь! – вдруг сказал свинопас и перестал любоваться Ланой и смотреть на небо, так и остался сидеть за столом, молча повесив голову и глядя в землю.
- Что с тобой, Анкель? – спросила его Лана,- Почему ты не смотришь на меня?
   Ничего не ответил ей свинопас и не взглянул на нее.
- Неужели не мила я тебе стала? – воскликнула с горечью барская дочь, но все так же молчал Анкель и не поднимал взора.
- Время молодым идти в опочивальню! – сказали бабы, но не сдвинулся с места свинопас, и рассердившаяся невеста ушла одна в палаты, плача и негодуя.
   К вечеру разошелся народ, а на следующий день, выглянув из окошка, увидела Лана, что Анкель на том же месте сидит на лавке, а рядом его мать Кауха поит его водою. Поняла она тогда, что неспроста это все и, добежав до них, спросила:
- Что же это? Околдовал его кто-то?
- Не иначе колдовство! – сказала Кауха, - Вот что, Лана! Пойду я к сказительнице Амме, чтобы помогла она нам определить причину странности этой, а ты оставайся с ним!
    К вечеру вернулась Кауха с Аммой и та запела:

Приготовил барин зелье...
Зелье непростого свойства -
Выпьешь этого завара,
Будешь подчиняться воли.
На вчерашней громкой свадьбе
Барин хитрою рукою
В кубок подмешал завару…
Выпил зелье бедный Анкель,
Подчинился барской воли
И теперь ему на Лану
Не взглянуть веселым взглядом.
Не смотреть ему на небо,
Не сказать и полуслова
И молчать остаток века,
Шаг ему не сделать с места,
Не обнять свою супругу.

- Как же его избавить от неволи этой? – спросила Лана.
- Если барин вновь повелит ему смотреть на тебя, на небо, говорить и двигаться, тогда он и избавится! – сказала Амма.
   Прибежала Лана к отцу своему и стала просить за Анкеля, но тот на все ответил отказом и заточил ее в палату, убрав  предварительно все веревки и все острое.
- Все что я делаю - это для твоего же блага, доченька! – сказал Якуш Кирив, закрывая дверь на замок.
   Не дождавшись возвращения Ланы, по настоянию Аммы пошла Кауха под окошко светлицы барской. Там кинула она камушек в ставню и в проеме появилась затворница.
- Есть способ у Аммы, дающий возможность соединиться вам с Анкелем! – сказала Кауха.
- Какой же? – спросила с надеждой Лана.
- Амма может превратить тебя во что-то существенное и, тем самым ты сможешь быть с Анкелем рядом!
- А во что?
- Это ты должна определить сама!
   Подумала немного Лана и сказала:
- Я согласна!
   На следующий день, чтобы выбраться из неволи признала она отцову правду. И Якуш Кирив, видя нужное ему расположение дочери, выпустил ее из-под замка. Лана, недолго думая, сбежала к Анкелю, где уже вовсю готовилась Амма, которая мигом отрезала прядь ее волос и бросила их в бурлящее варево.
- Надумала ли ты во что хочешь быть превращена? – спросила сказительница.
- Да,- ответила Лана,- в озеро, чтобы Анкель смог смотреть на меня и видеть в моем отражении небо!
   И когда приготовилось варево, то выпила она из поднесенного ей ковша и растеклась озером, обняв небольшой островок, где на краю сидел и любовался ею Анкель.
   Со временем пустил он корни в землю и превратился в дерево пайю. Там он и поныне смотрится в озерную гладь в местах, где названия тех мест уже другие.

Категория: Сказки Ильи Матусова-Бабич | Просмотров: 1179 | Добавил: skazochnik | Теги: сказка, авторская сказка | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]